Гораздо большего достоин он, старейший в городе Нахимовский район!

Жизнь, отданная поиску

К стыду своему, слишком давно не доводилось мне бывать в этих местах родного города. А ведь лет тридцать назад, в пору, так сказать, комсомольской юности они до последнего своего клочочка были исхожены ножками. И делалось это регулярно, даже (для верности и полноты картины!) ежедневно. Сколько с той беззаботной поры воды утекло, даже подсчитать не берусь… Но так случилось, что, по несчастью, пришлось мне вновь открывать для себя уголочки Корабельной стороны. Новая встреча с ними, откровенно говоря, особой радости не принесла. И для себя я охарактеризовала увиденное без затей прямолинейно: уныние да и только. А на фоне активного движения по благоустройству других микрорайонов Севастополя картина здешняя—и вовсе удручающая.
Не уверена, что наши уважаемые читатели получат удовольствие, но все же рискну пригласить их в сие не очень увлекательное путешествие. Готовы? Тогда в путь!

 

Выхожу из троллейбуса (к слову, мне нравится ездить в новеньких салонах: и удобно, и комфортно, и много нового для себя узнаёшь из «путевых» разговоров пассажиров. Такую себе правду-матку без прикрас) на остановке «Памятник героям-подводникам», спускаюсь в подземный переход. Передвижение по нему восторга не вызывает: темно, мрачно, неухоженно. Благо, что он компактный и ты быстро оказываешься на залитой солнцем противоположной стороне. Направляюсь к дорожке, ведущей (мимо средней школы № 6) в парк им. И.Д. Папанина, нашего прославленного земляка. Из позитива: неширокая тропка со стороны крутого и довольно коварного оврага «обзавелась» новеньким металлическим ограждением. А вот негатив—это сама пешеходная дорожка, которая как была в стародавние времена вся в рытвинах и колдобинах, так по сей день таковой и осталась. Сам парк им. Папанина выглядит довольно сносно, даже детская площадка здесь появилась. Хорошо, думаю, и продолжаю путь.
А он лежит мимо подстанции «Скорой помощи». В голове мелькает: «Интересно, что изменилось здесь?» Ответ не заставляет себя долго ждать—убогие, старенькие, деревянные оконца с облупившейся краской, допотопная лавчонка во дворе у входа в помещение «неотложки» как будто отбрасывают лет на …дцать назад в заброшенную глубинку. Внутрь не заходила, врать не буду. Может быть, судить по внешним признакам нехорошо, неправильно и некорректно, но ведь все-таки мы привыкли к тому, что встречают по одежке. «Одёжка» дорожки под окнами подстанции «Скорой» не менялась, наверное, тоже со времен моей юности. Во всяком случае, в мои 50+ пройти по ней было затруднительно. И это в светлый день и в удобной обуви.
Надеясь на лучшее, преодолеваю это препятствие. И тут же нахожу другое. Прямо по курсу—библиотечный филиал № 11, гордо носящий имя Константина Михайловича Станюковича. Давненько я здесь не бывала, хотя воспоминания об уютном и вылизанном до блеска читальном зале этого очага культуры—самые приятные еще со времени написания дипломной работы в университете.
Сотрудники, вернее, сотрудницы библиотечного филиала любезно предоставили мне возможность поработать с 30-томным словарем современного русского литературного языка, за что я им искренне и сердечно благодарна. Филиал встретил меня приветливыми солнечными бликами, переливавшимися всеми цветами радуги в огромных новеньких современных (металлопластиковых) окнах и белоснежными уличными вазонами с цветами. Можно было бы порадоваться хорошим переменам, если бы не… Вот всегда так: для полного счастья чего-то должно не хватать. Работникам культуры (это их беда, а не вина) конечно же не под силу положить новое асфальтовое покрытие перед центральным входом в библиотеку и под ее окнами. То, что сегодня представляет собой некогда асфальтовое и плиточное покрытие, вызывает лишь слезы. Правда, те же слезы, только от боли, могут политься из ваших глаз, если вы оступитесь и, не дай Бог, упадете. А рытвины там скоро будут напоминать воронки от сами знаете чего.
Но делать нечего, идти-то надо. До конечной точки моего путешествия—еще приличное расстояние. Бросаю взгляд на табличку—указатель улицы и… Вместо цивилизованной вижу нечто, искореженное ржавчиной. Полное убожество, на котором название улицы просто не прочитывается: какая-то «Улица Кораб…» А дальше—у кого на что фантазии хватит.
Дабы сократить путь, перехожу на противоположную сторону, к культурному комплексу «Корабел». Мне очень жаль людей, которые трудятся в этом великолепном, старейшем в городе клубе. Они, поверьте, заслужили гораздо большего. Если анфас еще более-менее, то задворки—это нечто. Ни асфальта, ни плитки—земля с крупной галькой плюс колдобина на колдобине. Боковина (между клубом и департаментом соцзащиты Нахимовского района)—тоже зрелище не для слабонервных. Полуразбитая, выкрошившаяся тротуарная плитка, наглухо забитые и разрисованные «местечковыми гениями» ворота проходной «Севморзавода», раздолбанный, извините, фонтан, вернее, то, что от него осталось, венчают сей «великолепный ансамбль».

 

Гораздо большего достоин он, старейший в городе Нахимовский район!

 

Оживляет его и вселяет определенную долю оптимизма лишь недавно отремонтированное и сияющее вставленными и свежевымытыми окнами помещение районного управления социальной защиты. Оно—как лучик надежды на то, что дойдут руки и до этого пока еще забытого уголка старейшего района города-героя. «Нахимовцы»—народ крепкий. И терпеливый. Они готовы подождать. Только бы им определенности добавить: «Сколько ждать-то?»
Не помешало бы это знание и отделению Пенсионного фонда Нахимовского района, ютящемуся в здании бывшего общежития Севастопольского Морского завода. Может, кого и обижу, но все же позволю себе предположить, что и сотрудники отделения, и пожилые «нахимовцы» были бы благодарны, если бы их «пенсионный дом» обрел иное пристанище—более комфортное, приспособленное и расположенное не у чёрта на куличках…
Достигнув конечной точки маршрута, решив дела свои скорбные, в город возвращаюсь другим путем: по улице Рабочей. Не скажу, что на ней все идеально, но всё же веселее, чем на «Кораб…»
Цель моих нынешних откровений—не обидеть, оскорбить, унизить или обвинить. Нет, нет и еще раз нет! Мною двигали лишь одно желание и одно стремление: обозначить проблему и ускорить ее решение. Никакой иной цели я перед собой не ставила…

 

Татьяна ЯРОШЕВСКАЯ.
Фото В. Докина.

Татьяна Ярошевская

Ответственный секретарь ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера