Коммунальная жизнь

Есть такой фильм «Вдовий пароход», снятый по повести советской писательницы Ирины Грековой. Героини картины—пять женщин, проживающие в одной коммунальной квартире. Все они потеряли близких во время войны, пережили страшные несчастья, но продолжали жить благодаря друг другу, а свою квартиру называли «вдовий пароход».

 

События многих советских фильмов разворачивалисьКоммунальная жизнь в коммунальных квартирах. Жизнь в коммуналках не считалась чем-то сверхъестественным, а быть обладателем отдельной комнаты в городском (да еще и со всеми бытовыми удобствами) доме—даже вполне себе приличный вариант. Соседи в трудных ситуациях бросались на помощь, кто-то учил с соседским сыном-двоечником уроки, кто-то делился куском пирога, и все вместе дружно отмечали и праздники, и поминки. Или воевали и делали существование невыносимым. Соседи становились случайными членами семьи, а с семьей—кому как повезет.
«Со всеми этими людьми, соседями по квартире, выпало мне жить, и стали они мне теперь, как новая семья—одна из тех, что складывается не по выбору, а по суровому случаю,—говорит героиня Грековой.—Прежде ведь и женились не по выбору, а по сватовству, и ничего—жили. А для меня-то, вдвойне одинокой, это была единственная возможная форма семьи: если бы не она, я бы не вытянула».
Массовое распространение коммунальные квартиры получили при советской власти, когда в шикарные «барские» квартиры стали подселять представителей рабочего класса и бывших крестьян, переселившихся из села в город. Однако прообраз подобного жилья появился еще при Петре I, когда население целых деревень перемещали на строительство Санкт-Петербурга, размещая людей в бараках. В советское время жизнь в коммунальных квартирах была «слишком» на виду. Кто сколько получает, кто чем болеет, кто к кому ходит в гости, о чем ведутся разговоры—всё становилось достоянием коммунальной семьи. В 30-е годы прошлого века непорядочные соседи могли улучшить свои жилищные условия, написав донос.

 

Коммунальный ад

Сейчас трудно представить, что в современном мире кого-то устраивает жизнь в таких условиях. Тем не менее все еще есть люди, которые живут в коммунальных квартирах. Точное количество таких комнат в Севастополе назвать не смогли даже в «Севастопольстате», но в агентствах недвижимости заявили: комнат в продаже много, не менее 50 объектов на одно агентство, но даже такую скромную жилплощадь приобрести в нашем регионе не так-то просто. Одного материнского капитала недостаточно.
—Продаются коммуналки плохо, они годами могут стоять на продаже,—говорит эксперт по работе с недвижимостью Светлана Александрова.—Правда, в 2014 году комнаты покупали охотно: тогда люди вкладывались в любую недвижимость в Крыму и Севастополе, на какую хватало денег. Сейчас цены на комнаты начинаются от 600 тысяч рублей и заканчиваются 1,5 млн. Всего раскупается где-то 5-10% комнат в год от общего числа, выставленных на продажу.
По словам Светланы Александровой, на севастопольском рынке недвижимости есть хорошие комнаты, а есть и те, от покупки которых лучше отказаться, например с соседями-алкоголиками. В основном на продажу выставлены комнаты в так называемых «гостинках» или «коридорках». В «гостинках», как правило, длинный коридор и 5-6 комнат, в «коридорках»—до 12 комнат. Конечно, современные коммуналки видоизменяются—все-таки люди стараются обособиться от других. В комнатах устанавливают санузлы, душевые, мини-кухоньки—такие варианты стоят дороже. «Коммунальные» дома есть на улицах Горпищенко, Маршала Крылова, Героев-подводников и Николая Музыки. Как правило, комнаты в этих домах выделяли рабочим, и практически все они оформлены в частную собственность.
Садраддин Теймур Гусейнов, жилец коммуналки, пришел в редакцию «Славы» со своей бедой: мужчина много лет назад развелся с женой и остался в комнате (дом на ул. Горпищенко), которую почему-то не смог оформить в собственность.
—Моя жизнь напоминает ад,—говорит Садраддин Теймур.—Дело в том, что соседка по комнате явно хочет меня выжить. Я боюсь лишний раз зайти в ванную помыться или сходить в туалет, на кухню стараюсь вообще не заходить. Она такая большая, громкая, скандальная. У меня большое подозрение, что она на меня «скидывает» все коммунальные платежи: я за комнату плачу пять тысяч рублей, а она за свою, большей площади,—одну тысячу. Я даже не могу наладить свою личную жизнь: сижу тихо в своей комнате, никого не привожу в гости.
По словам мужчины, соседка взяла власть над всей квартирой. Несколько раз пыталась его избить, даже приходилось вызывать полицию. Впрочем, в полиции заявление не приняли, даже посмеялись, что, мол, мужчина боится женщины. Гусейнов пишет письма региональным властям, чтобы ему помогли переехать в другую комнату. Простой рабочий на пенсии вовремя не оформил документы, не смог как следует разобраться в жизненных нюансах и, получая скромную пенсию, недоумевает: неужели теперь всегда придется жить в таких условиях?
Кстати, санузел в коммунальной квартире всегда был «камнем преткновения»: «приличные» жильцы имели свои стульчаки, которые вешали на прибитые на стенке гвозди. А если кому-то взбредало в голову почитать в уборной книгу, то это могло стать причиной серьезного конфликта. Полностью в ванны погружались редко, только после тщательной уборки, как правило, принимали душ. Шампуни и мыло уносили в свои комнаты. По этому поводу неприятные воспоминания сохранились у другой нашей читательницы, Ольги Слободчиковой, которая два года прожила в коммунальной квартире:
—Вспоминаю о жизни в коммуналке с ужасом. Я долго не могла усвоить правила общежития. Поначалу мне мои соседи показались вполне обыкновенными: квартира всего-навсего трехкомнатная, соседи—две семейные пары, не слишком успешные в жизни. Даже подумала, что ничего страшного нет. Поначалу после принятия душа я свой шампунь оставляла в ванной комнате и никак не могла понять, почему он постепенно становится все более жидким (оказалось, что кто-то из соседей экономил свой, мылся моим, а во флакончик подливал воду). Ванна становилась грязной как-то очень быстро, а картошка и мясо из незакрытого на ключ холодильника исчезали с огромной скоростью. Но скандалить не хотелось: не подозревать же в таких мелких кражах приличную тетю Галю или скромную Свету? Тем более тетя Галя периодически угощала меня киселем или компотом, а со Светой и ее мужем мы отмечали Новый год и 8 Марта. Через два года я поняла, что лучше жить в съемном жилье, чем так. Но нам очень повезло: нашу коммунальную квартиру выкупили, а нас расселили. И я переехала в однокомнатную «хрущевку».

 

Если все-таки покупка комнаты—единственный вариант

Повезет тем, чей дом попадет под программу расселения ветхого и аварийного жилья: тогда появляется шанс стать обладателем однокомнатной квартиры в новом доме. И все же при наших ценах на недвижимость бывают ситуации, когда денег хватает только на комнату, да и то с огромным трудом. Если все-таки покупка комнаты—единственный вариант стать обладателем заветных квадратных метров, стоит прислушаться к мнению экспертов по работе с недвижимостью.
Прежде всего покупателю необходимо удостовериться в том, что комната действительно находится в собственности продавца. Для этого нужно взглянуть на правоустанавливающие документы: договор купли-продажи, дарственную, договор мены и т.д.,—объясняет эксперт.—Важный момент, отличающий покупку комнаты от покупки квартиры,—это соблюдение продавцом приоритетного права покупки. Это означает, что собственники других долей, то есть комнат в этой же квартире, имеют преимущественное право покупки отчуждаемой доли в порядке и на условиях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ.
Для того чтобы соблюсти права этих собственников, продавец комнаты должен им направить специальное извещение. Лучше всего сделать это заказным письмом с уведомлением о вручении. В извещении должны быть указаны цена и условия, на которых продается комната; соответственно, владельцы других комнат в этой коммунальной квартире могут приобрести продаваемую комнату на этих условиях. Важно, чтобы в извещениях, направленных собственникам, цена и условия были одинаковыми. Если же в течение 30 дней никто из них не отреагировал на извещение, то это приравнивается к отказу от покупки, и тогда комнату можно продавать сторонним покупателям. Однако если среди собственников других комнат квартиры есть несовершеннолетние или ограниченно либо полностью недееспособные граждане, то простого отказа их представителей недостаточно, требуется получить согласие органов опеки и попечительства.
Кроме того, специалисты советуют выяснить, что вам продают: абстрактную долю или ее эквивалент в виде конкретной комнаты. То есть имущество, равное, к примеру, 1/4 доли, или выделенную комнату с индивидуальными признаками. Лучше приобретать выделенную в натуре часть. При покупке доли надо заключить соглашение о порядке пользования, указав на комнату, которая будет принадлежать вам. При заключении договора дарения наследнику согласие соседей не требуется, но если это «человек с улицы», то такую сделку через суд могут признать недействительной.
Если собственник одной из комнат умер, то отказаться от выкупа должны наследники. У них есть шесть месяцев со дня смерти собственника для заявления правопритязаний на наследственное имущество. В случае покупки комнаты без их согласия они при желании оспорят сделку и переведут права и обязанности по ней на себя.
Впрочем, у некоторых людей о жизни в коммунальной квартире остались теплые воспоминания. И даже переехав в лучшие условия, они продолжают дружить с бывшими соседями. Снова вспоминается повесть Грековой: «Живя так долго вместе и рядом, нельзя оставаться чужими, и мы не чужие. Между соседями возникает своеобразная родственность, отнюдь не любовная, скорее сварливая, но все же родственность. Они ссорятся, оскорбляют друг друга, срывают свою нервную злобу, и все же они—семья. Заболеешь—соседи купят что надо, принесут, чайник согреют».

 

Анна БРЫГИНА.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера