Чудеса случаются!

Чудеса случаются!

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

Это может произойти вдруг, в случае крайней нужды, безысходности, отчаяния. Как по маслу все разом разрешается, будто кто-то невидимый, но могучий, всезнающий руку протянет, поднимет, отряхнет, поможет…
Со мной такие чудеса редко происходили, но ведь у кого-то их и вовсе пока не было или же их просто не замечали, списывая на случайность. А у меня сложилось твердое убеждение: случайностей не бывает.
Первый раз кто-то там в небесах до меня снизошел, когда мне поставили угрожающий диагноз и сообщили о том, что нужна операция, без нее мне оставалось жить не больше месяца. Ни материальной, ни физической возможности у меня на операцию не было, я скрывала от родных этот факт и все ходила и ходила в наш Покровский собор, молилась как умела, верила. А через месяц, когда я, по версии эскулапов, должна была уже «ласты склеить», стала неоперабельной, с тем и живу почти 20 лет. Разве не чудо? Точно говорится: по вере и дано. Убедилась в этом.
Второй раз я ничего не просила ни у Бога, ни у людей, хотя навалилось тогда все сразу, и я была на пике отчаяния. Много лет с мужем и детьми мы ютились в однокомнатной квартире вместе с моими родителями на улице Охотской. 17 лет я ждала квартиру от 13-го завода. И вот долгожданное распределение. Было и радостно, и горько: в этот день моему отцу ампутировали ногу!
А времена были тяжелые, 1990 год. Зима. Квартира—просто коробка с перегородками: пожалуйста, достраивайте сами. Мне вообще «повезло»—первый этаж. Надо «под комиссию» делать, сдавать «под ключ», иначе грозили ордер не выдать. Весело. Муж—на полигоне, родители—в больнице, надо туда через весь город везти еду, медикаменты—ничего тогда в больницах не было. А тут сроки поджимают и некому помочь ни материально, ни физически. Все-таки пока на заводе зарплату давали, я многое успела сделать, но вот финансов не стало, до сдачи квартиры осталось три дня, а у меня ни краски, ни обоев. Прораб наорал: мол, ордера мне не видать. В больнице тоже срочно оказались нужны медикаменты. А где брать? Денег нет ни у кого.
Наревевшись от безысходности и жалости к отцу, я уснула на матрасе на полу. Сквозь тревожный сон мне чудились какие-то звуки, движение, но этого быть не могло: окна уже вставили, двери плотно заперты на ключ изнутри. Хотя, даже если бы сюда проник Фантомас, сил отреагировать все равно не было—устала смертельно.
Утром, едва рассвело, вскочила, спать некогда. И тут взгляд уперся в рядом стоявший ящик, служивший мне столом. В нем давно, кроме бубликов, ничего не водилось. И тут я впадаю в ступор. Вот это да! Такой роскоши в это время ждать было нечего и не от кого! Колбаса, сыр, масло, яблоки, сок и еще многое другое… Рядом—пакет с медикаментами, поодаль—рулоны обоев, краска, кисти. Да откуда же?! Может, муж с полигона вернулся и как-то все это достал? Нет, дверь так же на ключ изнутри закрыта, окна тоже. Как же это?
Думать о чуде было некогда. Быстро отвезла в больницу часть продуктов, медикаменты и обратно, за работу. Вроде второе дыхание открылось. К вечеру раньше времени как подарок явился муж, привел солдат. Работали днем и ночью и квартиру сдали в срок, ордер мы получили.
Конечно, я искала, кто же это сделал, даже прораба спросила, мол, не завод ли оказал такую помощь, зная мое бедственное положение. Тот долго смеялся, не мог представить наше государство в роли альтруиста, да и обои такие даже за деньги было не достать.
Мой муж тоже очень рьяно пытался выяснить, кто же такой щедрый куш нам отвалил. Сам он только что зарплату за три месяца получил, поэтому сюрприз—не его. Родни в городе богатой нет, друзья сами на мели и в заботах. Прямо манна небесная! В общем, кем бы он ни был, сердце мое навсегда будет ему (или ей?) благодарно за помощь.
Кстати, в то же время при походе в магазин я встретила своего давнего воздыхателя, он когда-то за мной даже из Ташкента приезжал, где жил уже давно. Человек и в советские времена там не бедствовал. Меня узнал сразу, обрадовался, а мне было, как всегда, не до него, хотя мысль мелькнула: чего ему тут зимой делать, он же только летом приезжает к морю да моего брата как сослуживца проведать. Кстати, мы там, у брата, и познакомились.
Подумалось: может, это он мне помощь оказал, ему-то по карману. Хотя кто я ему? Близки мы не были никогда, а его влюбленность за прошедшие 10 лет давно должна была пройти. Нет, по-моему, и этот вариант отпадал, хотя… В общем, чудо осталось чудом.
Чудеса случаются, в каком бы отчаянии ни был, на какой бы грани человек ни очутился. Не сотворите глупость, просто ложитесь спать, увидите: решение придет, выход найдется, помощь непременно поступит оттуда, откуда и не ждете, а душевные раны залечат время и вера.

 

Л. Скрынченко.

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера