На Пролетарской, 38, все… против одного

На Пролетарской, 38, все… против одного

Почти три года у жителей дома № 38 на улице Пролетарской каждый день—как День сурка. К их МКД все ведомства проявляют огромный интерес. Идут бесконечные суды, пересылаются многочисленные письма, даются интервью. За это время старшие по дому получили, без преувеличения, по высшему юридическому образованию. При этом официальные структуры—на стороне жильцов, но никто почему-то не может справиться с двадцатилетним с «хвостиком» москвичом Романом.

 

Вот уже больше 30 месяцев он «терроризирует» 200 человек многоквартирного жилого дома 1971 года «рождения», в котором уже пошли трещины, частично отключилось отопление, закрыт доступ к коммуникациям, оголился фасад. В феврале 2016 года в «Славе Севастополя» вышла статья «Дом без балясин»—балясины уничтожил юный строитель. В тексте говорились, что дом может рухнуть, ситуация крайне серьезная. Прошло почти два года, но стало только хуже. Любые катаклизмы могут привести к непоправимой трагедии.
Еще три года назад молодой Роман Усов начал строительство тренажерного зала, фитнесс-центра с бассейном и сауной в так называемом бывшем магазине-«стекляшке», встроенном в дом № 38 на ул. Пролетарской. Видимо, планировалось что-то очень грандиозное—за год строятся даже жилые дома, а тут активные работы ведутся каждый день. Но пока фитнесс-центра не видно, зато следы строительной деятельности можно заметить даже невооруженным глазом. Звонок корреспондента «Славы Севастополя» застал жительницу дома Елену Чумак в МЧС.
—В квартирах и подъездах пошли трещины, «прорвало» бетон вокруг здания,—пояснила Елена Чумак.—Боимся обрушения дома—все-таки старый. Ситуация намного серьезней, чем два года назад. Роман Усов подкопал фундамент, при этом никто с ним не может справиться: полтора года у него длился суд со «Стройнадзором». С марта в нашем доме скачет напряжение в сетях: выключаются телевизоры, сгорают холодильники. Мы сначала ничего не поняли, не могли найти причину. В 52-й квартире сгорел холодильник, а там живет 83-летний дедушка. Вызывали сотрудников ГУПСа, но потом в 48-й квартире сгорела вся аппаратура—бойлер, освещение, пьеза на газовой плите. Человека к тому времени 4 дня не было дома. Когда же он появился, то увидел, что выгорела кухонная розетка, газовая плита нагрелась. А сам хозяин, «спасая» квартиру, получил серьезный ожог. Он написал в ГУПС-1 заявление—безрезультатно. В итоге за деньги вызвали электрика, который сказал, что на линии кто-то незаконно подключен. Так и оказалось—Усов не считается ни с кем.
По словам Елены Чумак, целый день в доме—строительный шум. И никто не может понять, что можно такое строить в течение стольких лет. Когда же «энтузиаст» стал «выбивать» межпанельные швы, жильцы всего дома сидели на улице, так как в квартирах находиться было невозможно. Вызвали «Роспотребнадзор», который зафиксировал многократное превышение допустимого уровня шума. И все. Сделать что-либо еще ведомство было «не уполномочено».
Как сообщил «Славе Севастополя» старший по дому Дмитрий Остановский, комиссия «Севстройнадзора» выдавала Усову предписание о прекращении работ, дело рассматривалось в суде. «Жилнадзор» потребовал вернуть фасад в первоначальное состояние—недаром ведь Елена Чумак ходила в жилинспекцию каждую неделю. Приезжали представители ОНФ, пообещали передать дело в Следственный комитет, заглядывали и депутаты заксобрания.
—Напряженность ситуации нарастает волнообразно, но Усов упорно продолжает делать свое дело,—пояснил Дмитрий Остановский.—Строительные работы так и продолжаются, он незаконно подключается к свету, воде. Все решается через суд, а суды длятся долго, и их было много. Роман Усов судился с «Росреестром», «Водоканалом». Сейчас Усов пытается отсудить террасу у Елены Чумак. Он сделал стену из кирпича, залил бетоном—и колонна треснула. Два раза Усова штрафовали на смешные суммы—не больше 5 тысяч рублей. В нашем доме частично нет отопления, света, Усов заявил о том, что будет подключаться к канализации.
Еще в начале 2016 года Дмитрий Остановский рассказывал «Славе Севастополя», что в доме и до этого были проблемы с коммуникациями: дом все-таки не новый, нагрузка на канализацию большая. В третьем подъезде «бизнесмен» сразу демонтировал стену и перекрыл полностью доступ к сетям. На возражения жильцов гражданин Усов внимания не обратил и выполнил работы в помещениях, ему не принадлежащих, так как в подвале расположены узлы распределения водоподачи и теплоснабжения на подъезд. Во время холодов в доме перемерзли трубы, жильцы вызвали управляющую компанию. Естественно, они ничего не смогли сделать—к трубам не подобраться.
По словам жильцов дома, богатый москвич явно занимается самозахватом: вывел козырьки за территорию, уж точно ему не принадлежащую, «обосновался» на крыше здания, которая ему не принадлежит. Так вышло, что крыша бывшей «стекляшки» также встроена в часть дома на уровне второго этажа– к примеру, окна квартиры Елены Чумак имеют выход прямо на нее. Но новый «хозяин» и его рабочие и эту крышу облюбовали. И начали надстраивать на ней новый этаж. На этой неделе должен состояться суд: Роман Усов хочет доказать, что это он имеет право на террасу, а не Елена, которая, оказывается, теперь должна «вырубать» себе другой выход из квартиры.
—Когда я попыталась поговорить с Романом, чтобы найти какой-то компромисс, он мне сказал: «Не устраивает—продавайте квартиру, вы ее и так за бесценок продадите». А мы ведь пытались с ним нормально общаться,—рассказала Елена Чумак. Теперь в ее голосе чувствуется отчаяние—по сути, она просто так в любой момент может лишиться части квартиры.—Проблема в том, что у нас сейчас нет государственной экспертизы, а у Усова—свой эксперт, хорошие юристы. Мы хотим добиться встречной экспертизы, готовы искать эксперта уже на «материке».
По словам Елены Чумак, терраса—общедомовое имущество, но владельца «стекляшки» такие нюансы, как в целом и права собственности других людей, не останавливают. Владельцу «стекляшки» и подвалов стало тесно в пределах одного дома. Он спокойно «зашел» за территорию ТОСа. Пригнал трактор, перерыл автостоянку—в ноябре «Слава Севастополя» опубликовала фотофакт «Когда личное убивает общественное». На фотографиях четко видны последствия от попыток добыть воду из старых коммуникаций близлежащих домов. По бывшей парковой зоне, идущей вдоль дома на улице Правды, 31, к дому № 29, была проложена траншея к двум канализационным колодцам. При этом были разрушены прогулочная зона и оба колодца. В мае у подрядчика отозвали лицензию, но оба колодца остались зиять пустотой и металлическими штырями. Провалы тут же заполнились мусором, что в октябре привело к засору и отключению микрорайона от водоснабжения. Дворы трех домов так и стоят разрушенными.
—Мы выяснили, что приватизация и продажа нежилых помещений нашего дома была проведена незаконно,—говорит Елена Чумак.—Мы просим провести мероприятия по возврату помещений в собственность города. МЧС мы просим признать аварийность части МКД и остановить реконструкцию помещений, а также провести прокурорскую проверку и открыть уголовное дело.
Жильцы дома № 38 все-таки надеются на законное решение проблемы и продолжают писать письма во все ведомства. «Незаконная приватизация и реконструкция нежилых помещений привели к аварийному состоянию части жилого дома, захвату общедомового имущества, незаконным пристройкам к многоквартирному дому, к отсутствию доступа к инженерным коммуникациям. Нарушены не только интересы и права граждан, есть прямая угроза жизни и здоровью людей, обрушению жилого дома.
Жилой дом не имеет подвала или полуподвала. Все инженерные коммуникации многоквартирного дома проданы в частную собственность. Кроме того, возможность устройства локальной канализации для эксплуатации нежилых помещений отсутствует. Нежилые помещения проданы вместе с собственниками квартир. Выступающая за габариты основного здания часть нежилых помещений по документам не имеет конструктива крыши. Крышей этих помещений является эксплуатируемая общедомовая терраса. Также во время приватизации незаконно было изменено назначение «торговых площадей» помещений на «площади общего пользования», что повлекло реконструкцию первого этажа многоквартирного жилого дома и привело к аварийному состоянию части здания 1971 года постройки. С момента получения права собственности на нежилые помещения по настоящее время Усов Р.С. производит незаконные строительные работы без соответствующих проектов и разрешений».
В письмах говорится, что внутри нежилых помещений демонтированы несущие конструкции жилого дома, а также увеличен вес строительных конструкций более 300 тонн без расчета допустимых нагрузок на старые фундаменты, лопнули несущие колонна и ригель, но «Роман Усов скрывает эти факты под предлогом проведения работ по усилению несущих конструкций».
Тем не менее жильцы дома все еще верят в справедливость, хотя «все уже на грани». В этой ситуации удивляет, даже пугает больше всего какая-то беспомощность и несогласованность ведомств, каждое из которых признает правоту жильцов, но сообщает, что оно «не уполномочено». При этом когда дело касается простого жильца квартир—суды и штрафы не заставляют себя долго ждать, а здесь, когда ситуация очевидна и чудовищна, никто не может остановить незаконные действия одного человека. Тогда возникает логичный вопрос: «Кто он?» И почему две сотни севастопольцев, живущих в доме на улице с говорящим названием, никто не слышит или слышит, но ничего не может сделать?

 

Анна БРЫГИНА.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера