Волшебная скрипка «царя Давида»

Волшебная скрипка  «царя Давида»

..Легендарный библейский царь Давид мастерски играл на гуслях и остался в памяти православного человечества как мудрейший богослов, чьи псалмы читаются во время богослужений в наибольшем количестве. Мы же сегодня по юбилейному поводу (110 лет со дня рождения) обращаемся к памяти Давида Федоровича Ойстраха—баловня Эвтерпы, «царя Давида», по отзывам современников, виртуоза игры на смычковом инструменте, прародителями которого считаются арабский ребаб, испанская фидель и германская рота. Именно они в конце ХVI века трудами знаменитых мастеров семейства Амати «издали» первый триединый аккорд на замечательном инструменте позднего Средневековья—скрипке…
…У каждого великого человека, если вникнуть обстоятельно, непременно в «шкафу» обнаружится несчастливый месяц. Известно, как не любили, к примеру, август Анна Ахматова, Саша Черный, Макс Волошин, Александр Блок…

 

Кража века

У одессита Давида Федоровича Ойстраха черным выдался октябрь. Месяц его смерти, месяц самого страшного потрясения в жизни… Между прочим, отметим, что в общем и целом Давиду Колкеру (такова его первая родовая фамилия, отец у него был мелким одесским торговцем, а Ойстрах—это его отчим) грех было жаловаться на судьбу. Он последовательно, успешно получал прекрасное музыкальное образование и в течение, почитай, шестидесяти лет не выпускал скрипку из рук. Не в пример тысячам представителям советского поп-арта, попавшим под раздачу по команде Кремля в суровые расстрельные 30-е и 40-е годы прошлого века. Ойстрах не ведал мук Осипа Мандельштама, сгнившего в тюрьме во Владивостоке, не испытывал постоянного леденящего страха за себя и за родных Анны Ахматовой, не прошел голгофой скандальных допросов Всеволода Мейерхольда в застенках известного дома № 11 на Большой Лубянке в Москве…
Дело в том, что всесильный «хозяин» страны всегда благоволил к отечественной артистической музыкальной элите и всячески поощрял желание молодых гениев советской сцены победно врываться на подмостки тлетворного Запада с тем, чтобы осуществить «блицкриг» в лучших артистических центрах Европы и Америки. А потому победителей международных конкурсов различного профиля всегда ожидала тога национальных героев из разряда неприкасаемых.
Давид Ойстрах относился именно к таким баловням Кремля, потому как с 1937 года, когда он стал лауреатом Международного конкурса имени Эжена Изаи в Бельгии, он получил от Сталина бессрочную «визу» на любые престижные состязания скрипачей, где он, как правило, был просто «обречен» на оглушительный успех…
Так что народный артист СССР, скрипач-солист мирового масштаба, блистательный ансамблист, дирижер и педагог, лауреат Государственной и Сталинской премий никогда не подвергался опале и жил, как натянутая струна,—вечно на гастролях, вечно в работе. Он как-то в письме к другу признался: «Не хватает ни времени, ни сил. Горю! Но горю красивым огнем!»
…И все же вернемся к началу нашего повествования. Расскажем о его одном-единственном в жизни потрясении, которое прямо отразилось на здоровье Давида Ойстраха и привело его в конце концов к неожиданной смерти в октябре 1974 года.
…28 октября 1968 года в СССР произошла «кража века». Вспомним киношный бестселлер 1987 года—«Визит к Минотавру» по роману братьев Вайнеров. Так вот, прототипом музыканта Льва Полякова стал Давид Ойстрах. Это из московской квартиры его родителей на улице Чкалова, д. № 14/16, воры вынесли 4 килограмма золотых вещей, когда Ойстрах находился за рубежом на гастролях. Чего только не было в заветном чемодане, куда вор-рецидивист складывал награбленное: валюта (120 тысяч долл. США), золотой портсигар, инкрустированный бриллиантами, подаренный президентом Турецкой республики Ататюрком, коллекция старинных часов, драгоценная шахматная доска с золотыми и серебряными фигурами—подарок королевы Бельгии, символический золотой ключ от ворот Иерусалима…
А вот три бесподобные скрипки работы Страдивари и альт Вильома (его цена—700 тысяч долларов) воры… проигнорировали. «Пахан» так отозвался об этих раритетах: «На хрен нам эти дудулки тащить? В любом музыкальном магазине их можно купить по червонцу за штуку».
Счастливый билет выпал и 29 грампластинкам из чистого золота с записями сольных выступлений маэстро. Дело в том, что они были выпущены в известных целях с темным напылением…
Существует версия, что подобный сокрушительный удар по моральному состоянию Д.Ф. Ойстраха был… скоординирован сверху. И впервые был выбран именно такой иезуитский способ, чтобы все-таки как-то наказать неприкасаемого маэстро. За что же? 1968 год. Только-только закончилась шестидневная война на Ближнем Востоке, оккупированы Израилем Голанские высоты. В СССР накатывался новый вал антисемитизма под вывеской «борьбы с сионизмом».
И вот на репрессивной волне этой очередной идеологической кампании Давиду Ойстраху было предложено подписать письмо в «Правду» в соавторстве с видными деятелями культуры. Оно должно содержать осуждение шагов правительства Израиля, приглашавшего евреев всего мира селиться на Земле обетованной.
И вышло так, что демонстративный отказ Ойстраха участвовать в этой акции и дата кражи… почти совпали по времени.
Криминальное событие нашло освещение на страницах сотен газет Запада, в то время как российская пресса молчала. Поистине, если бы у Наполеона была своя «Правда», о полном разгроме в битве под Ватерлоо мир так бы и не узнал…
В Кремль посыпались гневные письма от послов двадцати ведущих держав мира с требованием «всё найти и вернуть «царю Давиду». Тот факт, что компетентные органы СССР всё, абсолютно всё нашли и вернули, говорит лишь об одном: да, эта кража была «хитроумной» заказухой…

