«На тебя глядят…»

«На тебя глядят...»

«Война рядом,—вздохнёт кто-то.—Столько горя вокруг, а тут «всего-навсего» дельфины, пусть и симпатяги…» Стоит ли в наше действительно обильное на различные беды и проблемы время говорить о таких «незначительных темах», как содержание, изначальное «задержание» (отлов) и дальнейшее удерживание их в искусственных условиях?

 

Они существуют друг с другом в постоянной нервной, даже, кажется, сердечной связи, которой зачастую не обнаружить и у человека. Когда речь заходит о них, улыбка большинства людей гарантирована. Они существуют друг с другом в постоянной нервной, даже, кажется, сердечной связи, которой зачастую не обнаружить и у человека. Когда речь заходит о них, улыбка большинства людей гарантирована. У меня же, особенно в последнее время, при упоминании о дельфинах, их жизни в дельфинариях, пусть и самых современных, отлично оборудованных, возникают лишь мрачность и отчаяние от невозможности помочь. Пусть не всем, а хотя бы тем, которые рядом: например в Севастопольском дельфинарии, что находится на набережной. Наверное, для кого-то очень приятно в летнюю полуденную сушь зайти сюда, особенно с детьми, освежиться и заодно приобщиться к чему-то благостному, гуманному: встреча ведь с умнейшими созданиями—шоу, в котором организаторы демонстрируют уникальные возможности дрессировки этих улыбчивых морских добряков. Зазывные предложения посетить дельфинарий обещают «позитивные эмоции, веселье, фото с дельфинами на память». Тем более что и взрослым, и детям, как не устают повторять педагоги, психологи, врачи, очень полезно общение с дельфинами. Полезно, конечно, но не в случае, когда общение это состоит в наблюдении за дельфиньим шоу, организованном как доходный промысел.  Когда-то я побывала в Safari-World—тематическом парке недалёко от Бангкока. Всё ничего, особенно в той части, где животные живут хоть и в ограждённом, охраняемом, но всё же относительно свободном и обширном пространстве. Как гласят путеводители, «в условиях дикой природы». Но вот попали мы с друзьями, вернее, конечно, сами пришли, следуя типовой туристической программе, на представление. Обезьяны изображали на ринге соревнования по тайскому боксу. Всё как положено: «боксёры» потешно маневрировали, отвешивали лоу-кики и прочие апперкоты и хуки своим коллегам по шоу. Их тренеры в перерывах между боями обмахивали «спортсменов» полотенцами, беспрестанно давая наставления, каждый—своему подопечному, потешно заводя губы чуть не к уху, обнажая суровые челюсти. «Бойцы» прикладывались к бутылкам с водой и, прополоскав рот, сплёвывали её, полностью повторяя все движения боксёров-людей. Тут же девчонки-обезьянки в коротких юбочках, важно перекатываясь на полукруглых ножках, проносили муэйтайскую атрибутику и совершали танцевальные движения, виляли бёдрами так, что юбки порой слетали, и ушастые девицы начинали их тут же пристраивать на свои шерстяные ножки. Хохот публики. До визга, до колик. Восторг, умиление—ещё долго после завершения. Наверняка обильная касса у распорядителей. Уже покидая трибуны, обратили внимание на старого самца в белой рубахе, по всей видимости, почти списанного с шоу-помоста, но ещё изображающего то ли спортивного функционера, то ли охранника, то ли кассира представления. Его взгляд разом погасил смешливость и дуркование — на нас смотрел заплаканный старик. И снова кто-то скептически произнесёт: «Работа как работа». Что подобное шоу, что дельфинарий, что цирк, что зоопарк… Да и животные в большинстве случаев в них накормлены, за ними вполне прилично ухаживают.Вот страшные строки о недавнем происшествии в шоу-зоозаведении: «В заключении о смерти было сказано, что дельфин по прозвищу Ваня умер от паралича дыхательного центра и отёка лёгких в результате системной интоксикации, развившейся вследствие геморрагической пневмонии. Узнав накануне о болезни своего подопечного, сотрудники биостанции немедленно прибыли в дельфинарий, однако осмотреть Ванечку им не удалось—представители коммерческой структуры запретили брать биоматериал животного на анализ и потребовали покинуть территорию. Из-за того, что не была оказана своевременная медицинская помощь, дельфин умер. По факту жестокого обращения с животными биологической станцией направлены заявления в правоохранительные органы Севастополя…» («Форпост», 14.06.18 г.).В этих злосчастных дельфинариях по всему миру ныне томятся в кафельных или иных стенах тысячи дельфинов, вместо того чтобы носиться со своими счастливыми собратьями по волнам морей и океанов.Предвижу ворох аргументов в пользу конкретно дельфинариев. Но любые доводы о «социализации, больных детках», которых якобы массово излечивают дельфины, разбиваются об утренний жалобный крик дельфина из тесного здания на севастопольской набережной.И пока, проходя мимо, остаётся только ускорить шаг. Чтобы не слышать и не представлять. И чтобы не всплывала в памяти мультяшная песенка из детства:

А дельфины добрые,..

а дельфины скромные…

На тебя глядят умными глазами…

 

Ж.ХРОМЕНКОВА.

Другие статьи этого номера