Прощай, «Женитьба»!

Соцуслуги  для беззащитных

Обычно принято писать о новых спектаклях театров—премьерах. Мне же хочется рассказать читателю о спектакле, который 17 февраля в последний раз был дан на сцене театра им. А.В. Луначарского. Речь идет о гоголевской «Женитьбе» в постановке бывшего художественного руководителя, талантливого режиссера Владимира Магара.

 

Спектакль этот прожил почтенную сценическую жизнь—его премьера была приурочена к 200-летию писателя и состоялась 26 марта 2009 года.
Сразу после премьеры театр получил приглашение на фестиваль «Встречи в Одессе». Артисты Одесского русского театра встретили севастопольских коллег ревниво—они очень гордились своей постановкой этой бессмертной комедии. И, конечно, пришли посмотреть, что покажут «луначарцы».
Чудо началось с первой сцены! «Что это за текст?», «У пьесы другое начало!»… И только искушенные театроведы—члены жюри таинственно улыбались: они-то понимали, что подлинное письмо Николая Васильевича Гоголя школьному товарищу Герасиму Ивановичу Высоцкому, которое «сочиняет» главный герой пьесы Подколесин, служит своеобразным «порталом» в мир гоголевского фантастического реализма. И зал постепенно погружается в этот новый для него мир, где огромная шинель, служащая занавесом, на самом деле вовсе и не шинель, а тот самый синий фрак с золотыми пуговицами, о котором мечтает сам Гоголь. Или уже Подколесин? «А не намеревается барин жениться?»—главный мужской вопрос возникает как бы сам по себе.
Еще бы, над оформлением «Женитьбы» работал народный художник России Борис Бланк, поместивший актеров в этот фантастический и одновременно совершенно достоверный театральный мир.
Ох и бурно же проходило в тот вечер фестивальное обсуждение! Гордые одесситы признали полную и безоговорочную победу нашей «Женитьбы». А критики говорили о том, что они видели не просто постановку по конкретной пьесе Гоголя, но целое собрание сочинений. И это действительно так! В пластической сцене сна Агафьи Тихоновны под «Свадебку» Стравинского смешались персонажи из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», «Носа», «Шинели», женихи Агафьи… Весь гоголевский мир, насыщенный и яркий, вдруг возникает перед глазами удивленного зрителя, который, зная наизусть пьесу, не может даже предположить, что произойдет на сцене в следующую минуту.
Удивительно и музыкальное оформление спектакля. Музыка как будто является частью действия, она настолько плотно в него вплетена, что если ее убрать, то потеряется нить повествования.
А этот старинный электрический рубильник, который каждый раз включает или отключает «зарвавшуюся» фантасмагорию! Он неслучайно попал на сцену—первые научные опыты с электричеством начались именно в XIX веке, и все, что связано с ним в то время, было окружено мистическим ореолом.
Каждая деталь в этом спектакле имеет несколько смысловых планов. Поэтому зрители приходили на «Женитьбу» по нескольку раз. Спектакль оказался интересен и неискушенному зрителю, и специалистам-литературоведам, и театралам, приходящим в театр на комедию, и даже школьникам, только открывающим для себя русскую классику.
Секрет популярности «Женитьбы» еще и в замечательном актерском ансамбле. В спектакле заняты Татьяна Бурнакина, Андрей Бронников, Сергей Санаев, Нателла Абелева, Юлия Нестранская… Как убедительно и достоверно наши любимые артисты разыгрывали это «совершенно невероятное событие»!
В последние годы «Женитьба» шла по вторникам, средам, четвергам—дням нетеатральным. Может быть, поэтому зрительский поток на нее стал иссякать, и дирекция театра приняла решение о снятии ее с репертуара. Но благодаря статьям в столичных театральных и даже в научных изданиях наша «Женитьба» навсегда останется в золотом фонде русского театрального искусства. И все-таки жаль, что севастопольские школьники будут теперь лишены возможности встретиться с таким фантастически притягательным, смешным и глубоким писателем, имя которому—Николай Васильевич Гоголь.

 

Т. ДОВГАНЬ.

Другие статьи этого номера