 

На струнах сердца

…В государственном музее музыкальных инструментов имени Михаила Глинки хранится маленькая скрипка работы изумительного кремонского мастера Амати. Она стоит 1 млн долларов США—один из самых охраняемых смычковых инструментов в нашей стране. Так вот, играть на ней не более трех раз в году было доверено лишь Давиду Ойстраху, репетиции которого проходили под усиленной охраной милиции…
Это, конечно, была большая честь, заслуженная годами триумфального участия «царя Давида» в престижных концертах мирового уровня.
Чем же этот чародей скрипки пленял сотни и сотни тысяч своих поклонников? Надо отметить, что Ойстрах по натуре и слыл, и был невероятно скромным человеком. Вот как он оценивал Богом ему данный талант: «У меня нет техники Хейфеца, нет драматизма Стерна, философской углубленности Менухина, еще много чего. У меня есть все эти качества в меньшей степени, но ни у кого нет сочетания всех этих качеств, которые несут победу»…
Сильно сказано. Но в этой сугубо личной характеристике нет ни слова о методе Ойстраха. А он, между тем, уникален, является сегодня эталоном скрипичной игры. К примеру, исполнение им скрипичной сонаты Людвига ван Бетховена неподражаемо и по сей день благодаря безупречно абсолютному слуху маэстро и невероятной чистоты интонации.
Чем же брал он своего слушателя в полон? Скрипичностью обеих рук, естественной грацией, нетерпимостью к подражательности, гибкостью звуков, рождающих чарующие обертоны, то есть скрытую лестницу верхних тонов, образующих целую радужную оболочку ярчайшего звука…
Его смычок—это как кисть в руке живописца: он передавал вибрацию главного аккорда души Давида Ойстраха такой мощи, когда струны скрипки буквально искрились очарованием, неизменно перекрывая фортиссимо оркестра…
Завершая эту главу об уникальном стиле Ойстраха, приведем суждение о любимом учителе виртуоза лауреата Золотой медали Эжена Изаи Виктора Данченко: «У него была фантастически безукоризненная левая рука. Вблизи казалось, что она не двигалась. Вибрация ее исключительно красивая, разнообразная. Фантастическая интонация, чувство грифа, изумительный контакт со струной…»

