«Вдохновение приходит, когда его не ищешь»

«Вдохновение приходит,  когда его не ищешь»

Актриса театра и кино Юлия Высоцкая—о творческом тонусе, возрасте и трагических ошибках.

В мире кино Юлию Высоцкую называют музой Андрея Кончаловского и актрисой одного режиссера. Однако последние киноработы артистки не связаны с ее знаменитым мужем. О новых ролях и открытиях в профессии, а также об отношении к жизни и возрасту актриса рассказала корреспонденту «Известий».

 

—В конце этого года на экраны должен выйти «Мысленный волк» Валерии Гай Германики по сценарию Юрия Арабова, в котором вы сыграли одну из главных ролей. Как вы оказались в этом проекте?
—Не могу ответить на этот вопрос. Арабов—интересный автор, Германика—отважный режиссер. Как я туда попала, не знаю. Но это очень интересный опыт, я многое узнала о кино, о людях и о себе.
—Какой был творческий настрой?
—Настрой был. Точка! (смеется).
—Муж спокойно отпускает вас на другие проекты или есть творческая ревность?
—У Андрея Сергеевича нет никакой ревности, во всяком случае, в работе. Он внимательно относится к тому, чтобы мой выбор был сделан правильно, чтобы я не напрасно тратила свои силы и время, не забирала это время у семьи и у него,—в общем, чтобы не отдавала его попусту. В этом смысле я всегда прислушиваюсь к тому, что он говорит.
—В Театре им. Моссовета с успехом идут «Чайка», «Три сестры» и «Вишневый сад» с вашим участием. Планирует ли Андрей Сергеевич новую постановку?
—Надо говорить только по факту. Когда это случится, вы все узнаете. Приходите посмотреть нашу чеховскую трилогию—там всё случается на каждом спектакле.
—Какую из сыгранных вами героинь вы больше всего любите?
—Каждая моя роль—частичка души, энергии. Каждая работа принесла мне столько разных мгновений, в том числе разочарований, попыток вернуть себя и уважение к себе… Это большой букет, поэтому не могу сказать, что люблю какую-то одну из героинь больше других.
—Тогда какой из ваших фильмов вы могли бы посоветовать зрителям?
—Очень люблю «Дом дураков», «Глянец», «Лев зимой», «Щелкунчик», «Рай» (режиссер всех картин Андрей Кончаловский.—«Известия»).
—Что делаете, чтобы чувствовать себя в тонусе на съемочной площадке и театральной сцене?
—По-разному бывает. Иногда мне надо включить громкую музыку и выпить хороший крепкий кофе. Иногда разогреть тело и голос.
—Откуда вы черпаете вдохновение?
—Вдохновение невозможно черпать, оно приходит, когда его не ищешь.
—Какая книга из прочитанных в последнее время произвела на вас наибольшее впечатление?
—Я поняла, как мне кажется, очень важную вещь: хорошую литературу, которая производит впечатление, нужно изучать. Невозможно прочесть книгу один раз—к ней нужно обязательно возвращаться. Мы по-разному смотрим на одни и те же вещи на разных жизненных этапах. В той же фабуле, в тех же отношениях и характерах подмечаешь другие детали. Сейчас перечитываю в четвертый раз «Мадам Бовари», которую впервые прочитала в 14 лет. С Ремарком буду разбираться позже.
—У вас есть осознание, что вы сегодня такая, какой хотели быть?
—Иногда кажется, что движешься в правильном направлении, что это—твой единственно возможный путь. Иногда бывает ощущение, что какие-то вещи сложились так, как ты и мечтать не могла. А порой думаешь, что всё не туда, всё мимо, что время потеряно и было совершено невероятное количество трагических ошибок, которые сложно исправить. Бывают просветы, бывают страшные падения в бездну. Это нормально. У любого человека, который задумывается, откуда он и куда идет, это обязательно происходит.
—Вам хочется вернуться в какие-то моменты жизни?
—Бывает, что хочется. Но стараюсь избегать гипотетических «ах, если бы», они ничего не могут изменить, могут только царапать что-то внутри. Незачем думать о том, чего нельзя изменить.
—Ваши слова: наша беда в том, что мы ничего о себе не знаем. Насколько хорошо вы знаете саму себя?
—Я по-прежнему понимаю, что сюрпризы могут быть. Очень важно не сбиваться с курса. Стремление к тому, что тебе кажется по-настоящему правильным, может спасти от вещей, за которые потом было бы неловко, стыдно и горько. Если постоянно прислушиваться к голосу внутри себя и поступать соответственно, есть какой-то шанс избежать разочарования. Но это сложно.
—Так как интервью у нас юбилейное…
—Смотря что называть юбилеем. Мне кажется, то, что можно действительно считать юбилеем, будет гораздо позже. Что это за юбилей—45 лет? 10-летие тогда тоже юбилей.
—Тогда поговорим о времени. Что значит для вас возраст? Каждый прожитый год?
—Вопрос довольно философский, найти на него ответ сложно. В разные периоды жизни возраст значит для нас разное. Иногда можно почувствовать себя уставшим человеком в 25 лет, когда и сказать больше в жизни нечего и нет понимания, как дальше жить. Все мы знаем прекрасных поэтов, которые были талантливы, но жить больше не могли, хотя были очень молодыми людьми: например Шарль Бодлер.
Бывает, что с возрастом человек начинает принимать всё больше каких-то моментов. Порой сам себе удивляешься: кажется, что никогда не сможешь что-то пережить или с чем-то смириться, а оказывается—можешь. Возраст—это приятие всего, не только морщин. Но женщинам оно дается сложнее, особенно в современном мире.
Сегодня очень жестко обозначена позиция—все должны быть молодыми. Но и в этом нужно видеть правильное направление: надо стараться быть в форме, но не поддаваться панике и истерике в погоне за baby’s ass. Не думаю, что детская попка вместо лица может кого-то украсить и в 20 лет, и в 50.
—Почему женщины включаются в погоню за стандартами красоты—пухлые губы, выточенные скулы?
—На это есть спрос. Мужчины по этой части довольно примитивные создания, они не особенно внимательно разбираются в деталях—надутые губы или настоящие. На примитивном животном уровне пухлые губы и пышные формы означают фертильность, а мужчина западает на фертильную женщину. Эта проблема биологически-социальная, так что не стоит по этому поводу охать.
Нам всем очень хочется нравиться. Мужчины хотят, чтобы мы их любили-обожали, женщины хотят, чтобы кто-то у них был. Чтобы у женщины была защита, ей нужно найти своего партнера, а для этого нужно быть привлекательной. Только тогда будет возможность выбрать того, кто тебя устроит. Так развивается цивилизация.
Мне, если честно, кажется, что сейчас все уже рождаются с такими губами, носами, бровями и нарощенными ресницами. Но и это тоже пройдет, будет новая мода. Кто знает, может, все начнут любить лысых или с какими-нибудь острыми ушками, как у эльфов. Представляете? Все будут себе ушки затачивать (смеется).
—Физика человека по-прежнему преобладает над его интеллектом?
—Я думаю, что выиграют те, кто развивает мозги. Если рассуждать о том, у кого жизнь может сложиться интереснее, безоговорочную победу все равно одержат люди, занимающиеся самореализацией. Те, кто стремится развивать свой интеллект, находятся на принципиально другом уровне.
Старость, как бы долго и упорно мы ее ни оттягивали, в любом случае за углом. Мы все туда движемся. В 20 лет этого вообще не понимаешь. Кажется, что с тобой ничего подобного не случится. В 45 уже думаешь об этом чаще. Думаешь о том, что ты должен принять годы достойно, что они не должны стать твоей проблемой, потому что тогда, как говорится, тушите свет.
—В чем еще вам бы хотелось реализоваться, помимо работы в кино, театре, на телевидении, ведения бизнеса и создания книг? Есть какие-то дерзкие цели?
—Самая дерзкая цель—понять себя. Понять, почему ты что-то делаешь… И, наверное, еще понять замысел Бога. Эта тайна—зачем всё это—с течением жизни приобретает иной смысл. Продолжать жить без этой внутренней работы сложно. Хотя ответа на этот вопрос никто по-прежнему не нашел, человечество его себе без конца задает.
Я думаю, смысл—в поиске ответа, в том, как ты его ищешь. Этот поиск—самое дерзкое мое желание, в его процессе многое открываешь для себя и про себя. Порой это нечто такое, что думаешь: может быть, лучше туда и не заглядывать? Но без этого невозможно движение вперед.
—Смысл жизни меняется с течением времени?
—Само понятие «смысл жизни» настолько заезжено, что на этот вопрос трудно ответить. Но все же думаю, что для меня он—в любви.

 

Н. Васильева.
Фото из личного архива Юлии Высоцкой.

 

* * *

Юлия Высоцкая окончила актерский факультет Белорусской академии искусств. Работала в Белорусском национальном театре им. Янки Купалы. С 2009 года—актриса Театра им. Моссовета.
С 2003 года ведущая кулинарной передачи «Едим дома». Снялась в картинах «Пойти и не вернуться», «Игра воображения», «Дом дураков», «Глянец», «Оглянись во гневе», «Рай» и других.

Другие статьи этого номера