Шахматы и школьные годы

«Жители осажденного Севастополя» обратились к Путину

К заметке «Как вернуть нам шахматное будущее?» (за 22.02.2018 года).

 

Вынул из почтового ящика очередной номер «Славы», и, как всегда, первый взгляд—в правый верхний угол газеты: погода и анонс. Читаю: «Как вернуть нам шахматное будущее?» По совпадению несколькими днями ранее попался на глаза старый маленький блокнот. На первой странице надпись: «10-б класс средней школы № 3 г. Севастополя». На следующей странице запись партии: «Миронов—Гельман, I тур. 5.9.50». Листаю дальше и обнаруживаю итоговую турнирную таблицу (по-видимому, это одна из групп турнира на первенство города). Из семи участников пятеро—ученики школы № 3, трое из которых и сейчас живут в Севастополе. Борис Гельман—известный журналист, шахматный мастер и морской офицер. Леонид Дорожко—с тремя «поплавками» об окончании трех институтов. И автор этих строк. Всем нам уже за 80 лет. Но вернемся к участникам турнира. Все «категорийные» (теперь это спортивные разряды), от третьей категории и выше. У меня был значок третьей категории, в центре которого были изображены шахматная доска и ладья. Я им очень гордился, так как чтобы его «завоевать», надо было в шахматных турнирах получить вначале пятую, а затем четвертую категорию.
Это все происходило в конце сороковых годов в послевоенном, полностью разрушенном Севастополе. Шахматисты Черноморского флота, города и мы, школьники, собирались где только было возможно, летом—в парках. Помню «любительские» партии в зеленом павильоне на Матросском бульваре. Одно время шахматный клуб размещался в подвале противотуберкулезного диспансера. Это был восстановленный дом на углу улицы Большой Морской и подъема к ул. Суворова.
Время многое стирает из памяти. Помню примерно в 1948 г. приезд в город мастера спорта СССР по шахматам Игоря Моисеева для оказания помощи шахматистам Севастополя. Встречали его на вокзале, и для ориентировки у каждого под мышкой была шахматная доска. Мастер дал сеанс одновременной игры. Поскольку о его приезде было известно заранее, я проработал его партии, опубликованные во многих номерах журнала «Шахматы в СССР». Моисеев, как оказалось, очень не любил «закрытые» позиции. Я и играл с ним в этом стиле. В результате к концу сеанса, когда было уже поздно и все партии закончились, к моей величайшей радости, мастер предложил мне ничью. К сожалению, я уже многие десятилетия не занимаюсь шахматами и не знаю обстановку в городе в этом виде искусства и спорта. Но, на мой взгляд, надо усилить шахматную активность в школах и, может быть, даже в старших группах детских садов. Так и с помещениями легче, и есть кадровый задел на будущее.

 

О. Миронов, профессор, главный научный сотрудник ФГБУН «Институт морских биологических исследований им. А.О. Ковалевского».

Другие статьи этого номера