Фрагменты славной летописи города-героя

Рубрику ведет Валерий Шаталин (материал опубликован в октябре 1998 года).

 

«Город страданий и жертв, крепость любви и славы русской…»

«В связи с сокращением Черноморского флота после Крымской войны героев обороны Севастополя, направлявшихся к новому месту службы, с большим почетом встречали во многих городах и селах России. Севастополь был оставлен, а как чтили героев люди русские! Расскажите об этом. Ведь как бывает обидно за наших ветеранов! Неужели мы так изменились?

М. Старковская, вдова ветерана двух войн».

 

От всего сердца, от всей широкой русской души Фрагменты славной летописи города-героячтил память павших героев и чествовал оставшихся в живых защитников Севастополя русский народ. В начале 1856 года 29-й, 32-й, 33-й, 38-й, 40-й, 41-й и 44-й экипажи Черноморского флота, защищавшие Севастополь, в связи с сокращением личного состава флота выступили из Николаева в пешем строю для следования к новому месту службы в Петербурге, Архангельске, Ростове и Астрахани.
«Это сухопутное путешествие моряков-воинов,—писал «Морской сборник»,—доставило случай русскому народу выразить им тот восторг, который наполнял русские сердца при чтении известий о ходе обороны дорогого всем Севастополя». Население благодарной России могло наконец лицом к лицу увидеть тех, кем заняты были мысли народа в течение трудных 1854-го и 1855 годов. При встрече героев с мирным населением городов и сел народная признательность выразилась в радушной готовности разделить с матросами кров, пищу, чарку водки. Предупредительность доходила до того, что многие предлагали теплую одежду, лошадей, подводы и прочее.
Вот что сообщали из Тулы, через которую экипажи прошли в феврале-марте. Их встречали многотысячные толпы населения у Киевской заставы, где, «приветствуя славных защитников Севастополя, подносили им хлеб-соль». Отсюда моряки сопровождались в город, «приглашались к угощению от городского общества»: офицеры—«роскошным завтраком», нижние чины—«водкою, булками, вареным мясом». Затем экипажи размещались по домам жителей, «где находили покой и все удобства».
В Москве торжества в честь защитников Севастополя продолжались десять дней. Вот что писал в те дни один из очевидцев: «Москва взволновалась. Все чувства, испытанные ею в продолжение рокового года, возобновились в сердце. Севастопольские моряки, что стояли одиннадцать месяцев в адском огне, что принимали на свою грудь все вражьи удары, что спасли русскую честь,—они идут, они идут, мы их увидим, обнимем, мы им поклонимся… Прошла удивительная встреча, устроилось небывалое угощение. Прекрасные минуты, высокие минуты, когда все люди разделяют одно чувство, живут одной жизнью…»
Черноморцы в знак благодарности за радушный прием подарили москвичам картину И.К. Айвазовского, изображавшую Севастополь. Ее вручил легендарный командир охотников-добровольцев, герой Синопа и обороны Севастополя Н.А. Бирюлев. В отчете об этом событии говорилось: «Картина была принесена и поднята на стену перед всеми гостями: с Черного моря виден был Севастополь, город страданий и жертв, крепость любви и славы русской, колыбель Черноморского флота».

Другие статьи этого номера