 

«Учитель, перед именем твоим…»

Следует сказать, что Давид Федорович как куратор скрипичного класса в Московской консерватории почти за 10 лет преподавания вывел на высококлассную орбиту целую плеяду замечательных виртуозов—исполнителей скрипичной музыки. Назовем лишь несколько звездных имен: И. Ойстрах, А. Винницкий, О. Вилькомирская, Л. Исакадзе, М. Вайман, О. Каверзнева, С. Калинин, В. Климов, Г. Шмаль, Л. Бруштейн…
Однако были и десятки других выпестованных им скрипачей, которые без лаврового венка на челе достойнейшим образом несли музыкальную культуру народу. И с каждым из них Давид Федорович держал крепкую связь. Он всегда знал, где живет и кем работает тот или иной его выпускник. О судьбе одного из них, Матвее Александровиче Левенштейне, есть смысл рассказать в связи с темой становления и развития музыкальной культуры в нашем родном городе-герое Севастополе…
…Летом 1938 года председатель исполкома городского совета депутатов трудящихся Василий Ефремов на очередном заседании исполкома предложил рассмотреть неординарный вопрос, а именно: в Севастополе на протяжении всех лет советской власти никак не решается проблема с открытием в городе-герое музыкальной школы. Частная практика тогда процветала у нас вовсю, однако вопросы музыкального и эстетического воспитания детей, по мнению Василия Петровича, уже давно необходимо выводить на государственный уровень.
Для того чтобы привлечь к этому новому делу высококвалифицированные кадры, власти города в сентябре 1938 года решили обратиться за советом к выдающемуся советскому музыканту, виртуозу-скрипачу Давиду Федоровичу Ойстраху.
Через месяц из Москвы пришел ответ. Маэстро извинялся за задержку, т.к. находился на гастролях за рубежом. Он предложил севастопольцам направить официальное письмо в Запорожский исполком горсовета с тем, чтобы пригласить на работу в Крым, по мнению Ойстраха, замечательного скрипача, выпускника его класса в Московской консерватории Матвея Александровича Левенштейна.
В то время семья Левенштейнов жила в бараке для семейных на правом берегу Днепра. По вечерам этот дуэт (жена М.А. Левенштейна, Ольга Леонтьевна, в 1920 году окончила Парижскую консерваторию по классу фортепиано) давал концерты для строителей ДнепроГЭСа…
Уже на макушке лета 1938 года Левенштейны приехали в Севастополь, а в декабре в одноэтажном здании по адресу: ул. Азовская, 26, начались первые музыкальные занятия с одаренными детьми.
Музыкальная школа № 1 в нашем городе, открытая по рекомендации Д.Ф. Ойстраха стараниями ее первопроходцев (М.А. Левенштейн ведал учебной частью, а его супруга вела фортепианный отдел), три раза за минувшие 80 лет меняла свой адрес. В наши дни она переехала в прекрасное помещение на улице Генерала Коломийца. Ее возглавляет замечательный представитель деятелей академического музыкального искусства Татьяна Аркадьевна Ким—последняя выпускница класса старейшего преподавателя музыкальной школы № 1 им. Н.А. Римского-Корсакова О.Л. Левенштейн…
«…Учитель, воспитай ученика…» Эта строка из стихотворения талантливого советского поэта Евгения Винокурова, вошедшая в широкий речевой оборот, конечно же, была известна Давиду Ойстраху. Стих был прочитан в Москве за несколько месяцев до смерти великого скрипача на вечере, посвященном присуждению ему второй премии «Грэмми».
Ойстрах был богат учениками. И в числе первых—его сын, народный артист СССР Игорь Давидович Ойстрах, почетный член ряда музыкальных обществ в Европе, лауреат нескольких международных конкурсов…
Этот род талантливейших скрипачей на скудеет своим продолжением и в наши дни. Внук Д.Ф. Ойстраха, Валерий, ведет скрипичий класс в Королевской консерватории Брюсселя и тоже прирастает учениками—достойнейшим продолжением того благородного дела, которому всю свою, в общем-то, короткую жизнь посвятил великий «царь Давид»…

