«Мы обращаемся к вам, товарищи…»

«Мы обращаемся к вам, товарищи...»

В этом году, как уже сообщала своим читателям «Слава Севастополя», исполнилось 100 лет со дня рождения Героя Советского Союза Василия Дмитриевича Ревякина, руководителя Севастопольской подпольной организации в 1943-1944 гг. Сегодня мы вспоминаем этого мужественного человека и отдаем должное его подвигу.

 

На старой фотографии, хранящейся в фондах Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя,—молодой парень с гитарой в руках: аккуратный костюм с галстуком, модная стрижка, простое лицо. Ничто не выдает в нем будущего Героя Советского Союза. Пока он—студент Балашовского государственного учительского института Василий Ревякин. В его личном деле среди других документов довоенной поры особое внимание привлекает автобиография, написанная собственноручно. Она рассказывает нам о его стремлении к учебе с юности, несмотря на трудное положение многодетной семьи колхозников: «…родился 26 апреля 1918 г. в селе Данилкино Саратовской области. Первоначальное образование получил в школе 1-й ступени, окончил семилетку, учился в Балашовском техникуме агрохимии и почвоведения …поступил в Саратовский рабфак и сдал экзамены за 9-й класс». Василий Ревякин окончил естественный факультет Балашовского учительского института и получил профессию учителя химии и биологии.
В 1940 году молодого человека «Мы обращаемся к вам, товарищи...»призвали в ряды Красной Армии. В первые дни Великой Отечественной войны в составе 265-го корпусного артиллерийского полка 25-й стрелковой дивизии Приморской армии он участвовал в боях на берегах рек Прут и Днестр. 3 июля 1941 года в письме родным Василий рассказывал: «Действия на фронте пока что в пользу врага, но, несмотря на это, можно с уверенностью сказать, что захваченная немцами наша земля будет освобождена и фашистская гадина будет разбита на ее территории».
Затем были оборона Одессы, бои на севере Крыма и 250 героических дней в Севастополе. До окончания обороны 1941-1942 гг. гвардии старшина 18-го гвардейского артполка Ревякин находился на передовой. Командир полка майор Н.В. Богданов писал родителям Василия Дмитриевича: «Командование благодарит вас за воспитание беспредельно преданного сына нашей Родины, уверены, что в дальнейшем он будет храбро и мужественно бороться за Родину до полной победы над врагом…»
6 июля 1942 года Ревякин, находясь в отряде прикрытия, попал в плен на мысе Херсонес, однако смог бежать вечером того же дня, когда на Лабораторном шоссе к колонне измученных, обессилевших защитников Севастополя со скудным съестным и запасом питьевой водой стали подходить хозяйки частных домиков. Воспользовавшись возникшей суетой, Василий укрылся в тайнике во дворике дома Анастасии Лопачук. Спустя некоторое время он с невестой Лидией Нефедовой поселился по соседству, в полуразрушенном доме № 46. Аккуратные строчки на расчерченных листах домовой книги свидетельствуют об их прописке 7 августа 1942-го.
Изменив имя и назвавшись учителем, больным туберкулезом, а поэтому никогда не служившим в армии, подкрепив свои слова показаниями свидетелей Л.Т. Нефедовой-Ревякиной и А.П. Лопачук, Василий Дмитриевич получил право на проживание в оккупированном Севастополе. Легализация дала ему возможность шире заняться подпольной работой. Членами группы Ревякина к 1943 году были военнопленные—участники обороны Севастополя 1941-1942 гг.: Кузьма Анзин—связист 8-й бригады морской пехоты ЧФ, Константин Белоконь—командир комсомольского отряда при Севастопольской комендатуре пограничных войск, однополчане Ревякина Иван Пиванов и Михаил Пахомов, Наталья Величко—шофер 51-го артполка 109-й стрелковой дивизии Приморской армии и другие.
Через десятилетия до нас дошли бесценные сведения о создании организованного подполья и его деятельности. Тонкие серые листы с отлинованными полями, мелкий убористый почерк, угасающие с годами чернила, множество зашифрованных обозначений—все это дневник В.Д. Ревякина, который он вел в период оккупации Севастополя под псевдонимом «Орловский». В результате исследования, проведенного научными сотрудниками музея, удалось доказать, что в дневнике «Х»—это В.Д. Ревякин, а «Y»—Георгий Гузов (псевдоним «Попов»), выпускник школы № 3 и Севастопольского судостроительного техникума, коллега Ревякина по работе в школе № 1. Ими были написаны программа и устав Коммунистической подпольной организации в тылу немцев (КПОВТН). Данные документы определили основные направления и конечные цели работы организации: «проведение широкой агитационной работы среди населения, военнопленных, по возможности—среди армии противника… увеличение численности членов организации, приобретение оружия и диверсионная работа.… В конечном итоге—полностью привлечь все население города на сторону подпольной организации… выступить организованным путем, чтобы облегчить Красной Армии разгром врага и освобождение Севастополя».

 

«Мы обращаемся к вам, товарищи...»

 

Агитационная работа началась 21 марта 1943 года с выпуска 25 экземпляров первой политической листовки. «Воззвание к трудящимся г. Севастополя!» гласило: «Дорогие братья, сестры, отцы, матери, стонущие под ярмом гитлеровских поработителей! К вам обращаемся мы, ваши кровные товарищи, с призывом выступить с нами единым боевым фронтом за свержение кровавого нацистского режима!..» Написание рукописных листовок было очень рискованным, трудоемким делом, занимавшим, к тому же, много времени. В апреле того же года в развалинах были найдены две разбитые пишущие машинки, из которых с помощью мастера Л. Стеценко собрали одну, после чего листовки стали выходить в печатном виде тиражом около ста экземпляров. Они регулярно распространялись в разных районах города. С оборудованием подпольной типографии под полом кухни в доме Ревякина регулярным стал и выпуск газеты «За Родину!», первый ее номер увидел свет 10 июня 1943-го. Всего 25 номеров газеты выпустила подпольная организация, но и эти маленькие листочки со сводками «Совинформ-бюро» севастопольцы ждали с большим нетерпением. Свидетельство тому—еще одна запись из дневника Василия Ревякина: «8.11.1943 г. Наши сухари … весь город разбирал и с жадностью поглощал…» (под «сухарями» были зашифрованы экземпляры газеты «За Родину!»).
КПОВТН в течение лета-осени 1943 года объединила многие подпольные группы, прежде действовавшие разрозненно, в одно целое. Это значительно увеличило численность подполья—до 200 человек—и позволило активизировать работу диверсионной группы под руководством Н.И. Терещенко. На железной дороге и в военном морском порту, на немецких складах, рискуя жизнью, подпольщики проводили дерзкие операции по вскрытию вагонов, порче немецкого имущества, затягиванию и срыву сроков ремонта оборудования, сбору продовольствия и оружия.
Не имея связи с Большой землей, штаб Севастопольской подпольной организации всеми силами старался наладить ее с партизанами Крыма. В дневнике 8 ноября 1943 года Ревякин записал: «Как жаль, что не в состоянии сделать большего. Вот бы связь, вот бы боевые товарищи… Кажется, что собственными силами освободили бы свой город…» Сбор разведданных и установление связи с партизанами Крыма, командованием Красной Армии и Черноморского флота к 1944 году стали приоритетными задачами в боевой деятельности подпольщиков. Наладить связь с Южным соединением партизан Крыма и разведотрядом «Сокол» разведуправления штаба ЧФ удалось только в феврале 1944-го.
Обмен ценной информацией, документами и печатными изданиями продлился недолго. В середине марта 1944 года в результате предательства основное ядро подпольной организации было разгромлено. 14 марта в 2 часа ночи в своем доме был арестован В.Д. Ревякин, волна арестов прокатилась по домам активных подпольщиков, в течение двух недель было задержано около 60 человек. После месяца бесконечных допросов, очных ставок и избиений в середине апреля 1944-го В.Д. Ревякин и еще более 30 его боевых друзей были расстреляны на окраине города, в Юхариной балке. А всего через три недели Москва салютовала освобожденному Севастополю…
Подвиг героев не был забыт. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года за создание и руководство подпольной партийной организацией в Севастополе в годы Великой Отечественной войны, за выдающиеся заслуги, мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Василий Дмитриевич Ревякин посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Свыше 60 подпольщиков награждены государственными орденами и медалями, в том числе многие—посмертно.
Сегодня о событиях более чем 70-летней давности нам напоминают памятники «Борцам подполья» на кладбище Коммунаров и в Юхариной балке, мемориальные и аннотационные доски на улицах и зданиях Севастополя, носящие имена подпольщиков.
Память о Василии Ревякине и его товарищах, шагнувших в сорок четвертом в бессмертие, жива. Ее на протяжении полувека хранят в Музее героической обороны и освобождения Севастополя—Доме-музее Севастопольского подполья. Ведь именно музей является тем прочным звеном в хрупкой цепи времени, которое связывает поколения и передает потомкам опыт, мудрость и бесценное наследие предков.

 

А. СЕЛИВАНОВА, научный сотрудник Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя.
На снимках: Дом-музей Севастопольского подполья на Лабораторном шоссе; В. Ревякин—пока еще мирный студент; боец Красной Армии.

Другие статьи этого номера