Дороги от школьного порога

Дороги от школьного порога

Мало кто знает Севастополь и его людей прошлого и настоящего так, как журналист Борис Никодимович Гельман. Любо-дорого слушать его рассказы. В них даже на известные факты брошен живой взгляд, согретый неподдельной любовью к городу и землякам. Февральским днем Борис Никодимович представил педагогическому коллективу общеобразовательной школы № 3 вышедший в московском издательстве «Статут» «In Memoriam. Сборник воспоминаний, статей, иных материалов» профессоров кафедры международного частного и гражданского права МГИМО В.А. Кабатова—заслуженного деятеля науки РСФСР и С.Н. Лебедева—заслуженного юриста Российской Федерации. Ушедший из жизни в прошлом году Сергей Николаевич—выпускник 1952 года средней школы № 3, друг Б.Н. Гельмана.

 

Подростками Борис и Сергей вернулись в превращенный в руины родной Севастополь летом 1944 года. Первоначально учились в приспособленных полуразрушенных помещениях. Всмотрись, прохожий, сегодня в раненные снарядами и минами стены бывшего Константиновского лицея (в настоящее время это и есть средняя общеобразовательная школа
№ 3). В 1948 году, то есть 70 лет назад, ребята заполнили более-менее восстановленные классы. Не хватало тетрадей, учебников, наглядных пособий, мебели—всего, чего ни коснись.
—Сидели на кирпичах,—вспоминает Борис Гельман,—ладно бы на целых, иногда даже на непригодных для дела обломках.
Чего было в избытке, так это родительского участия в судьбе ребят и их учителей. Борис Гельман как-то козырнул знаниями, указав на карте места, где расположены американские военные базы. «Знания их школьная программа от нас не требует. Но о них мне известно со школьной скамьи»,—сказал он изумленным слушателям.
Уроки географии вела директор школы В.Р. Девочко. Вера Романовна преподавала и директорствовала начиная с 1948-го в течение многих десятилетий. Вне программы каждый учащийся по выбору собирал в отдельную папочку все попадавшие под руку факты и фактики по той или иной стране. Получался пестрый, занимательный калейдоскоп. Наступал день, и учащийся делился с товарищами содержанием собранного материала. Услышанное навсегда откладывалось в памяти.
Директор встречала и провожала питомцев на школьном пороге. Мальчишек и девчонок средней общеобразовательной школы № 3 так и называли: «Птенцы гнезда Веры Романовны Девочко». Став на крыло, они разлетались по стране. Сергей Лебедев окончил 3-ю среднюю с серебряной медалью.
Его дед, Филипп Андреевич Теличев, служил матросом в финском Ставангере. Еще в царское время с семьей он подался на юг. Осел в Севастополе. Работал на Морском заводе. Моряком был и отец. Командир учебного отряда Николай Лебедев решил порадовать сына-школьника. Вместе с ним он отправился на военном корабле из Севастополя в Одессу. В открытом море разгулялся шторм. Признаться, не самый крутой—так себе. Но и его было достаточно: паренька свалила морская болезнь. «Это была трагедия моего отца,—сказал Сергей Николаевич в интервью корреспонденту одного из телеканалов (изложение беседы помещено в книге.—Авт.).—Он видел меня будущим офицером—и вдруг такое».
С юных лет и Сергей Лебедев, и Борис Гельман полюбили шахматы. На международном турнире в «Артеке» Сергей добился звания чемпиона. Парня посещала мысль: не посвятить ли жизнь старой индийской игре? И что вы думаете?
Сергей Лебедев, предельно целеустремленный, требовательный к себе, вполне мог добиться успеха в любом деле, за которое бы ни взялся, в том числе и в шахматах. Об этом я подумал, посмотрев его аттестат зрелости. В нем по всем предметам, как гуманитарным, так и точным наукам,—круглые пятерки. Лишь одна четверка—по геометрии.
Но присущие ему целеустремленность, требовательность понадобились в ином месте. В Московском институте внешней торговли серебряному медалисту сказали, что ему достаточно пройти собеседование по английскому языку, и он—студент.
В течение трех месяцев, обращаясь к помощи репетитора, юноша добился того, что в столице его английский признали лучшим. Язык пригодился
Сергею Лебедеву в 1961 году, когда его, первого советского студента, в порядке обмена с американцами командировали на годичную стажировку в Мичиганский университет. Не самый-самый в США, но точно входивший в первую десятку учебных заведений высокого уровня. День за днем молодого севастопольца пленяла юриспруденция.
Шахматы остались одним из его увлечений. Навещавший его Борис Гельман в зрелые годы по приезде в Москву набирал знакомый номер телефона: «Здравствуй, е2-е4!» И тут же следовал ответ: «Привет, е7-е5!» Был задушевный разговор за накрытым столом, были и шахматы.
Случалось, Сергея Николаевича не удавалось застать дома. С годами росло количество командировок друга по стране и миру. В 1990 году Ирак вторгся в соседний Кувейт. В ответ последовала «Буря в пустыне»—так американцы назвали военную операцию против агрессора. Суверенитет Кувейта был восстановлен. На шесть лет затянулась напряженная работа созданной Советом безопасности ООН компенсационной комиссии. Одним из ее руководителей назначили представителя Российской Федерации С.Н. Лебедева. Он и его немногочисленные сотрудники разбирали ужасающие завалы пронесшейся над Ближним Востоком «бури», а это, как оказалось, 430 тысяч претензий в отношении Ирака, поступивших из 70 стран планеты. Каждая из них с высокой долей объективности была рассмотрена.
В 2005 году Сергей Николаевич дал интервью корреспонденту журнала «Коллегия». Текст беседы журналиста был опубликован на страницах издания под заглавием «Судебное решение—это правовое произведение». Журнал представил своим читателям С.Н. Лебедева. К тому времени он уже и руководитель кафедры международного частного и гражданского права родного ему МГИМО—Московского государственного института международных отношений Министерства иностранных дел Российской Федерации, и председатель Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате страны, и почетный вице-президент Международного совета по коммерческому арбитражу, и член Совета при президенте Российской Федерации по совершенствованию правосудия, и вице-президент Российской ассоциации международного права, и арбитр свыше десяти международных арбитражей, в том числе Лондонского международного третейского суда, Арбитражного института при Торговой палате Стокгольма, Американской арбитражной ассоциации… В течение многих десятилетий в различных уголках мира с его непосредственным участием было рассмотрено более 600 сложных дел.
Однажды с оглядкой на свой совершённый в детстве приснопамятный переход по морю из Севастополя в Одессу Сергей Николаевич в Находке поднялся на борт теплохода, чтобы добраться по неотложным делам в Японию. Естественно для тех мест Мирового океана разразился шторм—восемь баллов. Корабль кидало, как деревяшку. Утром как ни в чем не бывало на завтрак в кают-компанию явились два человека, в том числе и Сергей Николаевич. «Отец,—писал он домой,—я мог бы стать моряком, как ты». Но, как говорится, поезд ушел.
Теории и практике в избранной сложнейшей области человеческой деятельности С.Н. Лебедев посвятил полторы сотни печатных трудов: это учебники, проекты нормативных актов, статьи, рецензии, заметки. С подачи ученого по инициативе отечественной Торгово-промышленной палаты Госдумой Российской Федерации принят закон «О международном коммерческом арбитраже».
Получился объемный список наград С.Н. Лебедева. Наш земляк, например, был наречен шведами командором королевского ордена Полярной звезды. Его
Сергею Николаевичу, а еще его коллегам—профессору из Китая Тангу Худжи и американскому служителю Фемиды Ховарду Хольцману—вручил в своих покоях в октябре 2003 года шведский король Карл XVI Густав «за вклад в развитие международного арбитража».

 

Дороги от школьного порога

 

Когда позволял случай, Борис Гельман старался подгадать очередную поездку в Москву к 13 января, на старый Новый год. В этот день на даче друга собирались члены неформального объединения Севастопольского землячества в столице. Потрясающие были встречи с воспоминаниями, песнями о любимом городе. Шли также обсуждения его проблем и путей их решения. Об этом Борис Никодимович написал очерк «Почетный консул Севастополя». В «Славе…» также увидели свет статьи Б. Гельмана «Кавалер ордена Полярной звезды и «Московский голос «Севастопольской весны». Все они составителями включены в книгу.
Ее представление проходило в учебном кабинете, где помещены стенды, витрины с материалами по истории нынешней общеобразовательной средней школы № 3. В свое время из ее стен вышли отважный авиатор Арцеулов, прозаик Никандров, драматург Рощин, художники Казас и Бисти, архитектор Врангель, военачальник Беспальчев… Назвать всех видных людей в этих заметках не представляется возможным. Но самый длинный список именитых выпускников будет неполным без имени ученого и дипломата Сергея Николаевича Лебедева.
…Накануне заместитель директора школы № 3 по воспитательной работе Э.П. Горских мне сказала, что к ним заглянул выпускник 2014 года, президент ученического самоуправления Максим Путин. В настоящее время молодой человек учится на 4-м курсе Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте страны. Студент является старостой потока, участвует в обеспечении профессиональной подготовки в академии действующих должностных лиц высокого ранга. Его также привлекают к подготовке и проведению международных Гайдаровских форумов. Не скудеет талантами Севастополь!

 

А. КАЛЬКО.
На снимках: С.Н. Лебедев; выступает Б.Н. Гельман.
Фото автора.

Другие статьи этого номера