Человек, который сохранил «Славу»…

Как там по минимуму? Настоящий мужчина должен за свою жизнь посадить дерево, построить дом, вырастить сына… У многих и правда получается. Вот только… Никогда не задумывались: почему при таком, в общем-то, оптимистичном раскладе истинная мужественность в нашей повседневной жизни встречается все реже и реже? Не оттого ли, что уходит из страны (а вдруг и совсем уйдет?!) глубинный смысл мужского целеустремленного деяния и… Тот, кто представляет последствия, эту утрату ощущает особенно остро: сегодня город и флот прощаются с председателем общественной палаты Севастополя контр-адмиралом Евгением Георгиевичем Халайчевым…

 

И в Севастополе, и на Черноморском флоте Человек, который сохранил «Славу»...Евгения Георгиевича лично знали не сотни, а, как минимум, тысячи людей. Что естественно, по крайней мере, по двум причинам. Первая—вполне себе объективная. После окончания нахимовского училища в Ленинграде поступил в Севастопольское высшее военно-морское училище им. П.С. Нахимова и с тех пор (с 1969 года) с Черноморским флотом не расставался. «Для меня флот и Севастополь—вся моя жизнь,—признался он в одном из прошлогодних интервью.—Другой не знаю и не хочу».
Сказал так, что вроде бы сам собой напрашивающийся для уточнения вопрос «Что бы изменили в своей жизни, если б была такая возможность?» по определению выглядит не просто неуместным… Глупым! Ни в жизни, ни в службе у Халайчева черновиков не было. Сразу—набело! И это вторая, уже субъективная причина широкой известности «Халая» на флоте (так за глаза, разумеется, но с огромным пиететом, даже с любовью, называли Евгения Георгиевича подчиненные). Никто теперь и не скажет, когда на такой манер «перекрестили» старшего начальника. Да, считай, всегда так было… Надежный. Компетентный. Справедливый. Причем в равной степени это относилось и к Халайчеву-командиру, и к Халайчеву—боевому товарищу.
На первый взгляд, более чем парадоксальная ситуация: ведь командиром он был жестким, в вопросах службы, пожалуй, даже бескомпромиссным… Вот каким увидели сослуживцы нового старшего помощника командира крейсера «Слава» (нынешний флагман флота крейсер «Москва) капитана 2 ранга Евгения Халайчева, в недавнем прошлом командира легендарного «Скорого»: «Организацией службы на корабле сразу начал руководить железной рукой. Времени на просиживание штанов в каюте не имел. Был везде, видел и знал все, от него не могло укрыться не только ни одно разгильдяйство, но и ни одна нестриженность.
Если после сдачи своего дежурства офицер мгновенно не «умирал» до утра, а еще пытался сойти на берег, значит, дежурил тот безобразно, дежурство надо повторить в ближайшее время и присмотреться к этому дежурному следует самым пристальным образом. Таков был критерий. Справедливый—все как-то безоговорочно это принимали. Потому что такими же мерками он мерил и свою службу».
Автору этих строк тоже доводилось по жизни неоднократно пересекаться с Евгением Георгиевичем. Когда он был помощником командующего Черноморским флотом—начальником Севастопольского гарнизона ЧФ РФ. Когда стал координатором по взаимодействию с органами военного управления ЧФ в представительстве «Россотрудничества». Когда возглавил общественную палату Севастополя… Однозначно могу сказать то, что говорят все: в каждый из этих периодов дело приходилось иметь с одним и тем же человеком. Динамичным. Профессиональным. Открытым. Веселым. Общительным. Словом, очень простым и понятным человеком. Короны на нем точно никогда не было. Что, опять же халайчевский парадокс, еще четче отчерчивает (простите уж некоторую, но, как мне кажется, в данном случае уместную тавтологию) структуру и масштаб Личности. Не каждый на его месте избежал бы «звездной болезни».
Ведь, как совершенно справедливо заметили сослуживцы, «времени на просиживание штанов в каюте Халайчев не имел». А времена в период его службы выпадали всякие. В том числе и лихие, и героические…
Старшие поколения, конечно, помнят, как гордились мы стремительным броском наших десантников в тогда еще югославское Косово. Американцев опередили… Так вот, Халайчев тогда организовывал и руководил переброской десантных сил РФ на больших десантных кораблях из порта Туапсе через порт Салоники в г. Косово. Правда, ничего, кроме морального удовлетворения, мы тогда не получили. Но Евгений Георгиевич в этом уж точно не виноват.
А вот «Славу» для российского Черноморского флота он сохранил. Находясь, как принято говорить (а так и было на самом деле), во враждебном окружении и будучи отрезанным от главных сил флота, командир бригады надводных кораблей, старший морской начальник ЧФ РФ в г. Николаеве (1991-1992 гг.) Е. Халайчев благодаря выдержке и личному мужеству не допустил захвата крейсера «Слава» военно-служащими вновь создаваемых ВМСУ. Хотя дело тогда дошло до того, что, как гласило заявление пресс-службы КЧФ, «вооруженный украинский автоматчик преграждает путь командиру Николаевской бригады ЧФ капитану 1 ранга Е. Халайчеву и угрожает применением оружия».
Дрогнул бы тогда старший морской начальник—и, пожалуй, флагманом на Черноморском флоте сегодня был бы не крейсер «Москва» (бывший «Слава»), а корабль поскромнее. Но, согласитесь, это не та скромность, которая бы украсила флот. Особенно в контексте современных событий на Ближнем Востоке.
«Есть «паркетные» адмиралы, а есть такие, как Евгений Георгиевич,—поделился жизненным опытом заместитель председателя общественной палаты Севастополя О.М. Гасанов.—Вот они служат не ради больших звезд и высоких наград. Просто берут на себя столько, сколько могут вынести. И выполняют свой долг на таком уровне, что всем очевидно: ну не обойтись без них флоту! Правда, таким адмиралам никто и не завидует…»
Это, наверное, довольно близко к истине. Или мне так повезло. Завистников и злопыхателей при жизни Е.Г. Халайчева и в самом деле встречать не доводилось. А вот ряды доброжелателей и после того, как в 2008-м снял погоны (но не перестал быть действующим адмиралом), явно и очевидно множились.
За него сейчас молятся в Севастопольском благочинии. При его самом непосредственном участии как глубоко верующего человека и вице-президента Фонда социально-экономического развития Севастополя восстановлены храм Семи Священномучеников Херсонеских и здание воскресной школы Свято-Владимирского собора.
О нем с огромным уважением вспоминают активисты «Крымской весны». В 2014 году Халайчев сыграл важную роль в координации действий военнослужащих Черноморского флота, казаков-добровольцев и местных ополченцев. В том, что все обошлось без крови, но с высокой результативностью, есть немалая личная заслуга Евгения Георгиевича. Как следствие—к двум орденам «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» (II и III степени) добавился и более чем уместный орден Дружбы…
Таких людей (здорово, что такие никак не переведутся!), как Е.Г. Халайчев, можно охарактеризовать одной фразой: настолько надежны, что предсказуемы. И все же, может быть, в первый и, увы, точно в последний раз он удивил всех, кто его достаточно хорошо знал. Никто не предполагал, что этот очень спортивный, динамичный, целеустремленный человек так рано и так внезапно уйдет из жизни… Сгорел… Но его свет и его тепло остались с нами. И будут помогать и поддерживать еще очень долго. Пока жива память…
Ну а напоследок не могу не процитировать строки одного из последних интервью председателя общественной палаты Севастополя Е.Г. Халайчева. Звучат как завещание: «Бюрократия—это огромная помеха. Но в то же время все зависит от личностей. Есть люди инициативные, есть отбывающие номера, есть душевные, а есть бездушные. Вот эти «номерные» и бездушные и создают нервозность и какое-то всеобщее неудовлетворение. Можно все сделать, если серьезнее и конкретнее заниматься вопросами. Надо говорить с людьми. Но чиновники прячутся от всех в кабинетах. Многое упирается в бездушие. Мы потеряли духовную близость. Безнадежно? Нет, я оптимист. Во время одной из поездок в Москву был крайне удивлен тем, насколько хорошее отношение людей друг к другу, насколько уровень вежливости вырос. Вам все покажут, объяснят и проводят, если надо. Москва на глазах меняется. Раньше и Севастополь был городом образцового порядка и культуры. Возродить в севастопольцах все их лучшие качества—вот что входит в число наших приоритетных задач».
Евгений Георгиевич верил в Севастополь и севастопольцев… Честь имеем?

