Одна сплошная Украина…

Человек слова и дела

Соседняя и не чужая нам Украина планомерно и неуклюже сходит с ума уже четвертый год и… Ну, никак не могу смириться с сопровождающими процесс очевидной деградации воинствующим невежеством и агрессивным нигилизмом. Хотя… В одном с нынешними украинизаторами готов согласиться на все сто: сквозь призму исторического процесса границы современной Украины и в самом деле выглядят скромненько. И одними только Кубанью, Ростовской и Воронежской областями масштаб амбиций тут не измерить. Берите больше, панове! Но на большее, тем не менее, «нерабы» не замахиваются. И, уверен, не будут. Ведь тогда глупость каждого украинизатора станет видна. Думаю, читатели со мной тоже согласятся. Следите за рассуждениями.

 

Мы живем в такое время, когда можно все. Например, можно найти корни современного украинства в Трипольской культуре, можно даже объявить протоукраинцем самого Иисуса Христа… Но невозможно не согласиться с тем, что когда-то ни «укров», ни «москалей» еще не было и в помине. Когда-то все мы были славянами, отличавшимися, впрочем, диалектами: кратко акающий—антский и протяжно окающий—венедский. На это обратил внимание еще Геродот, обнаруживший, что западнее скифов живут анты, а еще западнее—венеды.
Анты тогда населяли Карпаты и Балканы, а венеды обосновались в Северной Италии, на берегу Адриатики и в Альпах. В память о тех временах Северная Италия и поныне называется Венетой, а Венеция по-итальянски пишется Venedia. Во II веке н.э. венедам надоели утеснения Рима. И они ушли. Малая часть за 600 лет до норманнов перебралась в Нормандию, а большая—осела на берегах Балтики. После нашествия венедов у древних германцев появилось не характерное для их языка славянское слово «море». Померания—это поморье.
Восточные венеды заселили район Пскова и Новгорода, потеснив чудь (чужих людей). В эстонском (чудском) языке русских, надо полагать, по рудиментной памяти, называют «венетами», а Россию—«Венетсаа».
Ко времени призвания Рюрика расселение славян было такое: окающие венеды—на Севере, а акающие анты заселили освободившийся от ушедших готов бассейн Днепра. И стали они промеж собой жить не только по-соседски, но и по-братски. С учетом специфики того не очень-то гуманного времени. Современные украинизаторы объявили Россию державой-агрессором, в общем-то ничем не подтверждая этот заезженный тезис. Помогу им. Агрессий было три. Сначала новгородский князь Олег прибыл с дружиной под Киев, вероломно убил тамошних князей Бориса и Глеба и объявил Киев своей столицей и «матерью городов русских».
Потом опять же новгородский князь Владимир захватывает Киев, убивает брата Святополка и вместо него становится киевским князем.
Но самые катастрофичные последствия для украинских историографов имела третья агрессия, учиненная новгородским князем Ярославом. По традиционной схеме он вторгается в Киев, убивает брата Ярополка и садится на его место. Не доверяя «киянам», говорившим тогда на акающем антском диалекте, новый князь организовывает их массовое переселение на северо-восток, в район Ярославля и Костромы. А Киев, соответственно, массово заселяет верными ему новгородцами, носителями окающего произношения.
Тогдашние новгородцы, к слову сказать, были весьма легки на подъем. До Киева они уже заселили Нижний Новгород, Усолье и даже берега Белого моря (Поморье). Неудивительно, что помор Михайло (не Михаил) Ломоносов писал теми же выражениями, что и Григорий Сковорода. Привожу попарно венедские и антские словечки: золото—злато, работа—робота, волога—влага, якобы—как бы, голова—глава (отсюда—головной, главный), нрав—норов, володети—владеть. Если бы Бологое заселялось не из Новгорода, а из Киева или Рязани, то оно называлось бы Благое… В таком контексте неудивительным видится то, что и современные горьковчане, пардон, нижегородцы, окают так же, как жители окрестностей Киева или (страшно сказать для озабоченных украинством патриотов) Черкасс.
А ушедшие из Киева анты унесли на северо-восток не только свой диалект, но и былины про свою прародину—стольный град Киев и про князя Владимира Красное Солнышко. Новгородские вселенцы в Киев этих былин не знали, что позволяет достаточно точно установить время переселения. В былинах много сказано о печенегах и ничего—о половцах. При Ярославе печенегов сменили половцы, которые доходили до Киева, но не доходили до Ярославля.
Вот и получается… Крамола получается! Современную Киевщину населяют в значительной степени потомки «загарбныкив»—россиян-новгородцев. Но тише: это страшная тайна, которую современные украинизаторы и пытаются скрыть всеми силами от замордованного официальной пропагандой населения. Думаю, ничего у них не получится. В силу непрерывного исторического процесса уж очень похожие люди живут в двух соседних странах. Гораздо легче находить меж ними общее, чем отличное.
Ну и в заключение о Великой (от края и до края) Украине. Слово и правда древнее. Когда Киев был центром, то земли у края так и назывались—украина. Например, Рязанская украина… А когда Москва стала центром, то «украины» стало много. Много больше! Донская… Яицкая… Терская… Даже Астраханская украина. Почитайте словарь Даля. Там этих украин…Чем не объекты для новых притязаний, а?
А в общем… Понятно же, что все, что происходит сейчас на Украине в контексте реального исторического процесса,—абсурдно. Но, увы, пока не весело. Пройдет?

 

А. КАРЕТНИКОВ.

Другие статьи этого номера