Пропитанные солью моря строки

Читаем хорошие новости вместе  с губернатором Севастополя

Адиль Тумаров—выпускник Каспийского высшего военно-морского училища (Баку), Севастопольского приборостроительного института, Одесского высшего инженерного морского училища. Адиль Абдрахманович участвовал в сверхдальних плаваниях на научно-исследовательских судах Морского гидрофизического института Академии наук Украины. Впечатления, полученные вдали от родных берегов на просторах Мирового океана, дали большой материал для книг прозы и поэзии. Последняя в их ряду посвящена полузабытой династии моряков Панафидиных. Сборник был презентован автором представителям общественности в Морской библиотеке.

 

Без малого полвека назад Адиль Тумаров, совершая первую кругосветку на научно-исследовательском судне «Академик Вернадский», любовался возникшим вдали гористым островом вулканического происхождения. Адиль Абдрахманович, в то время третий помощник капитана судна, обратился к лоциям, картам. Устремленный пиками на сотни метров ввысь клочок суши входит в жиденькую цепочку японского архипелага Нампо.
Доступные в океане справочные литературные источники сообщали скудную информацию. От острова Страну восходящего солнца отделяют 240 морских миль. Он необитаем. Из-за частых в этих местах землетрясений обслуга действовавшей здесь метеостанции убралась восвояси. В 1939 году в результате извержения вулкана до неузнаваемости изменились очертания острова. Еще бы, ведь на нем на четыреста метров вздыбилась новая вершина. В 1971 году в бинокль можно было рассмотреть брошенное людьми здание бывшей метеостанции и башню на одной из вершин, видимо, для наблюдений за верхним слоем облаков.
Загадочный островок уже растаял вдали, когда Адиль Абдрахманович из старой лоции узнал название острова—остров Панафидина. В сторонке от него, свидетельствовал источник, расположен клочок суши поменьше, но тоже с русским названием—Бородино. В свежих навигационных документах японского образца острова представлены под новыми названиями—Оатари и Торисима.
Морякам известна традиция, по которой открытые в морях-океанах земли обретали имена тех, кто нанес их на географические карты, а еще названия кораблей путешественников. На разгадку полузабытой истории наименования русскими людьми (в этом не было сомнений) затерянных в океане островков Адиль Абдрахманович посвятил десятилетия. По его просьбе нужную литературу и документы подняли в Морской библиотеке, в научной библиотеке Музея героической обороны и освобождения Севастополя…
Нынешняя Тверская область—родина плеяды адмиралов как прошлого, так и наших дней, в том числе Корнилова, Октябрьского, Масорина. Оказалось, и представители рода Панафидиных—потомственные дворяне Тверской губернии. Запросы Адиля Тумарова пошли и в Тверской областной государственный музей, и в ведущие библиотеки Санкт-Петербурга. Хранящиеся в их фондах материалы и документы засвидетельствовали причастность 13 Панафидиных различных поколений к службе на кораблях российского флота. Славные их имена названы в книге.
Член Союза писателей России с 2007 года Адиль Тумаров—широчайшей души человек. Сборник очерков «Остров Панафидина. Полузабытая морская династия» преподнесен им Морской библиотеке им. М.П. Лазарева и родственным ей городским учреждениям. Остается лишь назвать знаковые фигуры рода.
Считается, что он пошел от Дея Панафидина, который верой и правдой служил царю и Отечеству. Его внуку, Мирону Якимовичу, в 1673 году после успешной польской кампании была пожалована вотчина в Ржевском уезде, второму его внуку, Терентию Григорьевичу,—земли в Тверском и Старицком уездах. Кто же из Панафидиных первым примерил морскую форму? По версии автора книги, это Кузьма Терентьевич—праправнук Дея Панафидина. В период правления императрицы Елизаветы Петровны он нес «долгую и трудную службу на гребных судах». Летом 1757 года команда галеры, которой командовал Кузьма Панафидин, разразилась метким пушечным огнем по вражеской береговой батарее в устье реки Лабио. Так был очищен дальнейший путь отряду судов с провиантом. Он следовал из Мемеля к местам дислокации российских войск.
Больше известно о внуке Кузьмы Терентьевича Панафидина—Захаре Ивановиче. В нулевые годы XIX века он окончил в столице Морской корпус. В августе 1806 года Захар вместе с братьями Павлом и Всеволодом в составе команды 80-пушечного линейного корабля «Рафаил» был главной ударной силой отряда кораблей под командованием капитан-командора И. Игнатьева.
Русские моряки не на шутку схлестнулись с турками в Эгейском море, у острова Тенедос, в Дарданеллах, а также у святой Афонской горы.
Захар Панафидин был замечен во время второго похода в Средиземноморье. Его возглавил вице-адмирал Д.Н. Сенявин. Напомним: бронзовый памятник флотоводцу высится в центре Севастополя. За храбрость Дмитрий Николаевич пожаловал Захару Панафидину орден Святой Анны III степени.
В ноябре 1815 года лейтенант Захар Панафидин поступил на службу в российско-американскую компанию. Строгий, педантичный в делах командир ее отряда кораблей капитан-лейтенант Леонтий Гагемейстер доверил Захару Панафидину взойти на мостик капитана корабля «Суворов». По сути, на нем он сменил в то время лейтенанта Михаила Лазарева—будущего адмирала.
Во второе плавание в русскую Америку, то есть на Аляску, Захар Панафидин самостоятельно повел «Бородино»—судно вдвое крупнее «Суворова». Шли от мыса Доброй Надежды через Зондский пролив, оставив далеко в стороне вечно неспокойный маршрут у коварного мыса Горн.
Но опасность ожидала Захара Панафидина совсем в ином месте, у селения Анжер, что на острове Ява. После его посещения часть команды заразилась неведомым корабельному лекарю Карлу Шпигельбергу инфекционным заболеванием. Он первым и ушел в мир иной. Были еще жертвы.
Трагедия не позволила порадоваться состоявшемуся тогда открытию двух островов. Захар Панафидин даже не разрешил себе воспользоваться правом назвать самый крупный из них своим именем. Остров Трех Холмов—так будет верно, решил мореплаватель. Островок поменьше был наречен по названию корабля—Бородино. Пяток лет спустя знаменитый Иван Крузенштерн, составляя «Атлас Тихого океана», назвал остров Трех Холмов именем земляка, который совершил на парусниках две кругосветки.
Представители рода Панафидиных служили и на Черном море. Так, 19-летний гардемарин Егор Панафидин, сын Захара Панафидина, в составе экипажа «Силистрии» под началом Павла Нахимова в 1844 году отличился при ликвидации осады горцами скромного 14-пушечного укрепления на Кавказском побережье Черного моря. В книге мы находим слова Павла Нахимова, обращенные к Егору Панафидину: «Отца твоего мне знать не привелось, а о делах его в пользу Отечества нашего много наслышан. Будь и ты таким же, как он». Через год с этим напутствием Егор убыл на Балтику.
Не миновала Панафидиных и Крымская война. Например, кавалер ордена Святой Анны II и III степени капитан-лейтенант Иван Панафидин руководил десятью бомбардирскими лодками, поставленными на защиту кронштадтского фарватера от нападения с моря англичан и французов. Это был балтийский театр Крымской войны. Из тринадцати Панафидиных лишь Иван Павлович был удостоен адмиральского звания.
О чем еще мы узнали, прочитав труд Адиля Тумарова? О связях Александра Пушкина с представителями этого рода. О Панафидиных писал современник многих из нас—Валентин Пикуль.
«Остров Панафидина…»—несомненная удача автора, которого поздравляли и ученый, и краевед, и библиотекарь, и бард, и поэт… Адиль Абдрахманович—лауреат городского форума «Общественное признание», лауреат литературной премии имени Мусы Джалиля I степени, обладатель учрежденной государственным историко-культурным центром при правительстве Российской Федерации памятной медали с изображением адмирала Г.И. Невельского. С презентации автор уходил с новой наградой—медалью «Патриот России», учрежденной «Росвоенцентром». Ее вручил глава Севастопольского Морского собрания В.П. Кот. Виктор Павлович оказал и финансовую помощь в издании книги. В этот же день А.А. Тумаров был удостоен звания «Почетный читатель Морской библиотеки».

 

А. КАЛЬКО.
На снимке: А.А. Тумаров у выставки своих книг.
Фото автора.

Другие статьи этого номера