Федя не тупой, или Иное слово хуже пистолета

У многих из нас в жизни был такой Учитель, который оставил неизгладимый след в душе на всю жизнь. Человек, который помог разобраться в себе, определиться с профессией, поверить в собственные силы, избежать каких-то ошибок. Одна из самых ответственных—работа педагога, ведь и искалечить неокрепшую душу, и ранить на долгие годы тоже могут учителя.
..Скоро 5 октября—День учителя. Всегда и сентябрь, и октябрь ассоциируются именно со школой, букетами, педагогами… Мы задали читателям вопрос в лоб: «Помните ли вы своих учителей? Каким должен быть учитель?»

 

—Конечно, в памяти остались некоторые учителя, не все,—рассказала Наталья Баева.—Запомнились те, которых я очень боялась, и те, кому я благодарна до сих пор. В начальной школе на уроках Маргариты Ивановны мы боялись пошевелиться, она часто переходила на крик. Многие дети плакали, а я очень старалась, чтобы не вызвать ее гнева, сидела правильно, до онемения суставов.
Если честно, мне не слишком повезло: в моей жизни не было учителей с большой буквы. Впрочем, в средних и старших классах мне повезло с учительницей по русскому языку. Я писала стихи, а она помогла мне стать уверенней в себе, еще сильней полюбить поэзию, русскую литературу. На мой взгляд, сейчас наблюдается тенденция, когда учителя дают знания, но не занимаются воспитанием, дистанцируются от проблем ребенка, поэтому, на мой взгляд, все меньше учителей, которых помнишь всю жизнь.
Наша постоянная читательница, врач Ольга Васильевна Фененко—дитя войны. Она мечтала пойти в школу, но пошла на год позже из-за беспросветной бедности.
—Мне не во что было одеться,—вспоминает Ольга Васильевна.—Послевоенное нищее детство. Мой отец погиб на фронте, и я его совсем не помню. И вот через какое-то время мама получила пенсию по потере кормильца и купила мне одежду. Эта железнодорожная школа в моей жизни и, думаю, в жизни других детей была светлым пятном. Она давала надежду на лучшее. Моя учительница Галина Ивановна не только учила нас, но и заботилась о здоровье—многие из нас частенько болели из-за недоедания. Она могла спросить кого-нибудь: «Ты сегодня завтракал?» Вы знаете, такое участие учительницы в нашей жизни меня согревает до сих пор. Она учила видеть перспективу, осветляла путь.
Ольга Васильевна рассказала, что ее уже взрослый сын тоже с теплотой вспоминает свою учительницу из школы № 39, Зинаиду Марковну: «светлая личность». «Низкий ей поклон, в моей памяти и памяти сына она останется навсегда,—говорит Ольга Васильевна.—Без крика, без унижений личности, достойное отношение к каждому ученику—это так важно. Она заложила опорные точки в личности сына, и когда ему пришлось перейти в другую школу, все говорили, что он отличается особым воспитанием и уровнем культуры».
Помните фразу у классиков «Злые языки хуже пистолета»? По словам Ольги Васильевны и других респондентов, к сожалению, некоторые учителя могут позволить себе унизить ребенка: «Ты почему такой грязный? На помойке что ли копался?» Или, допустим, к чему на родительских собраниях обсуждать перед всеми, употребляя далеко не лестные выражения, какого-нибудь ученика?
—Самая главная задача педагога—не только научить мыслить, но и дать настрой, научить уважению к себе и другим! Кстати, хороший эмоциональный фон—тоже здоровье,—считает наша читательница Валентина Ивановна. Она рассказала, что всю жизнь вспоминает свою первую учительницу Клавдию Афанасьевну. Точнее, Клавдия Афанасьевна стала учить детей со второго класса—в первом постоянного педагога не было, учила первоклашек как-то даже уборщица.
—Я сильно шепелявила, а Клавдия Афанасьевна буквально за один урок научила меня говорить правильно, она была очень талантливым человеком,—с благодарностью вспоминает Валентина Ивановна.—Нам так нравилось у нее учиться и ходить в школу, что весь наш класс дружно мечтал стать учителями. В средних и старших классах учителя были разные: кто-то сильней, кто-то похуже преподавал. Но все мы прекрасно знали химию, как говорят, назубок благодаря учительнице. После школы я легко поступила в приборостроительный институт.
По словам Валентины Ивановны, ее первые школьные годы пришлись также на послевоенное время—1946 год. На весь класс—один букварь. Вместо тетрадок писали на чем придется, даже на каких-то обрывках газет. И вот даже спустя много лет наша читательница удивляется, как у ее учительницы хватало сил, доброты и терпения в такой обстановке.
—Мой дом стоит рядом со школой, совсем впритык,—говорит еще одна читательница Мария.—Каждое утро со школьного стадиона в мои окна доносятся разные звуки: крики детей на физкультуре, шум, гам, но больше всего слышен голос учителя физкультуры. Даже не голос, а крик. Примерно такой набор фраз: «Федя, давай быстрей! Федя, елки-палки! Федя, ты тупой?» Этот несчастный Федя у учителя фигурирует частенько, раза три в неделю. А потом раздается смех Фединых одноклассников. Очевидно, что спортсмен из Феди вряд ли получится, но все-таки нельзя унижать человеческое достоинство ни при каких обстоятельствах. Это не Федя тупой, а учитель не мудрый и бестактный. У нас тоже была такая учительница—по немецкому языку. Свой предмет она знала очень плохо, но буквально наслаждалась своей властью: время от времени обзывала кого-то тупым, глухим, безруким и т.д., и т.п. Никто ее по-настоящему не любил и, думаю, добрым словом не вспоминает.

 

Анна БРЫГИНА.

 

* * *

Мы предлагаем нашим читателям очередной «вопрос в лоб»: «Минздрав рекомендовал населению есть меньше хлеба и больше рыбы. Часто ли вы покупаете морепродукты? Из чего в основном состоит ваше меню?»
Ответ на него можно дать в пятницу, 21 сентября, позвонив с 13 до 14 часов по телефону 54-49-34, или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 24 сентября.

Другие статьи этого номера