Гречневая каша

(Окончание. Начало в номере за 17 января).

 

Во время визита в греческом порту Пирее произошло интересное для меня (да и, наверное, для всех участников этой истории) знакомство. На второй день стоянки корабля у причала за обедом командир крейсера «Дзержинский» капитан 1 ранга Н.Д. Миленко предупредил нас о приходе на корабль работников дипломатического корпуса, для которых на юте будет дан концерт прикомандированной к нам группы Ансамбля песни и пляски флота.
—После концерта,—сказал командир,—

Гречневая каша

КРЛ «Дзержинский» в Порт-Саиде.

следует пригласить гостей на ужин. Но изысканных блюд не предлагайте—будет только гречневая каша. А традиционное флотское угощение каждый устраивает в своей каюте, о чем я вас предупреждал в Севастополе.
А дело было в том, что к тому времени представительские деньги главкомом были отменены, и по рекомендации командира перед выходом в море мы запаслись напитками, которые хранили в сейфах до особого указания. И вот это указание поступило.
Когда я освободился от своих дел, то переоделся, как подобает для встречи гостей, и вышел на ют. Концерт был в разгаре. На причале и даже на крыше морского вокзала расположились греки—очень им хотелось послушать и посмотреть концерт советских моряков. На юте уже сидели моряки, свободные от вахты, и гости—работники консульства. Высмотрев свободное место, я подсел к троим мужчинам. По ходу концерта разговорились. Концерт был замечательным. Ансамбль—это профессионалы высшего класса, некоторые его участники были заслуженными артистами Крыма, Украины и России. Выступления ансамбля всегда имели огромный успех не только в Севастополе и городах Союза, но и за рубежом.
В перерывах между номерами мы перезнакомились (такая у меня была цель), гости оказались отзывчивыми. Когда концерт закончился, по трансляции прошел сигнал: «Команде ужинать». Я пригласил гостей на ужин. Они стали отнекиваться,

Гречневая каша

Каша и компот. За ужином— отделение главного котла № 1.

дескать, нехорошо матросов объедать. Я заверил, что прием гостей предусмотрен, но, извините, ужин скромный—гречневая каша.
«Гречневой кашей вы нас сразили,—обрадовались гости.—Соскучились мы по русской пище, а уж на кашу пойдем даже в нарушение принципа не есть чужого. Хочется русской еды!»
—Тогда прошу в каюту—руки мыть,—пригласил я и первым поднялся с банки. Прошли по коридору, вошли в каюту. Я зашел последним и запер дверь на замок.
—А зачем мы закрываемся?
—Предлагаю для знакомства руки помыть.
—А что, на флоте руки моют при закрытых на замок дверях?—изумились гости.
—Извините, пожалуйста. Не учел, что вы не знакомы с флотским этикетом и вам наш лексикон непонятен. Поясняю: руки мыть—значит остограммиться. Предлагаю отведать за знакомство водочки или спирта: у меня «Столичная» и спирт водолазный, то есть пшеничный.
Дипломаты начали оценивать обстановку. Один из них проявил инициативу:
—Друзья, я спирт никогда не пробовал. Не знаю даже, как его употреблять.
Его приятель тоже сознался в редкости такого события:
—Я пробовал, но давно.

Гречневая каша

Культпоход в Пирее.

А я подумал о том, что третий дипломат тоже спирт не пробовал, и был прав. Третий гость сделал вывод:
—Водочку мы и на берегу можем употребить. А тут бесподобная экзотика: на боевом корабле, да еще на крейсере, да еще на ракетно-артиллерийском, да еще перед гречкой, да еще в каюте командира БЧ-5, да еще чистейший водолазный спирт, о чем еще час назад мы не ведали… Давайте по спиртику! Это же потом такая шикарная тема для каждого застолья будет. Когда еще и кто из нас окажется в такой ситуации? Расскажите нам, как это делается и как его, проклятого, употребляют с удовольствием?
Достал я из сейфа канистрочку и разлил по капелюшечкам. Провел инструктаж:
—О вкусах не спорят. На каждом флоте и даже на каждом корабле своя метода сбрасывать стресс с помощью «буль-буль» или «пяти капель». Говорят об этом по-разному, но любому моряку известно, что такое «руки мыть». И в разных местах «руки моют» по-разному. Где-то спирт разбавляют водой, где-то считают это издевательством над напитком, ведь разбавленный спирт—это плохая водка. Кто-то сначала пьет воду, потом—спирт, кто-то, наоборот, запивает водой…
Далее я рассказал о своем методе, основанном на анализе методов кораблей, на которых довелось служить: сделав вдох, беру глоток спирта в рот, полощу десны, глотаю, делаю выдох, занюхиваю хлебушком и запиваю глотком воды. Затем закусываю каким-нибудь соленьем или луковицей.
—Спасибо за лекцию,—молвили дипломаты.—Вы пейте, а мы от вас не отстанем.
Гостей я попросил произнести тост. Предложено было выпить за наш Военно-Морской Флот. Выпили мои гости, крякнули: «Обжигает дьявольски».
—Этим всякая гадость уничтожается и сосуды расширяются,—дополнил я впечатление гостей.
Закусили солеными огурчиками, которые я предварительно на тарелке положил в ящик письменного стола. Прошли в кают-компанию, гости с удовольствием отведали гречневой каши, попросили добавку, поблагодарили вестовых, и мы дружно вышли из-за стола.
Выйдя в коридор, кто-то из гостей произнес:
—А каша была замечательной! Мы все очень перемазались. Можно зайти в вашу каюту и «помыть руки»?
Предложение было встречено всеобщим одобрением, и я его принял с удовольствием. Еще раз «помыли руки», и дипломаты стали приглашать меня в гости в Москву, каждый из них пытался вручить мне визитную карточку.
—Братцы, мне Севастополь снится. А Москвы не видать, как дна средиземноморского. За визитки—спасибо. Только они мне ни к чему,—сказал я им.
Еще о чем-то мило поговорили, и гости запросились домой. Я проводил их до трапа, и на этом мы расстались. Жаль, но больше с этими людьми я не встречался.
А после демобилизации, работая в Центральном конструкторском бюро «Коралл», я частенько ездил в Москву: то в наше Министерство судостроительной промышленности, то в Мингазпром, то в Государственный комитет горного технического надзора. Поселиться в гостинице в Москве в те годы было очень трудно—вот когда я, кусая локти, вспоминал добрым словом своих знакомых дипломатов, предлагавших мне визитные карточки. Может, обладая такой визиткой, можно было в «ихней» гостинице расположиться.

 

А. МУЛЕНКО, командир БЧ-5 КРЛ «Дзержинский», капитан 2 ранга.

Другие статьи этого номера