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.
На снимке: Е.Г. Халайчев.

 

____________________________________________

Ушел из жизни истинный патриот России

17 ноября 2017 года на 67-м году скоропостижно скончался председатель общественной палаты Севастополя контр-адмирал запаса Халайчев Евгений Георгиевич.

 

Истинный патриот России, он всю свою жизнь посвятил служению Отечеству. Военную службу Евгений Георгиевич начал курсантом Черноморского высшего военно-морского училища имени П.С. Нахимова, после окончания которого проходил службу на кораблях и в воинских соединениях Черноморского флота России. Из рядов Вооруженных Сил уволился в запас с должности помощника командующего ЧФ—начальника Севастопольского гарнизона, но и после увольнения его жизнь была тесно связана с флотом: до последнего дня он был инспектором группы инспекторов управления Черноморского флота. С 2012-го по 2014 год был координатором по взаимодействию с органами военного управления ЧФ в представительстве «Россотрудничества» в Симферополе. В период «Русской весны» Евгений Георгиевич координировал действия отрядов самообороны.
Евгений Георгиевич занимал активную жизненную позицию: возглавлял общественную палату Севастополя, участвовал в становлении гражданского общества в нашем городе, проводил работу по пропаганде спорта и патриотическому воспитанию молодого поколения. Он был скромным, душевным и отзывчивым человеком, всегда готовым откликнуться на просьбу и прийти на помощь другому.
Заслуги Халайчева Евгения Георгиевича по праву отмечены высокими государственными наградами—орденами и медалями.
Скорбим в связи с преждевременным уходом Евгения Георгиевича, выражаем искренние соболезнования его родным и близким.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера