Имя солдата

Имя солдата

В Оборонном расположено Братское кладбище павших в боях защитников и освободителей Севастополя. В 1944 году, сразу после изгнания с полуострова немецко-фашистских захватчиков, здесь, у скромного здания сельского клуба, появился обелиск с красной звездочкой наверху. В 1957 году состоялось перезахоронение останков советских воинов, найденных в ближайших окрестностях города. Торжественные церемонии по этому поводу проходили и в следующие годы. Так, 22 июня 2017-го последние воинские почести были отданы солдатам и офицерам отдельной Приморской армии и морским пехотинцам, чьи останки были обнаружены поисковиками в районе Федюхиных высот и на восточных скатах Сапун-горы. В преддверии 74-й годовщины освобождения города-героя от оккупантов и в ознаменование 73-й годовщины нашей Победы в Великой Отечественной войне широкой общественности в Оборонном представили святое мемориальное место после коренной реконструкции с установленными 28 именными плитами из полированного черного гранита, о чем уже сообщала читателям наша газета.

 

На многих обелисках золотом горят слова: «Слава советским воинам, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!» Приблизительно так. Торжественно и строго. Но понятно наше желание знать героев пофамильно. Несколько раз менялась, обновлялась редакция многотомной «Книги памяти города-героя Севастополя». Но в ней неизменно сохранялись глубокая любовь, неподдельное восхищение жертвенным подвигом солдата. К нынешнему дню на страницы «Книги…» в твердой обложке цвета кумача внесены имена многих десятков тысяч защитников и освободителей Севастополя.
Владимир Емельянович Сергиенко—поисковик более чем с полувековым стажем—в доинтернетную пору вошел в первый состав редакции мемориального издания. Он и сейчас предметно взялся за составление списков воинов, которые покоятся на тех или иных братских кладбищах, прежде всего в Балаклаве и вблизи нее. Так появились плиты с именами героев у обелиска на пересечении улиц Новикова и Крестовского, а также на братском кладбище в микрорайоне улицы Благодатной. В деятельности сложившейся инициативной группы Владимира Сергиенко очередь дошла и до Оборонного.
Эта группа подвижников трудилась, по существу, совместно с научными сотрудниками Музея героической обороны и освобождения Севастополя, архивными учреждениями, офицерами городского военного комиссариата… Руководством региональной власти был оформлен государственный заказ на выполнение капитальных работ по благоустройству в 2017 году двух братских кладбищ, в том числе в селе Оборонном.
В обиходе закрепилось выражение: «Что написано пером, не вырубишь топором». Это перед пером слаб топор. Как же надо отработать исходный материал перед нанесением его резцом на плиты из полированного гранита! Списки павших смертью героев солдат и офицеров прошли строгую проверку в различных инстанциях, о чем свидетельствуют подписи их руководителей и «мокрые» печати компетентных учреждений. Но все-таки промашка вышла.
В раздел «Офицеры» внесли имя лейтенанта Г.А. Молочкова, уроженца села Калачи Карасукского района Новосибирской области, призванного в армию Ашхабадским райвоенкоматом. Ну и показательной же оказалась «география» лейтенанта: где Новосибирская область, а где Ашхабад за океаном песчаных дюн!
Глубокой осенью 1943 года 20-летний лейтенант—заместитель командира одного из батальонов 647-го стрелкового полка 216-й стрелковой дивизии 51-й армии со своими побратимами подошел к Перекопу. Там Григорий Молочков принял роту. За умелые действия подразделения в ходе штурма укреплений врага командира отметили высокой наградой—орденом Красного Знамени.
Когда плита с именем Г.А. Молочкова была готова, активистам позвонила заведующая отделом истории Великой Отечественной войны Музея героической обороны и освобождения Севастополя И.Ю. Агишева. Ирина Юрьевна сообщила свежую новость относительно Григория Молочкова. В ходе штурма Сапун-горы его рота в пух и прах разнесла три дота противника, уничтожила не менее сотни немецких солдат и офицеров. Григорий Молочков со своими витязями участвовал в уличных боях. Девятого мая роту бросили добивать врага на горе с Итальянским кладбищем. Здесь Григория и настигла вражеская пуля. Похороненного в Оборонном Г.А. Молочкова посмертно удостоили высокого звания Героя Советского Союза.
Год-два назад никто и предположить не мог,Имя солдата что в Оборонном обрел вечный покой хоть один Герой Советского Союза. И вот пожалуйста—Григорий Аксентьевич Молочков!
И он оказался не одинок. Как было установлено, в Оборонном также покоятся Герои Советского Союза: гвардии майор А.Т. Слободчиков—заместитель командира одного из полков 2-й гвардейской дивизии Приморской армии и старший сержант Ф.Н. Скорятин—комвзвода 57-го отдельного штурмового инженерного батальона 12-й штурмовой инженерной бригады. Алексей Терентьевич особо проявил себя, высадившись на плацдарме у Керчи, а Федор Николаевич—у Сиваша. Он свыше двадцати раз перешел его вброд, сопровождая под свист пуль и разрывы снарядов переправлявшиеся на полуостров наши подразделения. Так Г.А. Молочков оказался и в списке Героев Советского Союза, и в перечне офицеров. Замечательно! Но разве это промашка?
Инициативная группа посчитала справедливым актом (в чем получила всестороннюю поддержку!) выбить на гранитных плитах имена 25 гражданских лиц—расстрелянных фашистами председателей сельсовета Ф.Ф. Губкина, М.С. Михно, И.Г. Патрино, а также трехлетнего Кости Мауха и его сестрички—годовалой Леночки.
В течение долгих лет автор этих строк постоянно общается с В.Е. Сергиенко. Но только сейчас, на церемонии, из выступления его соратника—ветерана Федеральной службы охраны А.К. Прокопчука—узнал о трагической судьбе близких людей Владимира Емельяновича.
Его отец, Емельян Константинович, погиб при обстреле Оборонного во дворе своей усадьбы. Он успел пропустить первыми в погреб домочадцев. На глазах жены и детей Емельян Сергиенко был сражен на пороге укрытия. От воспаления легких оборвалась жизнь Раечки—младшей сестренки Володи Сергиенко. Девочка не прожила и года. С Максимовой дачи, где семья скрывалась от бомбежек, тельце девочки, обернутое для погребения в бушлат, доставили в Камары, как в то время называли нынешнее Оборонное. Могилу вырыли где-то под грушей. Но где росла та самая груша? Война, время поглотили ее следы…
В воскресенье, 21 декабря 1941 года, командование наседавшей на Севастополь 11-й армии вермахта ввело в бой 170-ю пехотную дивизию. Усиленный таким образом враг овладел высотой с Итальянским кладбищем, а также вошел в Верхний и Нижний Чоргунь. Худо обстояли дела и в других секторах обороны города. Тем временем, как говорится, на всех парах в Севастополь шел отряд кораблей Черноморского флота под флагом его командующего адмирала Ф.С. Октябрьского. На крейсерах «Красный Кавказ», «Красный Крым», эсминцах «Бодрый», «Незаможник» шло подкрепление—79-я особая морская стрелковая бригада. Это из Новороссийска. А из Туапсе лидер «Харьков» доставил батальон морпехов 9-й бригады. Две его роты были брошены в район Итальянского кладбища на подмогу обессиленным здесь подразделениям 8-й и 7-й бригад морской пехоты.
На следующий день бои здесь разгорелись с новой силой. С наступлением темноты при попытке обойти командный пункт 7-й бригады морской пехоты противник был отброшен на противоположный берег реки Черной.
Наши понесли тяжелые потери. В частности, погиб краснофлотец Сергей Кравцов. В «Книге памяти города-героя Севастополя» была помещена информация о нем как о пропавшем без вести. Племянники защитника главной базы Черноморского флота, Виктор Воронин и Владимир Кашубин, не могли смириться с неопределенностью. Свой поиск они начали, направив запрос в Санкт-Петербург, где находится архив Военно-Морского Флота. Более-менее внятные ответы на свои вопросы Виктор Николаевич и Владимир Иванович нашли в родном Севастополе, в частности в Музее героической обороны и освобождения Севастополя. Было получено подтверждение о том, что Сергей Кравцов был призван на Харьковщине, направлен в учебное подразделение морской пехоты. Защищал Севастополь в составе 7-й бригады морской пехоты. Погиб смертью героя 22 декабря 1941 года в районе Итальянского кладбища. Был похоронен на расположенном почти в шаговой близости от кладбища в селе Оборонном.
Отныне на гранитной плите выбито имя краснофлотца: Кравцов С.Я. На церемонии представления и освящения кладбища В.И. Кашубин с женой Н.Е. Бредихиной и В.Н. Воронин пришли с портретом героя. Время от времени они подходили к гранитной плите с его именем. После многолетних мытарств все еще не верилось, что оно, размещенное согласно алфавиту, на месте.
Всего, таким образом, в Оборонном увековечены имена свыше 3570 воинов, павших в боях за Севастополь. В своем выступлении В.Е. Сергиенко сказал, что своей очереди ждут еще как минимум девять запущенных кладбищ с братскими воинскими захоронениями. И там надлежит назвать ставшие известными в результате поисковой работы имена тех, кто отдал жизнь за Севастополь, за Родину.

 

А. КАЛЬКО.
На снимках: В.Н. Воронин, В.И. Кашубин и Н.Е. Бредихина; воинский мемориал в Оборонном.
Фото автора.

Другие статьи этого номера