Крепость святая

Врач Давид Ротгольц—городской голова Севастополя

В честь десятилетия со дня основания музейному историко-мемориальному комплексу «35-я береговая батарея» люди преподносят в дар книги о войне и об обороне и освобождении Севастополя, поднятые из земли поисковиками артефакты. Весной нынешнего года поступил подарок, как сразу показалось, не соответствующий профилю учреждения, подарок «необычный и трогательный», по словам директора комплекса Валерия Володина. Но обо всем по порядку.

 

В далеком тамбовском Мичуринске живет Валентина Колесникова, говорливая, скорая в движениях и делах, с добрым сердцем. С младых ногтей девочка живо откликалась на радости и скорби живущих рядом. Где хватало собственных силенок, управлялась сама, только бы помочь ближним, соседям, улице, всему селу (Валентина росла в глубокой провинции).
Однажды все жители дружно развели руками: разбитую дорогу к их избам им никак не поправить. Но и в этом случае Валечка не опустила руки. Как это раньше бывало, девочка села за стол, чтобы написать очередную заметку в «Мичуринскую правду». Только на сей раз это был рассказ не о тематическом вечере в клубе, не о читательской конференции в библиотеке, а об ухабах на пути рейсового автобуса и гужевого транспорта.
Заметка проняла районное начальство так, что на место доставили нужное количество щебня, асфальта, пришла техника. Дорога вышла на загляденье, хоть яйцо кати, как принято говорить в этом случае.
Односельчане от души благодарили свою заступницу. В районе же активному юнкору вручили путевку для поездки не куда-нибудь, а в «Артек». Девочка даже растерялась. До сих пор она только слышала о крымском пионерлагере. Он казался девочке недосягаемым, и вдруг ей самой предстоит отправиться в дальнюю дорогу. Страшновато даже стало: «Артек»! В этом случае, подумала она, и наряды необходимы особенные. Но все сложилось как надо. «Артек», горы, море, весь Крым навсегда пленили душу Валечки.
Последовавшие затем годы многие события вместили в жизнь Валентины Колесниковой. Утешение от груза неподъемных испытаний женщина нашла в православной вере. В горькие минуты личного свойства перед глазами вставали «Артек» и все, что ему сопутствовало. После «Крымской весны» женщиной сильно овладело желание вновь посетить Крым, «Артек», чтобы вручить высокому руководству специально изготовленные резные деревянные иконы—как благословение земли тамбовской новых субъектов Российской Федерации, как моральную поддержку жителей полуострова в их выборе.
Проторенной в детстве дорогой Валентина Германовна отправилась в путь осенью минувшего года. После Симферополя, «Артека» гостья оказалась в Севастополе, в музейном историко-мемориальном комплексе «35-я береговая батарея». После посещения казематов, пантеона, где с портретов на посетителей с немым вопросом устремлены взоры последних защитников Севастополя, Валентина Колесникова не могла сдержать слез.
Со словами благодарности она пошла к директору музея Валерию Володину. Валерий Иванович согласился сфотографироваться с гостьей, подарил ей свою фуражку морского офицера. Валентина Германовна, представившаяся как волонтер, выступившая у себя на родине инициатором ряда благотворительных акций, пообещала новым друзьям побывать снова в Севастополе, чтобы принести икону в дар 35-й береговой батарее. «А вы поместите ее на стене часовни Архистратига Михаила»,—предложила Валентина Германовна. Никто не сомневался, что так и будет.
Накануне 1 Мая раздался телефонный звонок: «Едем с иконами. Не беспокойтесь только, заночуем на вокзале». О каком вокзале могла идти речь? Ближе к полуночи Валентину Колесникову и ее мужа Игоря с неподъемными баулами разместили в гостевом домике вблизи 35-й береговой батареи. В багаже супружеской четы оказались не одна и не две, а 14 икон с ликами святых священномучеников—исключительно покровителей русского воинства.
Валентина Колесникова впервые вникла в эту область духовной жизни соотечественников. Взять, например, Александра Невского, которому особо поклоняются в частях войск специального назначения. В личности благоверного великого князя сочетались и государственная мудрость, и воинская доблесть, и святость. Предки и потомки победителя Ледового побоища княжили в ныне украинском Переяславе, в Великом Новгороде, в Москве… Разве можно при этом говорить, что «Україна—не Росiя», что «Україна—це Європа». Глубоко залегающие корни общей культуры, общей государственности обязательно дадут новые побеги. Их не истребить руками жалких, ничтожных предателей. Бесы падут ниц перед святостью.
Святой праведный Феодор Ушаков, не знавший поражений на море, адмирал флота российского, не нуждается в представлениях как покровитель всех моряков.
Своих небесных ходатаев перед престолом Всевышнего обрели и воздушно-десантные войска, и артиллеристы… Их предшественники стойко защищали, решительно, не жалея жизни, освобождали Севастополь.
«Теплее, уютней стало в храме после того, как на его стенах слева и справа поместили иконы, привезенные из Мичуринска Валентиной Колесниковой»,—сказала заместитель директора музейного комплекса Татьяна Уманская.
Это изображения святых, святителей и священномучеников архангела Михаила, Георгия Победоносца, Николая Чудотворца, Андрея Первозванного, пророка Илии, Дмитрия Донского, Ильи Муромца Печерского, Варвары… 2 мая перед их ликами совершил благодарственный молебен и освятил их отец Сергий Федоров—настоятель строящегося в микрорайоне Камышовой бухты храма Святого Николая.
Иконы резные, деревянные. Они защищены специальным лаком от холодов, жары и соленого дыхания моря. Большая их часть изготовлена мастером из Мичуринска Андреем Раздорским. В часовне Архистратига Михаила на 35-й береговой батарее две общие рамы—дело рук многолетнего друга музейного комплекса и подвижника Петра Сагайдака. Они заключают по семь подаренных икон.
В истории дарения икон музейному историко-мемориальному комплексу—все главное, все волнующее. Особо стоит выделить одно обстоятельство: Валентина Колесникова, как автор проекта «Во имя мира на Земле», приобщила к благому делу благотворителей и меценатов как отдельных граждан, своих земляков, так и крупных в родном городе производственных коллективов. Расходы по изготовлению образов для музейного комплекса в Севастополе взяли на себя Мичуринская городская больница (главный врач—В. Кулешов), торговый центр «Хозяин» Т. Чернецовой, локомотиворемонтный завод «Милорем», семьи Кожановых, Коюдиных, Ящук, Ореховых, Языковых…
Стараниями Валентины Германовны Севастополь обрел в Мичуринске много друзей.

 

А. КАЛЬКО.
На снимке: часовня Архистратига Михаила.

Другие статьи этого номера