Цыганское слово

Цыганское слово

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

…Когда я был подростком, к нам во двор забрела цыганка с ватагой ребятишек. Она стала приставать к маме, которая готовила в летней кухне, хотела ей поворожить.
Но мама не верила в предсказания и стала выпроваживать незваную гостью. Упрямая цыганка долго не хотела уходить и продолжала настойчиво уговаривать маму. Наконец, убедившись в бесперспективности своей затеи, она направилась к выходу. А у самой калитки, обернувшись, сказала:
—Попомните мое слово: вот этот, белобрысый (она указала на меня пальцем) станет штурманом,—и хлопнула калиткой.
Цыганка ушла, но сказанное ею слово осталось в моем сердце. Кто-то подсказал мне, что штурман—это такой летчик, который направляет в полете самолет. Несказанная радость переполнила меня: я буду летчиком!
Вечером, за ужином, мама рассказала отцу о визите цыганки и ее предсказании, а отец, улыбнувшись, почему-то похвалил меня и погладил по голове. В ту ночь я долго не мог уснуть—я прокладывал новые маршруты, я летал!
Уже на следующий день все забыли об этом происшествии, кроме меня. А я пронес его сквозь годы.
В пятидесятые годы, в разгар «холодной войны», партия призывала выпускников средних школ поступать в военные училища—все складываюсь как нельзя лучше. Я был здоров, физически хорошо подготовлен, но неожиданно областная медкомиссия забраковала меня: мой левый глаз оказался непригоден для авиации…
Для меня это был удар такой силы, что я думал, что не переживу этот день. Рушилась моя мечта, с которой я жил десять лет!
Заканчивался срок приема документов в вузы. Надо было срочно выбирать себе профессию. Я серьезно задумался об этом, когда сидел в приемной комиссии Новочеркасского политехнического университета.
Неожиданно мой взгляд остановился на газете, кем-то забытой на столе: там рекламировались профессии вуза. Мне бросилась в глаза фраза: «Маркшейдер—горный штурман!» У меня тревожно застучало сердце: вот мое предназначение! Если не в небе, то под землёй. Я сразу почувствовал облегчение—все шло по намеченной программе.
Когда я приехал сдавать экзамен, там оказалось тринадцать человек на место. С моими скромными знаниями я даже теоретически не имел никакого шанса на успех, но, как ни странно, экзамены сдал хорошо. Даже химию, которую я должен был сдать только на отлично, чтобы получить нужное количество баллов, я сдал, успев подготовиться за два дня, зазубрив лишь один билет, который мне и попался на экзамене!
Окончив институт, я получил профессию горного инженера-маркшейдера, или по-другому—горного штурмана. Многие годы вел по курсу горные выработки, расположенные глубоко под землей. Мне предлагали другую, более престижную работу, но я не изменил своей профессии.
Никому не дано знать будущее. Но слова, сказанные цыганкой, пробудили во мне веру, что я добьюсь своей цели. И нисколько не жалею об этом.

 

О. Безуглый, пенсионер.

Другие статьи этого номера