Попытка № 2

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на днях принял решение по делу «Волокитин и другие против России». Судьи единогласно обязали Российскую Федерацию как правопреемницу СССР погасить задолженность по облигациям государственного внутреннего выигрышного займа 1982 года. По решению суда к выплате определены различные денежные суммы.

 

Решение ЕСПЧ по срокам, можно сказать,Попытка № 2 идеально совпало с письмом Татьяны Тимофеевны Сивко, которое пришло к нам в редакцию, нет, не из относительно далекого Страсбурга, а из совсем близкой Качи. Но именно поэтому оно и имеет очень важное для понимания общей ситуации значение. Судите сами.
«Уважаемая редакция,—пишет Татьяна Тимофеевна.—Я, конечно, никакой политик, но за ситуацией в стране и мире слежу, в том числе и благодаря «Славе Севастополя». В «прямых линиях» с читателями вы постоянно делаете замеры общественного мнения по наиболее актуальным проблемам нашего сегодняшнего бытия. Мне кажется, складывается оно сейчас настолько непросто, что над проблемами государственного уровня в самый раз задуматься всем и каждому.
Я не о том, что каждая домохозяйка должна немедленно потребовать для себя чиновный кабинет. Просто пришло время каждому определиться с личным маневром в общем плане действий. Смотрите, как согласованно, очень последовательно и, самое главное, дружненько так давит на нас своими санкциями «цивилизованный Запад»! И не забавы для… Они всерьез рассчитывают на успех, полагают: уж теперь-то получится точно! Попытка № 2.
Сейчас немногие знают (ведь в школе этому уже не учат), что в условиях санкционного давления Запада мы уже жили больше двух десятилетий (от революции и, как минимум, до Великой Отечественной войны). И где мы взяли деньги, чтобы победить не одну—две послевоенные разрухи и оказаться впереди планеты всей не только в космосе и балете? Внутри страны. Рядовые труженики выступили в качестве главных инвесторов. Посредством собственного трудового рубля, который работающее население вкладывало в отечественную экономику.
Правительство занимало эти средства, выпуская специальные облигации и гарантируя в будущем возврат заимствованных средств. А ведь так и было. Не сразу, но долги вернули. Государство свое обещание все-таки выполнило. В труднейшие периоды своей истории страна спасалась и находила силы к стремительному рывку в полной консолидации сил всех слоев и сословий общества. А будем мы—будут и деньги. Так ведь и вышло. Сохранили и преумножили страну, и деньги людям вернули».
Ну, с возвращением денег были, как говорится, нюансы. Вышеупомянутое решение ЕСПЧ—тому подтверждение. Государство (все понимают, речь идет о СССР) нередко (а точнее будет сказать—часто) переносило сроки выплат по процентам, меняло доходность и даже годы погашения облигаций. В 1957 году ЦК КПСС и Совет Министров СССР, например, приняли постановление «О государственных займах, размещаемых по подписке среди трудящихся Советского Союза», согласно которому выпуск новых займов практически прекращался, ранее обещанные платежи вновь были отсрочены на 20 лет, и выигрышные тиражи проводиться перестали. С учетом того, что в соответствии с решением XXI съезда КПСС к этому времени в Советском Союзе уже должен был наступить коммунизм, отдавать деньги никому не собирались.
Вспоминается картинка из собственного детства (думаю, аналогичными воспоминаниями могут поделиться многие мои сверстники), когда кипами гособлигаций, обнаруженных в столах и сундуках родителей и дедушек с бабушками, мы «расплачивались» друг с другом в наших детских играх. Зря, между прочим, потому, что в начале 70-х прошлого века случилось погашение этих, как оказалось, все-таки ценных бумаг…
Разумеется, их номинальная стоимость не соответствовала первоначальной (деноминации, денежные реформы, инфляция), но и люди в той стране были другими. С приоритетом общественного над личным.
Собственно, потому реализация госзаймов приобрела столь массовый характер. Всего за всю историю функционирования советской экономики было произведено 60 (шестьдесят!) выпусков облигаций государственного займа. Сейчас много пишут, что реализация этих ценных бумаг носила принудительный характер. Не без этого. Но главным стимулом был отнюдь не страх перед официальными репрессиями. Поговорите с представителями старших поколений (у кого еще есть такая возможность). Знаете, что они вам расскажут? Для них имело значение, «что люди скажут, если не участвуешь в общем деле». Но главное—это все-таки то, о чем написала в редакцию Т.Т. Сивко: чувство ответственности за будущее страны. Патриотизм был массовым явлением до обыденности.
Не стоит забывать и о том, что та экономика даже в «жирные» брежневские времена была экономикой отложенного спроса: так почему не инвестировать свободные средства в укрепление Отечества? Государство в эти годы получало от займов столько же, сколько приносили все остальные налоги и сборы с населения. Народные деньги плюс высокая производительность труда в условиях санкционной политики Запада в итоге оказались источниками и составными частями и индустриализации, и послевоенного восстановления страны. Да и войну без финансовой поддержки народа (вспомните «Военные займы») выиграть бы было значительно труднее.
В условиях нынешней санкционной политики опять сильно консолидированного Запада мы живем уже четыре года. Санкционное давление все время усиливается. И вряд ли станет слабеть завтра или даже послезавтра. Потому что они знают, чего хотят. Им не нужна сильная Россия, которая, оказывается, распрямляясь, становится непокорной. Но если мы сегодня не произведем технологическую революцию и резко не повысим таким образом производительность труда в стране, то нынешний всплеск государственного самосознания всплеском и останется. Где взять деньги на революцию (технологическую), если Германия и иже с ней на этот раз кредитов не дает. Права Т.Т. Сивко: внутри самой страны. Как это уже в нашей истории случалось.
Политические условия диктуют необходимость форсированного формирования в России инвестиционного пространства нового типа. Это можно сделать только через ускоренное формирование инвестиционных ядер внутри страны, создающих и внутренние драйверы экономического роста, и новые точки социальной консолидации. Личные финансы граждан и механизмы их обращения являются важнейшим элементом национальной инвестиционной системы. Но новое инвестиционное состояние личных финансов граждан не может быть достигнуто только за счёт использования фискальных механизмов. На данном этапе настоятельной необходимостью являются расширение спектра доступных для граждан инструментов соинвестирования с государством и легализация ранее накопленных финансовых активов.
Такие попытки сейчас уже предпринимаются. Точнее сказать, с апреля прошлого года. 24 апреля 2017 г. Минфин опубликовал информационное сообщение о первом выпуске облигаций федерального займа (ОФЗ) для физлиц. В апреле нынешнего года предпринят второй выпуск ОФЗ. Премьер-министр Дмитрий Медведев, комментируя планы Министерства финансов выпустить ОФЗ для населения, призвал «не проводить параллелей» с гособлигациями советского периода, подчеркнув, что в СССР подписка на гособлигации фактически была обязательной.

Пока что собирают половину от запланированной суммы. После апрельских санкций США спрос на ОФЗ заметно упал. Проблема в том, что рынок ОФЗ очень уязвим. Любое ухудшение новостного потока ведет к массовому выходу из позиций на вторичном рынке ОФЗ, что сводит на нет усилия по продаже нового долга.
Ну скажите, кого из советских людей так взволновали бы какой-то там Керзон или Чемберлен? Наоборот, ответили бы на их происки покупкой облигаций на сто, а то и двести процентов месячной зарплаты!
Мы, нынешние,—другие. И отношение к деньгам у нас тоже изменилось. Но, знаете, ведь и то, о чем написала в редакцию Т.Т. Сивко (вслушайтесь в себя) нам тоже не чуждо. Просто справедливости хочется, так ведь? Чтобы все, в том числе и олигархи, доходы которых почти в 16 раз превышают доходы беднейших граждан, впряглись в общую лямку. Вот как их убедить… В период НЭПа государство смогло… А сейчас?
Думается, это и есть главная задача текущего момента. Государству надо искать и находить новые точки социальной консолидации. Чтобы было так… Ну, хотя бы примерно так, как мы болели за наших на нынешнем футбольном чемпионате. Получится ли? Надо, чтобы получилось.
Кстати, Запад сильно этого опасается. Дело «Волокитин и другие против России» ЕСПЧ рассматривал с 2001 года, но стоило нам заявить (майские указы В. Путина), что модернизацию страны будем проводить за счет внутренних заимствований, как по деловой репутации государства (Россия—правопреемник СССР) нанесен такой вот далеко идущий удар. Не первый, кстати. Еще было аналогичное решение почти сразу после мюнхенской речи В. Путина (как намек: кредитов не дадим, а финансовое доверие населения внутри разрушим). Да и провокационное желание 400 тысяч французов получить по долгам царской России тоже, согласитесь, ложится в знакомую лузу. В общем, попытка № 2 с учетом того, что самосознание россиян поменялось. В худшую или лучшую сторону? Время покажет.

 

Александр Скрипниченко.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера