«Проштрафившаяся» красота

Загорай—не хочу!

Еще каких-нибудь два-три года назад Севастополь сложно было назвать утопающим в цветах городом. Сегодня—картина весьма и весьма привлекательная. Не до всех, правда, «укромных» уголков белокаменного цветущие красавцы добрались, но всё же… Все же справедливости ради стоит сказать, что городской пейзаж существенно преобразился и выглядит сегодня если не на «пять с плюсом», то на твердую «четверочку»—это уж точно.
Городские власти не только сами проявляют в этом благом деле усердие, но и активно вовлекают в него жителей-севастопольцев. Земляки наши хоть и легки на подъем, но «раскачались» пока что далеко не все. Не приобрело дело массового, так сказать, масштаба. Кому-то недосуг красотой заниматься, кто-то этому не обучен, у кого-то желание преображать окружающую действительность пока дремлет, а кто-то осторожничает, поскольку наслышан о пусть и немногочисленных, но вполне себе поучительных историях, несколько притупляющих энтузиазм.
Об одной из них с горечью и обидой поведала наша землячка с улицы Горпищенко Александра Афонина.

 

Колючки краше цветов?

«Уважаемая редакция, здравствуйте. Я читаю вашу газету, где вы много пишете о благоустройстве города. Хочу рассказать, как я благоустроила маленький клочок земли под окнами своей квартиры. В 2005 году я переехала на ул. Горпищенко в квартиру, где 50 лет жили асоциальные личности, это мягко говоря. Под окнами росли какие-то колючки, валялись забросанные мусором доски, где жили и спали эти самые жильцы. Через дорогу была пивнушка, поэтому в туалет все шли под мои окна. Жить так и на все это смотреть было невыносимо. Колючки я выкорчевала, землю перекопала, мусор убрала, посадила цветы. Но ничего не будет расти и цвести, если хозяева—бомжи. Я огородила участочек сеткой-рабицей. Двенадцать лет у меня была красота, люди, проходя, любовались моими цветами. С ранней весны и до морозов все цвело и благоухало. Мне это все вставало в копеечку. И покупка цветов, и вода—все стоит денег.
В этом году эта красота, видимо, кому-то стала поперек горла. Меня вызвали на ул. Демидова и сообщили: «Вы оштрафованы на пять тысяч». Спрашиваю: «За что?» Отвечают: «За то, что заняли государственную землю». Пытаюсь возразить: «Я ее не заняла, а благоустроила. Если надо сетку снять, предупредите, а потом штрафуйте. Так было всегда». На что мне ответили: «В России штраф можно выносить без предупреждения». Я законов не знаю, но что же получается? Можно, значит, лупануть человека по голове без предупреждения? Я—законопослушный гражданин. Что я сделала плохого? Навела порядок под окнами, а меня за это оштрафовали. Полпенсии осталось. Месяц без лекарств, а без них я не могу—гипертоник и сердечница…
Вывод из случившегося я все же сделала. Теперь остаток жизни, сколько мне отмерено, никогда для дома ничего не сделаю и детям закажу.
Сдерживая слезы, я выкопала все цветы. Сейчас под окнами опять растет бурьян, пьяницы ходят в туалет. Это, видимо, всех устраивает.
Я работаю дворником и вижу, как всё вокруг дома и вдоль тротуаров загажено собаками, стать негде. Вижу, как люди из окон бросают мусор. Полные пакеты и даже стройматериалы летят в окно. Никого за это не наказывают. А собак выгуливают под домом, прямо под окнами. Противно. Всё загажено и… ненаказуемо. Мне обидно до слез, что меня наказали за красоту.
Я очень разочаровалась и руки опустила. Противно, конечно, видеть бурьян под окнами, я люблю порядок. Но теперь делать ничего не буду. Буду как все…
Александра Афонина, ул. Горпищенко, 52».

 

Редакция не располагает информацией о том, какой именно участок земли был огорожен сеткой-рабицей, очищен и освобожден женщиной под цветник. И кому буйно цветущая и благоухающая клумба так помешала, что ее не просто вынудили выкорчевать, но, видимо, в назидание последователям (вдруг таковые объявятся) садовода-любителя оштрафовали на пять тысяч рубликов. Для пенсионера, согласитесь, сумма весьма существенная. Неужели не нашлось более гуманного способа убедить женщину расстаться с созданной собственными руками красотой?
Вот бы подобным образом наши чиновники власть употребляли к тем, кто действительно уродует на свой хамский манер облик Севастополя. Или пренебрежительно равнодушно созерцает творящиеся безобразия, делая вид, что все «нормалек», нет проблем. За подобными примерами и ходить-то далеко не надо. Они здесь, рядом, на каждом шагу. И виновники не внакладе, живут себе, здравствуют, процветают.
Посмотрите, пожалуйста, наши уважаемые читатели, на снимок и ответьте честно на вопросы: «Эта территория напротив магазина «Приветливый», что на проспекте Генерала Острякова,—самое подходящее место для очередного (уже со счета сбились, какого) ларька-сарайчика? Он украшает город, район, идеально вписывается в пространство?»
И тем не менее он стоит. И на этом проходном месте ведется бойкая торговля. И никаких, заметьте, оргвыводов пока что не сделано. Никто не наказан, штрафами не задавлен.
Все так же остаются за кадром неистребимые пачкуны, о которых мы уже и писать устали, а они как «украшали» наш город «посуточниками», «жесткими риториками», «материнским капиталом», «натяжными потолками» и прочая, так и продолжают это делать.
Нагло, беззастенчиво, навязчиво. С указанием номеров телефонов. Как вызов: «И что вы со мной сделаете?» А правда, что? Это ведь вам не просто цветочница-пенсионерка, законопослушная, любящая порядок и чистоту. Это ведь вам бизнес!

 

Немного из другой серии, но тоже на тему благоустройства и комфорта, письмо жителей домов № 1, 3, 4, 7, 11 с улицы Лоцманской.

Плеваться и ругаться…

«Уважаемая редакция, помогите нам решить нашу проблему. Она связана с дорогой, которая ведет к нашим дворам и домам. Невозможно по ней проехать с детской коляской, сложно и пройти. Выглядит она малопривлекательно. Машины тоже «убиваются». Кто нам будет платить за их ремонт?! Таксисты, когда нас подвозят, плюются и ругаются. Помогите!
С уважением
Н.Я. Вовк от имени жильцов ул. Лоцманской, № 1, 3, 4, 7, 11».

 

Плеваться и ругаться, конечно же, нехорошо. Но что делать, если «парламентскими» выражениями ситуацию уже не опишешь! Жильцы домов понимают и осознают, что всё сразу не бывает, что слишком много накопилось «узких» мест за долгие годы ничегонеделанья, но всё же очень деликатно просят ускорить процесс в отношении их внутридворовой дороги. Будем уповать на то, что и нас, и наших земляков услышат.
Не будем злоупотреблять примерами, оптимизма не добавляющими. Их можно приводить еще долго. Заметим лишь одно: порядок в нашем общем доме—дело тоже общее. И тех наших соседей, которые искренне пытаются сделать Севастополь еще более красивым, уютным, ухоженным, привлекательным и комфортным, нужно поощрять, а не штрафовать. Даже в том случае, если с любовью произведенную красоту они пока еще вынуждены (подчеркнем, вынуждены) огораживать сеткой-рабицей. Согласны?..

 

А теперь вернемся к нашему прошлому разговору. В нем мы попросили севастопольцев поучаствовать в дискуссии на тему «Кто, кому и что должен?» Это упрощенное видение. А более точное и корректное выглядит следующим образом: что с нами со всеми происходит, почему мы стали жить по принципу «человек человеку не брат, а волк»? Первые отклики пришли в редакцию уже в день выхода материала «Никто никому ничего не должен?» Публикуем их без комментариев, надеясь на продолжение разговора.

Когда Бог—водитель

«Здравствуйте, уважаемая редакция! Вы очень своевременно подняли тему «озверения» людей. Иногда от всего происходящего даже становится страшно.
21 июня, переправляясь на южную сторону Севастополя на катере, обратила внимание на довольно молодого мужчину с повязкой из бинта на руке. Обычно такие накладывают в медучреждениях, когда берут кровь из вены. Явление не столь редкое, но состояние этого мужчины явно требовало вмешательства. Он стоял, пошатываясь, периодически закрывал глаза. Свободных мест в катере не было, но ему никто место не уступил. Минуты переправы, казалось, длились целую вечность. Пассажир с повязкой, прилагая усилия, вышел из катера на Графской пристани, еле «дополз» до ближайшего дерева и оперся о него. Человеку явно была необходима помощь. Я подошла, спросила, чем могу помочь. Он ответил, что едет домой из больницы. Главное—сесть в маршрутный автобус. До остановки маршруток я его проводила. Подошел 16-й. Мой «пациент» открыл дверь, намереваясь присесть рядом с водителем. И тут раздался не спокойный голос, даже не окрик, а настоящий рёв: «Ищите место сзади, в салоне». Обессиленный, плохо чувствующий себя человек спорить не стал. Вошел в салон, ища место сзади, как ему было велено. Двери захлопнулись, маршрутка покатилась по улицам Севастополя.
А я стояла на остановке, изнывая от жары, и недоумевала: «Почему мы стали так относиться друг к другу? Неужели нам понятен лишь язык силы? И что, водитель маршрутки—вершитель судеб, почти Бог на земле?» Ответа я не находила. А в голове то и дело всплывало усвоенное с детства: «Относись к людям так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе». Просто и понятно. Неясно лишь, почему мы не можем жить по этому простому принципу?
Татьяна Олегова».

Вы очень «любезны»!

«Добрый день, уважаемая «Слава». Вы пригласили к разговору, и у меня появился повод в нем поучаствовать. В субботу, 23 июня, пошла за покупками на рынок «Чайка». Подошла к хлебному ларьку, где торгуют продукцией нашего ранее прославленного хлебозавода им. Кирова. Продавец—дама в возрасте. Поскольку я плохо вижу (инвалид по зрению), посмела побеспокоить продавца вопросом: «Есть ли хлеб «Царский», нарезка?» На что мне был дан резкий ответ: «Все на витрине!»
—А если я не вижу? Если я инвалид по зрению? К тому же на солнце стеклянная витрина «бликует»…
—Значит, пусть вам покупатели подскажут—те, что рядом стоят!
Железная логика, не правда ли? Стоящая за мной в очереди молодая женщина с девочкой возмутилась: «Неужели трудно ответить?»
И тут из уст пожилого продавца прозвучала фраза вашего заголовка: «Я никому ничего не должна!» Хлеб я купила, мне его, продолжая бубнить, продавец все же выдала. Я отошла от киоска и разревелась. Субботнее утро было испорчено черствостью и хамством. Могу представить, что бы я услышала в свой адрес, если бы не сдержалась и «завелась» сама…
К слову, на витрине я рассмотрела объявление: «Требуется продавец». Видно, торгующая в этом ларьке «мадам» и сама чувствует, что пора ей отдохнуть от нас, покупателей (на минуточку, обеспечивающих ей какой-никакой, но всё-таки дополнительный доход к пенсии).
Мне интересно, как она повела бы себя, окажись на моем месте. Хотя оказаться на нем я не пожелала бы и злейшему врагу.
Наталья Вахарова».

 

На сегодня всё. Будем общаться и оставаться людьми. Ведь так будет лучше всем.

 

Татьяна ЯРОШЕВСКАЯ.
Фото В. Докина.

Другие статьи этого номера