О заморских песнях, подводных кладах и смелых людях

О заморских песнях, подводных кладах и смелых людях

Выставка «Где волн понтийских не смолкает шум».

 

Однажды ранней весной знаменитый римский музыкант Гай Сильван прибыл в Херсонес, чтобы принять участие в праздновании Дионисий. Почетного гостя встречали пышно. В красных узорчатых мегарских чашах ему подносили терпкое вино, настоянное на горьких травах. Его потчевали сладкими плодами инжира и пахнущими морем устрицами, солеными осетрами и бог знает еще какими деликатесами.
А он перебирал струны своей лиры из черепашьего панциря и пел о далекой родине, о трех бурных морях, которые ему пришлось преодолеть, о скрипучем деревянном корабле и о бесстрашном капитане Диофанте, сыне Герака, что привез его в благословенную Тавриду. Суровые херсонесские мужи почтительно внимали его песне, юноши повторяли стихи, а девы в праздничных венках кружились в причудливом танце, словно морские нимфы. Даже молчаливые скифы пришли посмотреть, как рождается музыка. Было это примерно в 130 году н.э.
«Откуда это известно?»—спросите вы. У нашей истории есть строгие научные доказательства, между прочим, запечатленные в мраморе. И вы можете лично в этом убедиться, посетив выставку с романтичным названием «Где волн понтийских не смолкает шум», что открылась в выставочном зале Херсонесского музея-заповедника. Название выставки—это строка из поэмы археолога и поэта Льва Васильевича Фирсова. Хочется привести его четверостишие полностью:
Где волн понтийских
не смолкает шум,
Где зубья скал
увиты пенным кантом,
И шквалы ветра
будоражат ум,
Когда борей вступает
в спор с левантом…
Не правда ли, стихи, достойные легендарного Гая Сильвана? В них так и слышатся шум волн и пение ветра в сухих травах.

 

О заморских песнях, подводных кладах и смелых людях

 

Но вернемся в древний Херсонес. Его жители—народ морской. Торговые и культурные связи полиса обширны: греки всегда были прекрасными мореходами и рыбаками. В Херсонесе долгое время существовал целый рыбацкий квартал. Его жители не только ловили и солили рыбу, которую в изобилии давали местные бухты, но и занимались производством соленого рыбного соуса гарума. На выставке представлено множество предметов из их повседневного обихода.
Археологами воссозданы в моделях древние корабли, рядом с которыми мы видим подлинные якоря, поднятые со дна Казачьей бухты.

 

О заморских песнях, подводных кладах и смелых людях

 

Но не только седая древность Херсонеса представлена на выставке. Не менее интересна экспозиция, посвященная затонувшим кораблям коалиции времен Крымской войны. За стеклом витрины—целая коллекция английского фарфора с затейливым кобальтовым рисунком, а еще—рюмки, бутылки… Среди этих сокровищ нашлась пиала с изображением выставочного павильона лондонской промышленной выставки, проходившей в Гайд-парке в 1851 году. Все эти предметы извлечены работниками отдела подводной археологии буквально со дна морского.
Начало подводных исследований в Херсонесе было положено директором Херсонесского музея Константином Эдуардовичем Гриневичем. Летом 1930 года Гераклейская экспедиция Московского научно-исследовательского института археологии и искусствознания РАНИМХИРК приступила к погружениям. В распоряжении ЭПРОН (экспедиции подводных работ особого назначения) были моторный баркас «Стенька Разин» и «горячие головы», готовые погружаться на глубину до 20 метров. Экспедицией была составлена подробная картина дна, привязанная к береговым ориентирам. Эти первые исследования и стали основой для развития подводной археологии.
Авторы выставки, А. Букатов и Т. Дюженко, предлагают нам увлекательное путешествие в царство Посейдона, где каждая эпоха оставила свои записи в великой книге истории.
Выставка будет работать до 28 февраля.

 

Т. ДОВГАНЬ.
Фото автора.

Другие статьи этого номера