«Наш Коля»

Дом архива открыт

Третьего июля 2008 года сотрудники музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея» провели первую экскурсию. В течение последовавшего за ней десятилетия выработался «почерк» в деятельности «батарейцев»: представлять трагическую историю заключительных дней героической обороны Севастополя в судьбах людей.

 

Двадцать второго мая 2016 года поисковики отряда «Севастополь» ДОСААФ России приступили к раскопкам в 18-м квартале Мекензиевского лесничества. Некогда плато в том месте вдоль и поперек обрабатывалось с помощью тяжелой техники, чтобы без риска воткнуть в каменистую почву саженцы сосны Крымской. В их междурядье остался едва заметный холмик, который обратил на себя внимание ребят. Они копнули землю раз, другой, третий…
Раскрытый, как книга, холмик поведал суровый сюжет драмы на то время 74-летней давности. Хроника боев, которые вели защитники главной базы Черноморского флота, свидетельствует о закрепившемся здесь в первых числах июня 1942 года первом батальоне
79-й особой морской стрелковой бригады. (Несколько слов об этом соединении. В сражающийся Севастополь бригада прибыла 21 декабря на кораблях отряда Черноморского флота. Крейсер «Красный Кавказ» шел под флагом командующего Ф.С. Октябрьского в сопровождении крейсера «Красный Крым» и эсминцев «Бодрый» и «Незаможник». Это были самые кульминационные дни второго штурма главной флотской базы. На направлении главного удара на лесном кордоне Мекензия № 1 из последних сил держал оборону обескровленный 778-й стрелковый полк. Под натиском превосходящих сил противника наши мало-помалу отступали. Создалось критическое положение. Бойцам особой морской пришлось буквально на второй день по прибытии на фронт, то есть 22 декабря 1941 года, принять у стен Севастополя боевое крещение… В июне 1942 года в 18-м квартале Мекензиевского лесничества вел оборонительные бои 1-й батальон 79-й особой морской бригады. 10-11-го числа на него тучей двинули подразделения 50-й пехотной дивизии вермахта).
Их наступлению предшествовала мощная артиллерийская подготовка. Шальной снаряд ухнул в центр перекрытия сработанной наспех землянки глубиной полтора метра, шириной 1,8 и длиной два метра. В ней поисковики обнаружили останки трех бойцов при оружии, при вещмешках. Подняли еще саперную лопатку, чудом сохранившуюся стеклянную флягу.
Закручивающиеся пластмассовые пенальчики называют медальонами-смертниками. Зачем, однако, смерть накликать? Из половинок пенальчика получались, например, хорошие мундштуки.
Один воин из троих, видимо, отличался высокой дисциплиной. В его вещах поисковики нашли медальон с клочком бумаги. На нем, судя по всему, рукой владельца простым карандашом нанесено: «Читинская обл. Газ-Заводской р-н, с. Ушмун (Голец) Стародубову Николаю».

 

«Наш Коля»

 

По выходным в составе отряда «Севастополь» работает Андрей Могила—хранитель фондов музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея». Поэтому путь реликвий в самые надежные руки был короток.

Для верности бросим взгляд на географическую карту. Читинская область: слева—примыкающая к Байкалу Бурятия; на юге—МНР (Монгольская народная республика), на юго-востоке—Китай… Ушмун—далеко не окраина региона, тем не менее, до Читы 600 километров пути. Чтобы измерить расстояние от Севастополя до Забайкалья, требуется аршин часовых поясов. Но они не встали на пути людей, которые совершенно бескорыстно, без особых надежд на успех (как-никак минуло около 80 лет со времени нелегких испытаний) решили пролить свет на судьбу рядового защитника Севастополя. Верно, помогли современные средства коммуникации. Но это—во-вторых. А во-первых, все же это негаснущая наша память, неподвластное времени чувство благодарности героям, не убывающей гордости за их подвиги.
С увеличенной копией листочка, заполненного воином Николаем Стародубовым, заместитель директора музейного комплекса Т.И. Уманская обратилась с запросами к главе сельского поселения Ушмунское С.А. Попову, в объединенный военкомат Шелопугинского и Газимуро-Заводского районов Читинской области, в другие инстанции. Результаты раскопок, проведенных Андреем Могилой и его товарищами на Мекензиевых горах, впечатлили Татьяну Ивановну настолько, что в ходе очередной экскурсии ею было рассказано о солдате из Забайкалья.
—Я живу в Москве, но родом из тех краев,—сказал молодой мужчина после завершения маршрута.—На малой родине у меня остались друзья. Они помогут в розыске близких Николая Стародубова.
Читинский москвич сдержал данное слово. В Севастополь на электронный адрес пришло письмо от читинца Павла Карелина. Через него Владимир Стародубов, внучатый племянник героя, погибшего летом 1942 года, передал в Севастополь семейную фотографию деда Никона Стародубова. При этом он сообщил, что Никон Стародубов был похож на Николая Стародубова. Как-никак родные братья.
С подачи Павла Карелина музейный комплекс «35-я береговая батарея» также стал обладателем номера региональной газеты «Земля» за 26 июля 2016 года с корреспонденцией о находке поисковиков в окрестностях Севастополя и о попытках поиска родственников солдата. Наконец Павел Карелин распорядился своим отпуском таким образом, чтобы с членами своей семьи присутствовать 3 июля 2016 года на церемонии захоронения останков земляка в некрополе 35-й береговой батареи.
Татьяне Ивановне по мобильной связи дозвонилась учительница (обратите внимание: не истории и даже не литературы, а математики) Ушмунской средней школы Е.Ю. Карелина. «Не родственница ли Павла Карелина?»—подумала Т.И. Уманская. Оказалось, однофамильцы. Между Татьяной Ивановной и Еленой Юрьевной завязалась переписка.
Очаровательно название села Николая Стародубова—Голец. В подробном четырехтомном повышенного формата словаре русского языка есть такое слово. «Гольцы,—говорится на соответствующей странице первой книги,—название безлесных горных вершин в Сибири». Не в Крыму, не на Кавказе, а именно в Сибири, в том числе и в Читинской области.
Е.Ю. Карелина с учащимися совершили поход на Ушмунский голец.
Каменистая лысина на горе не подошла даже самым нетребовательным к почве растениям, но ее признали пригодной для размещения поселочка рабочих, занятых добычей вольфрама, олова, серебра, свинца и цинка. Артель имени Семена Буденного работала на Ушмунском гольце с 1939-го по 1960 год. Кстати, трудовой коллектив здесь возглавлял Николай Стародубов—отец «нашего Коли».
На Ушмунском гольце воспитанники Елены Юрьевны подобрали обух кирки, достали иной горный инструмент, черепки крынки. Еще им удалось найти страницу газеты с заметкой «Успех старателей», написанной Николаем Стародубовым-старшим. Районка, видимо, вышла в 50-е годы.
Ушмунцы укрепляются в желании реализовать наконец давнишнюю идею создания у себя музея. Для этого есть все предпосылки. Местный краевед В.В. Курочкин копнул глубоко в исследовании прошлого своей малой родины. В 2017 году ушмунцы не погрешили бы против истины, если бы отметили 220-летие родной деревни. Ведь она, считает Виктор Васильевич, была основана не позже 1797 года. Интересны сведения, добытые энтузиастом, о хозяйственной деятельности в течение веков, о развитии учреждений образования, о реализации духовных запросов земляков. Но об этом, может, как-нибудь потом.

Крайне любопытно: кто предшествовал «нашему Коле» на поле брани? И на этот вопрос Виктор Курочкин имеет что сказать. Явившийся в 1875 году на свет казак первой сотни 2-го Нерчинского полка Петр Макаров участвовал в Китайском походе и в русско-японской войне. Ему пожаловали знаки отличия военного ордена Святого Георгия IV, III и II степени за «разведку в тылу японцев». Кавалером Георгиевских крестов вернулся домой из восточных походов и старший урядник 1-го Аргунского полка Перфилий Шемякин. Орденом Святого Георгия IV степени был награжден казак 2-го Аргунского полка Лев Шемякин, но посмертно. Он погиб смертью героя… будучи окруженным курдами и отказавшись сдаться в плен. Казак дрался с неприятелем с 1914 года на Кавказском фронте.
Защищать Родину от немецко-фашистских захватчиков в 1941-1945 годах из Ушмуна проводили многие десятки, может, сотни парней. Длинен список ушмунцев-орденоносцев. Он занимает стандартную страницу убористого текста: Василий Ермаков, Николай Макаров, Александр Кузнецов, Деомид Шемякин (панфиловец, кстати), Василий Орехов, Георгий Широков, Кирилл Макаров, Михаил Кузнецов, Николай Софьяников…
О некоторых можем сообщить подробности, так как невозможно остановить перо. Ушмунец Филипп Кузнецов воевал в составе 13-й гвардейской механизированной бригады. Возглавив взвод бронемашин разведроты, он в тылу врага пленил двух немецких офицеров и трех солдат. Из таких эпизодов соткана боевая биография отважного старшего лейтенанта.
Михаил Широков тоже служил в разведке. Во время одного из рейдов он забросал гранатами немецкую пушку вместе с расчетом. Попытка озверевшего врага расправиться со смельчаками обернулась потерей еще 20 солдат. Отважный воин сразил их метким огнем из автомата.
В 1985 году по случаю 40-летия Победы в Великой Отечественной войне в Ушмуне открыли памятник воинам-односельчанам. Если у обелиска есть стелы с именами героев, то как не увековечить таким образом защитника Севастополя Николая Стародубова? Два десятка воинов-ушмунцев, считалось, пропали на дорогах войны без вести. Не предатели ведь, о чем свидетельствует судьба «нашего Коли».
Читинцы, как и севастопольцы, как и по всей стране, выпустили свою Книгу Памяти. На 331-й странице тома помещено упоминание о Николае Стародубове. Ему едва исполнилось 19… Мальчишка еще, а он уже сержант, но пропал без вести в 1943 году.
Никогда не поздно обратиться к истине. Не в 1943-м, а в 1942 году Николай Стародубов не пропал без вести, а погиб в момент ожесточенных боев в рядах защитников Севастополя. Вот необходимые документы. Совместными хлопотами севастопольцев и ушмунцев в документах на имя павшего героя неблагозвучное БВП (без вести пропавший) попросту исчезнет. Как-никак в наши дни останки солдата с отданием воинских почестей обрели вечный покой в святом месте города-героя, каким является некрополь 35-й береговой батареи. Чем не документ—золотом нанесенное на гранитной плите имя…

Елена Юрьевна Карелина и ее воспитанники ведут поиск родственников Николая Стародубова. Уже стало известно, что потомки его дяди, Никона Николаевича, проживают кто в Комсомольске-на-Амуре, а кто в Ангарске.
С тех пор как в Севастополе, как живой, объявился Николай Стародубов, активнее и содержательнее пошла работа по военно-патриотическому воспитанию ребят в ушмунской десятилетке. В первой половине февраля, например, ее команда участвовала в краевом конкурсе по строевым приемам с оружием и без оружия. Юным ушмунцам присудили первое место в номинации «Слаженный строй». В общекомандном зачете они стали третьими.
Чуть позже ребята с красочными открытками в руках встали в людных местах села, чтобы поздравить мужчин с Днем защитника Отечества. Так прошла неожиданная, но приятная для людей акция «Подари открытку».
С участием главы департамента образования Газимуро-Заводского района Романа Задорожина прошло построение юнармейцев по случаю пополнения их рядов. Взрослые и дети были потрясены пришедшим из Севастополя видеообращением. С экрана к ним обратились их сверстники из батарейной школы, сотрудники музейного комплекса на мысе Херсонес. На экране вспыхивали кадры с видами 35-й береговой батареи, местом захоронения Николая Стародубова. Ребята из нашей 32-й средней школы пригласили в гости своих сверстников-ушмунцев. Те загорелись желанием посетить Севастополь. И такая их встреча с городом-героем может состояться. Новым друзьям обещано для музея, который, верится, откроют, в дар кое-что из личных вещей Николая Стародубова.
Наставников «юнармейцев» заинтересовала деятельность батарейной школы. «Не наладить ли нам общие занятия?»—спросили они. Разве что в записи, ведь и при новых средствах коммуникации границы часовых поясов остаются. Но они преодолимы, коль остается немеркнущей общая память о героях Великой Отечественной.

 

А. КАЛЬКО.
На снимках: семья Никона Стародубова; записка из медальона.

 

______________________________________________

Строки из писем

Т.И. Уманская—Е.Ю. Карелиной: «В письме вы называете Николая Стародубова по-родственному—Коля, наш Коля. Для нас эти ребята тоже наши, родненькие. И не безвестные защитники, а люди со своей судьбой, историей, со своими близкими и родными, которые их помнят. Вот таким близким Николаю человеком являетесь и вы».
Е.Ю. Карелина—Т.И. Уманской: «Когда я побывала на горе, где были прииск и деревня, где проживали Стародубовы, в моем сознании что-то поменялось. Я не знаю, что это было. На тот момент, когда мы туда ездили, я о них ничего не знала. Поднимались на вершину легко, просто потянуло куда-то. А оказалось…»
Т.И. Уманская—Е.Ю. Карелиной: «Спасибо за то, что вы взялись за возвращение Коли из неизвестности. Он—известный солдат».
Е.Ю. Карелина—Т.И. Уманской: «Коля стал для меня родным. Постоянно думаю: смогла бы вот так, как он и его товарищи? Представляю, какой страх они могли испытывать перед преимуществом врага. Но поднимались—не бежать, а в бой. Это же чувствуют и ребята».
Т.И. Уманская—Е.Ю. Карелиной: «А.И. Герцен написал: «Человеку для полного счастья необходимо достойное Отечество». Полностью счастливым ощущаешь себя не только тогда, когда обладаешь материальными благами, но и когда о месте, где живешь, говоришь с гордостью. Обомлела, когда увидела ваши климатические условия: 49 градусов ниже нуля. Не страшны мороз и жара, когда ты дома».
Е.Ю. Карелина—Т.И. Уманской: «Объединить нас могут наша память, доброта, уважение, любовь, надежда. Мне показалось, что расстояние, которое разделяет наши населенные пункты, просто исчезло. Спасибо вашим деткам из батарейной школы! Теперь еще больше хочется привезти наших ребят к вам, самой побывать в Севастополе».

Другие статьи этого номера