Письмо из иного мира

Посланец небесного света

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

Прошла неделя, как я вернулась из Херсона. Это была необыкновенная поездка—как бы экскурс в прошлую жизнь моего, почти незнакомого отца, причем «экскурсантом» в нее стал знакомый моей подруги. Впрочем, обо всем по порядку. Дело было прошлым летом. Ко мне в гости пришла подруга со своим кавалером, а тот немного «с приветом»: увлекается хиромантией, графологией и тому подобными «штучками». Хотя с виду вроде обычный парень, просто с гипнотизирующим взглядом зелено-серых глаз.
И вот как только Филипп (так зовут парня подруги) зашел ко мне в квартиру, он сразу весь напрягся. Сидит такой, как струна вытянувшийся, и как будто прислушивается к чему-то. Я спрашиваю Машу:
—Что с твоим кавалером такое?
—С ним бывает,—отмахнулась та.—Он говорит, что ему часто поступают сигналы из потустороннего мира.
—Такого человека даже страшно в доме принимать,—рассмеялась я.
Вернулись мы в гостиную, а Филипп подходит ко мне и торжественно так говорит:
—Со мной сейчас пытается связаться душа вашего папы. Дайте бумагу и ручку.
Я, как говорит нынешняя молодежь, «выпала в осадок», но требуемое исполнила. Сел Филипп в кресло, по лбу пот бежит, глаза закрыты…
—Задерните шторы, потушите свет,—простонал он.
Я и это сделала, хотя весь этот спектакль мне порядком надоел. И тут рука Филиппа судорожно задергалась, и по бумаге быстро побежали строчки. Я наблюдала это, а сама думала об отце (я ведь его почти не помню). По рассказам мамы, отец, когда мне было пять лет, поехал в Терновку в лес по грибы и пропал бесследно. Это была большая трагедия в семье.
Где-то полчаса рука Филиппа шкрябала по бумаге, а потом его лицо внезапно посветлело, и он встал. Подал лист бумаги, на котором незнакомым мне почерком было написано:
«Здравствуй, дорогая моя доченька! Меня долгие годы мучила мысль, что я сделал твое детство безрадостным, что росла ты безотцовщиной… хочу теперь покаяться перед тобой и твоей мамой…»
Как я поняла из содержания письма, мой отец поступил нечестно. Он действительно пошел в лес по грибы, но потом поехал оттуда к своей давней любовнице. Она жила в Херсоне. Они всю жизнь любили друг друга, но отец не мог набраться смелости и открыто порвать с моей мамой. Тогда он притворился бесследно пропавшим, сменил паспорт и фамилию. От новой жены у него родилось еще двое детей, но он всегда помнил обо мне.
Отец в письме сообщил свою новую фамилию, город и кладбище, где похоронен.
И вот я собралась-таки с духом и решила испытать судьбу: поехала в Херсон и попыталась отыскать на городском кладбище могилу Петра Николаевича Гарнина—такой оказалась новая фамилия моего блудного родителя…
Долго узнавать, где и что, не довелось. Первый же прохожий на автовокзале указал мне дорогу на старое кладбище в бывшем Комсомольском районе Херсона. К сожалению, сегодня это—заросший сорняками пустырь, многие памятники и надгробия разрушены.
И все-таки, «усладив» внимание местного сторожа десятью долларами, я с его помощью отыскала могилу моего папы. Инициалы на треснутой плите стерлись, а от фамилии остались лишь четыре буквы—«рнин».
Я положила букетик на треснувшую плиту и поразмышляла о странностях и тайнах человеческой жизни. Выходит, Филипп не придуривался…

 

Юлия Н., медсестра.

Другие статьи этого номера