 

Леонид СОМОВ.
На снимке: Д.Ф. Ойстрах исполняет Симфонию № 2 финского композитора Яна Сибелиуса.

 

* * *

Коленкой… по скрипке?
Когда талантливейший скрипач австро-американского происхождения Фриц Крейслер впервые услышал игру Д.Ф. Ойстраха, он сказал: «Ну что ж, господа. Не пора ли нам об колено сломать свои скрипки?»

 

* * *

Первых много…
…Знаменитого американского скрипача российских корней Якова Хейфеца во время самых первых гастролей Давида Ойстраха в США спросили: «На какое место по мировому скрипичному рейтингу вы поставили бы молодого советского маэстро?» Хейфец ответил, не задумываясь: «На второе».
«А кто же на первом?»—не унимался дотошный репортер. Ответ шокировал газетчика: «Первых много…»

 

* * *

Дело принципа
Давид Федорович не прервал ни единого концерта в своей жизни, он был просто заточен на то, чтобы всё доводить до победного конца. Однажды на московской квартире знаменитого хирурга Н. Краковского он играл с ним в шахматы (оба были заядлыми любителями этой древней игры). Поединок завершился в три часа ночи поражением Ойстраха. Уже будучи дома, он вдруг осознал, что его партнер сделал один неверный ход с точки зрения правил этой игры. Через полчаса такси доставило великого скрипача к подъезду дома Краковского на пл. Восстания. Игру продолжили, но с поправкой хода. В итоге—боевая ничья, и маэстро встретил утро наступившего дня в прекрасном настроении.

 

* * *

Благодарность… за сына
Из интервью журналу «Музыкальная жизнь» (1969 год): «Однажды женщина из российской глубинки прислала мне письмо. Она горячо, искренне благодарила меня за… рождение сына. Оказывается, однажды у нее с мужем случилась крупная ссора, супруг уже собрал было вещи, готовый уйти из дома. И именно в этот момент жена решила поставить пластинку с записью концерта Бетховена в моем исполнении. Оба так расчувствовались, что помирились. По мнению моей корреспондентки, родившийся через девять месяцев сын, выходит, появился на свет не без моего участия»…

 

* * *

Не по«ФОРД»ило…
В СССР в 30-е годы денежные призы на международных конкурсах не облагались налогом. Это позволило Давиду Ойстраху перед Великой Отечественной войной приобрести первый в Москве европейский «Форд». Однако в 1941 году эту роскошную машину реквизировали с формулировкой: «на нужды фронта». Любопытно, что в конце 1945 года «Форд» вернули-таки владельцу. Авто оказалось, правда, выкрашенным в защитный зеленый цвет.

 

* * *

Его вечный страх…
…Как-то его спросили: «Чего больше всего вы опасаетесь во время сольного исполнения?» Ответ был таков: «Я панически боюсь… чихнуть, а потому все время держу глаза открытыми, самоконтроль в этом плане—жесточайший…»

 

* * *

На кровати… с королевой
Д.Ф. Ойстрах гордился своей многолетней дружбой с королевой Бельгии Елизаветой, по совместительству с высоким государственным титулом… прекрасной скрипачкой. Вот что он однажды сообщил с присущим ему юмором в одном из интервью: «Мы жили с ней в одной гостинице в горах. Она приходила ко мне в номер в девять часов утра, когда я еще был в пижаме, садилась на край кровати и слушала, как я «разминался» на скрипке. Она была необыкновенной. Ей исполнилось 85…»

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера