«Баба Шанель» по-флотски

Читаем хорошие новости вместе  с губернатором Севастополя

В драматическом театре ЧФ им. Б. Лавренева состоялась премьера спектакля «Баба Шанель». Момент исторический. Во-первых, потому что в нашем городе еще никто не отваживался поставить «новую драму» (по крайней мере, на большой сцене), а во-вторых, спектакль создан в содружестве с ансамблем фольклорной песни «Русь», которым руководит заслуженный гармонист России Петр Тимофеевич Савченков.

 

Давайте сначала разберемся с «новой драмой». Что же это за драматургия такая и почему ей так долго пришлось пробивать себе дорогу к сердцу режиссера, в данном случае Юрия Маковского?
Автор пьесы «Баба Шанель» Николай Коляда по праву считается патриархом современной отечественной драматургии. Он руководит своим «Коляда-театром» в Екатеринбурге и проводит ежегодный конкурс для молодых драматургов.
Вот что он сам говорит по этому поводу: «Что именно такое «новая драма»—сказать сложно. Это название—от лукавого. Или от критиков, решивших обозвать так все произведения современных драматургов. Для меня же существуют всего два определения: хорошая пьеса и плохая пьеса. Сегодня, например, я полдня читал пьесы, присланные на международный конкурс драматургов «Евразия». Мама дорогая, там же один мат-перемат и описание, кто кого как и где! И что, это обяжете называть «новой драмой»? Нет, потому что это просто пошлятина. Поэтому единственное определение, которое можно дать, будет такое: «новая драма»—это хорошая современная пьеса, рассказывающая о нашей жизни».
Замечу, что сам Коляда нецензурной бранью и откровенными сценами тоже не гнушается. Как говорится, сам начал…
Героем «новой драмы», как правило, оказывается человек маленький, даже невзрачный, его-то и героем назвать трудно. Вот и в случае «Бабы Шанель» главные действующие лица—пять женщин преклонного возраста, да еще и слегка с приветом. Все они—самодеятельные артистки ансамбля «Наитие» при Доме культуры Всероссийского общества глухих, сокращенно—ВОГ. Прямо как название модного женского журнала—тонкая ирония автора. Надо отдать должное: пьеса не так проста, как может показаться на первый взгляд.
Актрисы театра флота—Валентина Попова, Нина Свиридова, Светлана Иваненко, Галина Стрижак и Светлана Кравченко—разодеты в сарафаны и кокошники (художник по костюмам—Софья Баркасова), которые так живо напоминают хорошо знакомую нам люрексовую чиновничью безвкусицу.
Собственно, все действие пьесы проходит вокруг праздничного стола, накрытого в честь юбилея этого самого ансамбля «Наитие».
В спектакле у каждой героини есть сольная лирическая партия, актрисам есть где «разгуляться». Не могу удержаться, чтобы не отметить сцену Валентины Поликарповны, где ее 90-летняя героиня Капитолина Петровна собирается умирать. Цементирующим самодеятельный коллектив фактором является художественный руководитель—баянист Сергей Сергеевич, предмет обожаемый и вожделенный.
Режиссер спектакля Юрий Маковский предоставил нам счастливую возможность как следует рассмотреть нового артиста театра Роберта Салахова. До сих пор мы могли видеть его лишь в двух небольших ролях в спектаклях «Под холщовыми небесами» и «Сон в летнюю ночь». Здесь же его комедийное дарование фактически стало залогом успеха спектакля (да простят меня исполнительницы женских ролей).
«Цыганочка с выходом» досталась замечательной актрисе Оксане Осиповой, совершенно неотразимой в соблазнительном костюмчике из черной кожи и в высоких красных сапогах—точно под цвет губной помады. Настоящая Шанель… если бы не баба. Замашки у Розы Николаевны (так зовут ее героиню) тоже нам хорошо знакомы, поэтому и вызывают живейшую реакцию публики. Но в театре над этим хоть посмеяться можно…
Наши героини постоянно говорят о том, что душа не стареет. Внутри каждой старухи все еще живет романтическая девушка, которая нет-нет да и вырвется наружу в каком-нибудь маленьком безумстве.
Пять юных балерин ансамбля классического танца «Надежда» трогательно и грациозно явили нам юные души героинь спектакля. Балетмейстер Елена Ольховская вложила в этот небольшой пластический номер идею нежности и чистоты юной души, смотрящей на мир удивленными глазами. Там, за прозрачным занавесом (сценография Ирины Куц),—уже недоступный мир, в котором человек счастлив самим фактом своего существования.
В финале спектакля на сцену поднимаются артисты ансамбля «Русь», их сильные голоса вливаются в многоголосный женский хор: «Верила, верила, верю…»
Вот и получается, что новый спектакль «лавреневцев»—про нашу жизнь и нашу веру… Во что? В лучшее, конечно. А впрочем, это каждый для себя решает сам.

 

Т. ДОВГАНЬ.
Фото Н. Поповой.

Другие статьи этого номера