Среди мертвых стволов…

Среди мертвых стволов...

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

Однажды со мной произошел загадочный случай, о котором я никому не рассказывала. С тех пор прошло полвека, я помню все так ясно, словно это было вчера.
Я—москвичка, работала в проектном институте «Гидроэнергопроект» Министерства энергетики. Жена одного нашего архитектора, искусствовед, сотрудница «Третьяковки», два раза в месяц приглашала желающих на лекции о жизни и творчестве русских художников, и мы после работы с удовольствием туда ездили.
В тот день там проходила выставка картин Шишкина из частных собраний. Было уже поздно, и когда я вошла в очередной зал, посетители уже разошлись. Я сразу обратила внимание на странную картину, которую раньше не видела. Высотой она была метра два и длиной во всю стену—такая длинная «кишка», выполненная в черно-серых тонах с вкраплениями белесой зелени. Подойдя поближе, разглядела название: «Бурелом».
В центре зала напротив картины стоял ряд стульев. Я села и стала внимательно ее разглядывать. На переднем плане почти во всю длину лежал толстый ствол. А за стволом сплошной стеной стояли черные голые деревья потоньше. Одни неестественно изогнуты, другие сломаны. Картина производила гнетущее впечатление. Я еще подумала: «Какой псих держит эту картину в своей квартире?»
Меня поразила ювелирная точность изображения коры. Была отчетливо видна каждая ее чешуйка, а мох выглядел как живой. Видимо, не зря многие считают, что картины Шишкина сродни цветной фотографии.
Не знаю, сколько времени прошло, но вдруг я почувствовала резкий запах сырости и гнили, стало холодно, руки мои ощутили шершавость коры, под ногами оказался влажный мох, а перед глазами—непроходимая чаща мертвых черных стволов. Я сидела на лежащем дереве, понимая, что заблудилась. Сердце сжалось от ужаса, меня стало знобить.
Это состояние длилось несколько минут. И вот я уже снова сижу на стуле, но продолжаю ощущать запах сырости, дрожь не проходит. Закрыв глаза, я пытаюсь успокоиться.
Вскоре дрожь прошла, и запах исчез, но чувствовала я себя так, как будто из меня выжали все соки.
Что тогда произошло со мной, я до сих пор не понимаю, но твердо знаю, что это был не сон. Я в полном сознании какое-то время находилась внутри картины. Может быть, кто-то из психологов сможет объяснить, что же это было?

 

М.Г.

Другие статьи этого номера