«Жители осажденного Севастополя» обратились к Путину

«Жители осажденного Севастополя» обратились к Путину

Жители осажденного Севастополя 1941-1942 гг. продолжают бороться за свои права. В феврале они отправили письмо Владимиру Путину, в котором сообщили, что, вопреки указу президента, после возвращения Севастополя в Россию ветеранам их общественной организации «не сохранены в полном объеме соответствующие льготы».

 

—В апреле 2017 года заксобрание Севастополя своим законом о «Жителях осажденного Севастополя 1941-1942 годов» установило для нас правовые гарантии соцзащиты на региональном уровне,—рассказала председатель общественной организации Ирина Васильевна Глотова.—Мы очень благодарны депутату Александру Кулагину и сенатору Ольге Тимофеевой. Ольга Леонидовна сформировала действующую группу по статусу жителей осажденного Севастополя, а Александр Андреевич неоднократно пытался решить наш вопрос в Москве.
Федеральных льгот для жителей осажденного Севастополя региональные депутаты помогают добиваться уже не первый год. В ноябре 2015 года парламентарии обратились в Госдуму РФ, предложив приравнять жителей осажденного Севастополя к жителям блокадного Ленинграда. В Госдуме по этому вопросу слушание так и не состоялось. В итоге в апреле 2017 года заксобрание приняло свой закон.
Согласно ему, горожане, отнесенные к категории «Житель осажденного Севастополя», в дополнение к установленным ранее льготам по оплате ЖКУ и праву бесплатного проезда в общественном транспорте получили ежемесячную денежную выплату в повышенном размере—2638 рублей (сегодня она проиндексирована.—Ред.) и ежегодную разовую денежную выплату к Дню Победы—9 Мая.
Также им предоставляются право внеочередного получения медицинской помощи в государственных медучреждениях и преимущество при приеме в организации социального обслуживания. В законе поясняется, что к указанной категории отнесены граждане из числа лиц, которые во время обороны Севастополя (с 30 октября 1941 года по 4 июля 1942 года) проживали на его территории. Установленные законом меры социальной поддержки оказываются за счет бюджета города.
Тем не менее члены общественной организации считают справедливым получать федеральные льготы. Скромные пенсии не позволяют приобретать некоторые необходимые дорогостоящие препараты (а федеральный список лекарств имеет серьезные преимущества перед региональным), ездить в санатории и бесплатно перемещаться за пределы региона. В силу своего возраста и проблем со здоровьем, в том числе из-за трудного детства, им все это жизненно необходимо. Тем временем число «жителей осажденного Севастополя» с каждым месяцем становится все меньше—на данный момент их осталось 1,1 тысячи человек. Еще три года назад эта цифра превышала 1,7 тысячи.
Общественная организация образовалась еще в 90-е годы прошлого столетия, и долгие годы инициативная группа добивалась льгот для наших земляков. Нонсенс же заключается в том, что в 2005 году после долгих обращений и настойчивой работы севастопольских депутатов Верховная Рада все-таки присвоила севастопольцам этой категории статус «Ветеран войны—участник войны». После чего жители осажденного Севастополя получили льготы федерального уровня, включая санаторно-курортное лечение.
—Но такого статуса в России нет, есть статус «Ветеран Великой Отечественной войны». Тем не менее нашим ветеранам предоставлялась существенная помощь, в том числе санаторно-курортное лечение,—рассказал житель осажденного Севастополя Анатолий Панов.—Еще в 2015 году заксобрание обратилось в Госдуму РФ с просьбой восстановить наш статус «Ветеран Великой Отечественной войны» и приравнять нас к жителям блокадного Ленинграда, внеся в соответствующий закон поправки. Однако Министерство финансов РФ заблокировало дальнейшее прохождение законодательной инициативы, пояснив, что, согласно федеральному закону, такие меры соцподдержки предоставляются гражданам, «проживавшим в детском возрасте в блокадном Ленинграде, учитывая особый статус данного города в годы Великой Отечественной войны».
В письме Владимиру Путину севастопольцы на этот счет приводят свои аргументы: «Особый статус города определен военными историками. Ими названы четыре города бывшего Советского Союза: Ленинград, Сталинград, Севастополь и Москва. В годы войны в Севастополе не было тыла. Каждая улица была линией фронта. Город был разрушен в прах. Чудом уцелевшие жители, в том числе и дети, впоследствии стали инвалидами из-за полученных ранений, увечий и контузий. Вот только документов, подтверждающих это, нам тогда никто не выдавал. Сейчас эти «подтверждения» сказываются на наших хронических заболеваниях…»
А еще сохранились обрывки детских воспоминаний. Анатолий Панов помнит, как уже в захваченном городе они шли к дому через Малахов курган, проходя мимо «штабелей» окровавленных тельняшек. Их дом, единственный уцелевший на улице, уже заняли немцы, им пришлось жить в подвале. А Ирина Глотова рассказала, как фашисты гнали их колонной до Верхнесадового, а потом они целый месяц с мамой добирались до станции, где жила бабушка.
—Если честно, надежда, что мы все-таки получим статус федерального значения, у нас призрачная,—говорит Ирина Глотова.—Мы уже устали доказывать, что мы еще живы…

 

Анна БРЫГИНА.
Фото Д. Метелкина.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера