«До Севастополя я доехал…»

Загорай—не хочу!

Кто-то уже доехал до Севастополя, кто-то в пути, кто-то пока лишь планирует поездку. Добравшись, туристы, командированные, словом, гости города, передвигаются по нему не только по делам или в поисках новых впечатлений, знакомств с историей, архитектурой, но и в надежде отыскать места с подходящим питанием. Кому-то сойдёт любой уличный фастфуд, а кому-то подавай ресторан с выверенной кухней, утончённым интерьером, эффектной подачей блюд. Немало и тех, кто перед поездкой прочитал восторженные гастрономические посты в социальных сетях и собрался столоваться исключительно по соответствующим адресам.

 

В 1903 году Антон Павлович Чехов писал своей матери Евгении Яковлевне из Севастополя: «Милая мама, до Севастополя я доехал благополучно… Завтракал очень хорошо. Теперь сижу на вокзале и пью чай».
А что сегодня сообщил бы Антон Павлович в своей корреспонденции о севастопольском общепите? Что предстало бы его доброжелательному, но пристальному взору? Не стала бы еда или её приготовление пищей для создания нового произведения? Как сегодня обстоят дела с организацией питания, например, на одном из основных транспортных узлов нашего города—автовокзале? Это особо актуально с учётом приближающегося, да нет, уже вполне развернувшегося туристического сезона, когда, говоря суровым официальным языком, в разы увеличивается пассажиропоток.
Так вот, в наши дни Антон Павлович в Севастополе мог бы не только отлично позавтракать, но и пообедать, поужинать, не считая бесконечных возможностей перекусить. Но словцо «перекусить» вряд ли применимо к Антону Павловичу —все-таки человеком он был крайне обстоятельным и неспешным во всём, тем более когда дело касалось культуры приёма пищи. Стоит почитать только его письма-инструкции родным по покупкам, строительству, ремонту домов, распоряжению деньгами и т.п.
Оставив словесно-кулинарные орнаменты ресторанным критикам, просто сообщим, что если прибыть в наш город, например, автобусом, то по выходе из последнего, основательно проголодавшись в пути, можно сразу только перекусить. Помимо мелких закусочных, буквально опоясывающих автовокзал (справедливости ради заметим, что часть неказистых торговых точек, уродующих пространство у центрального входа, ликвидирована), в самом здании находится буфет, в меню которого значится в основном тот же набор продуктов, что и в киосках поблизости: самса, пирожки, слойки, пицца, напитки. Разве что перекусить и выпить чаю здесь можно, присев за столик, а не уныло топчась с горячим стаканом и промасленным свёртком в руках аккурат напротив мест для высадки-посадки пассажиров. О буфете следует отдельно сказать: он чист и даже для вокзального заведения относительно уютен.
Ну а за более основательным и вдумчивым поглощением пищи пожалуйте в городские рестораны, которых на сегодня достаточно как для местных, так и для заезжих гурманов. Один грешок этого сегмента общепита—найти-то отличную еду можно, но вот чтобы за адекватные деньги, да ещё в разгар туристического сезона… Возможно, «спасут» многочисленные кафе, таверны, столовые и даже весёлые забегаловки, в которых помимо привычной самсы или чебуреков можно съесть тарелку супа и салат.
Пообедали. Что делать, когда обед давно миновал, до ужина далеко, а ноги гудят от ходьбы, и наваливается послеобеденная духота? Мороженое! Да еще в тени на Приморском бульваре или, если утомила картина бульварного оживления,—в тенистом дворике. Ну или оказией очутиться в кафе, специализирующемся на этом освежающем десерте.
В жаркую пору этот десерт—в основном списке вкусовых предпочтений у большинства. И, кажется, проблем с выбором на сегодня нет: куда ни кинешь взгляд, увидишь пёстрые витрины-холодильники. Да и почти в каждом магазинчике прохладный продукт в наличии—в основном в привычных вафельных стаканчиках и рожках, есть также шербет и фруктовый лёд. Ассортимент производителей не назовёшь скудным, тем более с оглядкой на всё ещё существующие проблемы с доставкой в Крым любых продуктов, не говоря о таком капризном, как мороженое. Но и крымский производитель не дремлет. По словам неоднократно отведавших местное мороженое, оно вполне отвечает пищевым стандартам и разным вкусам. И Чехов, возможно, написал бы сегодня своему товарищу, что в один из жарких сезонов «проел половину своего состояния на мороженом».
Не рекламируя никого конкретно, только подскажем, что в Севастополе также можно попробовать настоящее итальянское мороженое—джелато. Есть и классическая сливочная страчателла с шоколадной крошкой, и мороженое-йогурт, и кофейное тирамису, и уйма других видов этого непревзойдённого продукта.
Завершая нашу, возможно легковесную, туристическо-гастрономическую тему, пребываем в уверенности, что Антон Павлович и сегодня нашёл бы в Севастополе «честный, сытый стол»—даже такой, после которого «глаза слипаются и во всем теле дремота стоит, приятно читать про политику…»

 

Ж. ХРОМЕНКОВА.
На снимке: изумительный десерт.
Фото автора.

 

Другие статьи этого номера