Подедморозим?

«Спасибо за такой чудесный подарочек!»

На дворе—предновогодняя суета. На рынках и в магазинах многолюднее день ото дня. Усредненная стоимость одной покупки уже в начале текущей недели в целом по стране подобралась к 18 тысячам рублей. А ну, признавайтесь, чего вы там накупили для родных и близких на такую вот кругленькую сумму?!
Надеемся, наши читатели—люди с развитым чувством юмора и уже поняли, что мы это так по-новогоднему шутим. Нет, разумеется, кто-то прилаживает сейчас подарочные банты и к виллам (с двумя «л»), и к яхтам, даже к островам в каком-нибудь ближнем Прикарибье… Но такие делиться, тем более сокровенным и тем более со всеми, не привыкли, да и не любят. Поэтому, задавая читателям очередной «Вопрос в лоб» «Как вы поздравляете родных и близких с Новым годом? Как время влияло на эту традицию в вашей семье?», мы на олигархов и прочих Корейко изначально и не рассчитывали. И правильно сделали: подумаешь, остров… Разве в этом новогоднее счастье…

 

«Человек не может пребывать в состоянии непрерывного счастья,—написала в редакцию Вера Анатольевна Знаменская.—Это—эпизоды. Озарения. Мгновения. Их на самом деле немного. Легко считать. Думаю, именно в том и заключается волшебство Нового года. Итожим случаи пережитого счастья и в этом контексте рассчитываем на большее (мы же развиваемся!) в следующем году. Поэтому дарить подарки на Новый год нужно обязательно. Но не всем поголовно. И не только потому, что в наше непростое время это довольно накладно. Тут другое.
Вот говорят, что Новый год—семейный праздник. Точно, но, мне кажется, не вполне. Он еще и очень интимный. Только по-настоящему близкие люди могут понять и почувствовать «химию» новогоднего волшебства в твоей душе. И добавить туда правильный катализатор в виде уместно подобранного подарка. Необязательно дорогого по ценнику, но того, что дорогого стоит. Понятно, о чем говорю? Поэтому круг моих новогодних номинантов—он небольшой. С мужем—легко. Его вкусы не просто знаю. В какой-то степени даже формирую. Он это когда-то безоговорочно признал: «Лучше тебя мне свитер или рубашку никто не подберет. Даже я сам».
С сыном—драматичнее, а потому и интереснее. Его письмо Деду Морозу мы редактируем целый год: пристрастия у мальчишки, как и положено, весьма изменчивы. Зато на финальный отрезок марафона, примерно за две недели до праздника, он уже подходит с чувством вполне осознанной необходимости… А с сестрой мы—погодки. Другие, говорят, при таком раскладе в детстве часто дерутся, а мы, можно не скажу, сколько уже лет, живем душа в душу и как никто другой друг дружку чувствуем и понимаем.
Меня муж так хорошо не знает, как Алена. В общем, с ней совсем просто. Всегда так было. И, надеюсь, так будет.
Папы с мамой уже нет. За два дня до Нового года мы обязательно идем с Аленой в церковь и ставим свечи. В общем, это мой ближний круг, в котором я чаще всего и бываю счастлива… Еще, конечно, друзья. Их немного. Поэтому верные слова и нужные вещицы для каждого найти нетрудно. Ведь друзья потому и друзья, что весь год как-то участвуют в твоей жизни. Ну и дальний, но все равно круг, в который входят симпатичные мне люди. Которым хочется сказать спасибо за легкость в общении, за неизменно уважительное отношение, подчеркнуть, что я этим дорожу, мне это важно… Для этого зачастую достаточно и открытки. Сейчас они даже с уже готовым поздравлением… Поэтому обязательно дописываю пару живых строчек лично от себя. Мне ничего не стоит, а человеку—приятно».
