Без права на ошибку

Как Россия защитит Крымский мост

Многие ныне живущие севастопольцы хорошо помнят надпись черной краской на обращенной к Большой Морской стене Покровского собора: «Проверено. Мин нет. Ильин. 12 мая 1944 года». Хлопотами небезразличных к прошлому города-героя людей родилась традиция собираться в этот день в знаковом месте. Май 2018-го исключением не стал.

 

Прохожие, одержимые житейскими заботами, замедляли ход около небольшой группы людей. Спрашивали: «По какому поводу сбор?» Та еще, нанесенная 74 года назад на кладку инкерманского камня надпись до наших дней, увы, не дошла. Не без всевозможных препон энтузиасты (ветераны Вооруженных Сил Владимир Рындин, в настоящее время депутат заксобрания Вячеслав Горелов и другие) воссоздали автограф военной поры. Участники то ли собрания, то ли мини-митинга указывали любопытным на строгую в исполнении мемориальную доску с лаконичным, но, тем не менее, пронизанным глубоким смыслом текстом: «Проверено. Мин нет…»
—Надо же, хожу возле храма ежедневно, но своеобразный привет освободителя города Ильина заметил впервые,—сказал один из прохожих.
Нас у собора на одного человека стало больше. В позапрошлом году, оказавшись здесь, сам несказанно удивился, узнав, что расписавшийся на многих домах очищенного от врага Севастополя командир роты 370-го отдельного саперного батальона 216-й Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова Сивашской стрелковой дивизии Николай Иванович Ильин жив. Даже представлялся случай прочитать написанную им книгу воспоминаний под ожидаемым названием «Записки сапера». Жить бы ему в спасенном им белокаменном городе у теплого Черного моря, если бы он того пожелал… Но родившемуся в декабре 1920 года под Омском в селе Богословка Н.И. Ильину выпало на последние десятилетия осесть в калужских Сухиничах.
Несправедливо, если этот городок не включен в список городов боевой славы. Если такая промашка и допущена, то хорошо было бы ее исправить. В 1941-1942 годах скромные Сухиничи несчетное количество раз упоминаются в летописи Великой Отечественной. В первых числах октября 1941 года «противнику удалось выйти в район восточнее Брянска». Тогда же 2-я армия вермахта оказалась у Сухиничей.
Сложилась так называемая сухиническая группировка противника. Третьего января 1942 года по ней дружно наотмашь ударили соединения 10-й армии Западного фронта. Захватчику было нанесено тяжелое поражение. Это, напомню, случилось 3 января. Но окончательно и бесповоротно освобождение от врага пришло лишь 29 августа 1942 года.
В течение почти девяти месяцев Сухиничи пребывали в центре сражений. Так, 26 января 1942 года войска левого крыла Западного фронта (10-я, 16-я и 61-я армии) «втянулись в районе Сухиничей в упорные бои». Это означало, что Сухиничи уступили противнику. Но три дня спустя городок в очередной раз стал нашим. И так до второй половины августа, когда немецко-фашистские войска откатились далеко на запад. Их погнали войска левого крыла Западного фронта.
Сегодня на местах упорных схваток в Сухиничах и его окрестностях высятся обелиски с именами героев, номерами полков, дивизий, армий. Они напоминали Николаю Ивановичу его дороги испытаний, которые пролегли где-то рядом и далеко на юге.
Молодому Николаю Ильину война не дала окончить в Киеве курсы среднего комсостава запаса. В апреле 1941 года его курсантскую роту направили в летние лагеря западнее Львова. Там сибиряк и встретил войну. В течение двадцати с лишним суток он находился в известном из истории окружении у Пирятина. Семь раз наши с боями прорывались через перемещавшуюся на восток линию фронта.
Юго-Западный, Северо-Кавказский, 4-й Украинский, 3-й Белорусский, 1-й Прибалтийский… По названиям фронтов несложно получить представление о перемещениях родной Николаю Ильину 216-й дивизии.
Три года, восемь месяцев и 22 дня—подсчитано точно—на передовой… Были ранения и тяжелые контузии. Особые страницы посвящены участию Николая Ивановича в боях за Крым и Севастополь. Наш герой и его товарищи оказались среди тех, кто, презрев холод и вязкий, местами выше колен ил, форсировали Сиваш. Занятый поздно осенью на его южном берегу плацдарм удерживался до апреля, пока наши войска стремительно пошли на юг, к Севастополю. Ночами под плотным обстрелом врага Николай Ильин и его боевые друзья прокладывали на склонах Сапун-горы проходы в минных полях.
В Севастополе дивизионный инженер-майор Жуков поставил задачу перед Николаем Ильиным и его ребятами подыскать в центре города два-три здания, пригодных для размещения штаба соединения. Полученный приказ долго не поддавался выполнению. Севастополь лежал в руинах. Пришлось довольствоваться более-менее уцелевшими подвальными помещениями. Они были первыми, на которых Николай Ильин оставил свой автограф: «Проверено. Мин нет. Ильин». Указание фамилии старшего в подразделении стало обязательным после того, как у Мелитополя подорвался на мине комдив генерал Васильев. Подписывай, сапер, и отвечай за последствия. В этой тяжелой работе специалистам по разминированию было отказано в праве на ошибку. Категорически.
Николай Ильин встретил Победу в Без права на ошибкугороде-крепости Кенигсберге с орденами Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, медалью «За отвагу» и другими наградами на выбеленной солнцем, дождями и потом гимнастерке. Особенно гордился Николай Иванович своим участием 24 июня 1945 года в Параде Победы в Москве, на Красной площади, в составе 9-го сводного полка 1-го Прибалтийского фронта.
В годы войны Николай Ильин потерял убитыми и пропавшими без вести родных братьев Александра, Михаила, Петра, Владимира, двоюродных братьев Ивана, Павла, Кузьму. Он завершал разгром фашистских войск и за близких ему людей и жил за них до 96 лет. Солдат ушел из жизни в начале прошлого года.
Можно и необходимо прислушаться к словам, произнесенным в этом году у стен Покровского собора. Говорилось, например, о том, что 12 мая 1944 года—дата полного освобождения Крыма и Севастополя от немецко-фашистских захватчиков и их союзников. Последняя точка в войне на полуострове была поставлена Николаем Ильиным. Было бы справедливо его именем назвать в Севастополе улицу. «И не потерять бы то, что имеем»,—сказал кто-то. Была ведь улица командира легендарной артбатареи на Малаховом кургане Матюхина. Но попробуй ее найти сегодня… Глава Клуба любителей истории города и флота О.Г. Доскато, как ни старается, никак не находит существующие на бумаге улицы Паустовского и Ахматовой.
…Николай Ильин прошел дорогами войны от их начала до конца без права на ошибку. Так заведено у саперов. Мы обязаны жить без права на забвение отважного сапера.

 

А. КАЛЬКО.
На снимках: мемориальная доска на Покровском соборе; Н.И. Ильин. Впереди—Парад Победы на Красной площади.

Другие статьи этого номера