«А у меня под Новый год традиционно обострилась «война» с зятем,—сообщил по телефону читатель, представившийся Виктором Ивановичем.—Никак не сойдемся в новогоднем воспитании внука. Парню еще и девяти нет, но он уже года три «точно знает», что Деда Мороза нет. Отец убедил. А вместо письма Деду Морозу они пишут «бизнес-план». На полном серьезе: «Русский язык—не ниже 4. Математика—5. Проплыть 100 метров за…» Я говорю, что нельзя лишать ребенка предвкушения чуда. А зять парирует: «Жизненный успех в мешке Деда Мороза Артем точно не отыщет. Тут надо зубками, зубками…» Вот вы спрашиваете, как время повлияло на новогодние традиции в нашей семье…» А вот так и повлияло. Но, думаю, не только в нашей. Это—общая, на мой взгляд, тенденция.
К сожалению, знание множит печали… Мне немало уже лет, но свои детские советские новые годы помню в деталях, в запахах, вкусах. Счастье само по себе—чудо. И без чуда счастья не бывает… Вот и стараюсь каждый раз подарить близким чудо Нового года. С запахом натуральной елки, с цитрусовым ароматом (специально раскладываю на батареях кожуру мандаринов и апельсинов), с засыпанными конфетти коврами… Дочь с зятем подтрунивают: «Детство все равно не вернуть». Но всем этот новогодний ералаш, вижу, нравится. А это уже мой самый главный подарок самому себе. По крайней мере, на несколько дней в нашем споре с зятем—моя правда. А значит, новогодний праздник опять удался! Надеюсь, и в этот раз так будет».
«Я вспоминаю, как мы раньше поздравляли родных и близких с новогодними праздниками,—рассказала Наталья Николаевна Пироженко.—Целый ритуал. Отец отправлял меня на почту за открытками, «какие самой понравятся». По числу родственников получалась внушительная пачка. Некоторым (наиболее близким по духу) двоюродным и троюродным братьям и сестрам поздравления писала я. Основную работу делал папа, но советуясь со всей семьей.
В «обратку» мы получали не менее внушительный ворох пестрых новогодних поздравлений. Поступали они не в один день. Почта перед Новым годом работала с напряжением, и открытки приходили еще недели две после 1 января. Из-за этого ощущение праздника растягивалось на все это время. И это было здорово! Многое из той новогодней корреспонденции у меня хранится и по сей день. А вот из тех, кто их когда-то подписывал и отправлял… Как говорится, иных уж нет, а те далече. Но если ТАМ все-таки что-то есть, то им от моей памяти станет так же тепло, как и мне самой.
И хоть мое младшее поколение называет меня «старорежимным пережитком», свои новогодние поздравления я по-прежнему доверяю только бумажным открыткам и традиционной почте. Правда, руки уже не те. Дрожат. Поэтому тексты поздравлений надиктовываю внучке Ксении. Кстати, очень приятно, что ее этот процесс ничуть не тяготит. Скорее, наоборот. Пишет и переспрашивает: «Бабушка, а этот Толя, тот дедушка Толя, что приезжал на прошлый Новый год? Тогда давай лучше вот так напишем…»
Много ли надо для счастья? Иногда достаточно найти всего несколько верных слов… Ксюша этого еще не понимает, но уже чувствует. Знаете, как приятно такое обнаружить! Все равно что подарок под елкой найти».
«Красивое поздравление всегда поднимет настроение. Почему бы и не сделать приятное человеку? Скажем, за неделю до Нового года поздравить с наступающим, ну а 1 января еще разок, уже с Новым годом,—вполне солидарна с Натальей Николаевной Таисия Пономарева.—Я родилась в 1978 году. Кое-что из советского прошлого застала и помню. У нас обязательно дарили детям подарки родители, бабушки-дедушки, родственники, друзья родителей. Подарки разные были: игрушки, книги. Чудесным подарком считалась одежда. До сих пор помню, как радовалась гэдээровскому костюмчику, который мне привез мамин брат. А для моих детей одежда уже не подарок, а что-то вполне себе обыденное… В принципе, у всех моих близких людей почти все есть. Чем-то удивить трудно. А вот доброе искреннее слово, адресованное именно тебе, так сказать, эксклюзивно, можно в стихах (друзья говорят, у меня получается): и до сердца дойдет, и запомнится надолго, и в домашних архивах останется».
«Век цифровых технологий до предела минимизировал живое человеческое общение. Это не хорошо и не плохо. Воспринимаю это как данность, как лицо времени. Во всяком случае, это объясняет все большую заформализованность и наших праздников. Проще общаться через интернет, смс-ки, скайп, вайбер и прочее. Поэтому для меня новогодние праздники—это как ежегодная поверка. Знаете, встречаются люди, с которыми всегда есть незримая связь, несмотря на то, что вы даже не поздравляете друг друга, например, с днем рождения. Им просто в любой момент можно позвонить, даже если очень давно не виделись, и тебе будут рады. И ты им, если что, так же рад. В общем, в ночь под Новый год, это у меня как традиция уже, обязательно звоню по самым заветным номерам. Чтобы убедиться: все еще не один я в этом мире»,—поведал свою новогоднюю историю Николай Резниченко.
И невольно зацепил одну весьма популярную и для этой нашей «прямой линии» тему. Не то чтобы полного новогоднего одиночества (хотя и об этом говорили сразу несколько собеседников). Скорее какой-то новогодней неприкаянности. «Подарки я, разумеется, на Новый год и готовлю, и дарю,—сообщила по телефону Валентина Петровна.—Но делаю это как бы по инерции. Ощущение праздника ушло, специально недавно припоминала, лет пять назад. И больше не возвращалось. Поймала себя на мысли, что вообще перестала любить Новый год. Для меня это нервотрепка. И все».
Психологи тоже обращают внимание на, к сожалению, прогрессирующее эмоциональное выгорание в обществе и связывают его с затянувшимся социально-экономическим кризисом. Но есть и еще одна, может, и не вполне научная, но имеющая своих горячих сторонников гипотеза. Ее озвучила по телефону Вероника Павловна Вершинина, заявив предварительно, что «новогодних подарков я вообще не дарю». Грех! Торжества приходятся на период самого строгого поста, и за грехи наши господь лишает нас ощущения праздника».
Вот так!
Андрей Постников (26 лет) такую гипотезу тоже слышал. «А как же грех уныния?—задал он мне по телефону свой риторический вопрос.—Грустный человек в новогоднюю ночь—пощечина обществу. Отпускать такого без подарка—преступление перед главным народным праздником. Знаете, как мы с приятелем Серегой встретили прошлый год? Переоделись в Дедов Морозов, взвалили на плечи по увесистому мешку и пошли без оркестра, но по главной улице. Все «подозрительные личности» получали кто апельсинку, кто конфетку, кто шоколадку… Потратили на двоих четыре с половиной тысячи, а улыбок унесли на миллион. В жизни так не веселились! В этом году опять пойдем дедморозить».
Что ж, как говорится, Бог в помощь. Но… знаете, о чем вдруг подумалось? А что, если всем нам поднапрячься и оставить Деда Мороза Андрея с Дедом Морозом Сергеем без работы… Не из вредности—по доброте душевной. А что? В новогоднюю ночь чего только не случается… Если очень-очень и захотеть, и постараться. Подедморозим? Наши родные и близкие только этого от нас и ждут…

 

Александр Скрипниченко.

 

* * *

 

Итак, еще один новогодний вопрос в лоб: «Сколько денег вы готовы потратить на празднование Нового года?»
Ответы ждем в пятницу, 22 декабря, с 13 до 14 часов по тел. 54-49-34 или на электронный адрес редакции: slavasev@mail.ru не позднее понедельника, 25 декабря.

 

Sorry, there are no polls available at the moment.
Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера