Пока я смыслю…

Nevermore

Что вас радует в жизни? Задумались? На это мы и рассчитывали, сформулировав именно так очередной вопрос популярной рубрики. Потому как радость—она… Просто смысла нет в жизни без маленьких, средних, больших, в общем, любых радостей. А куда русскому (по мироощущению) человеку без смысла? Впрочем, хватит вопросов, пора искать ответы.

 

И прежде всего успокою тех, кого возмутил, покоробил, у кого вызвал снисходительную улыбку превосходства и т.д., и т.п. заголовок к этому материалу. Не переживайте, дорогие сограждане, мне ведомо, что в классическом варианте эта фраза французского философа звучит несколько иначе: «Я мыслю, следовательно, я существую».
Знает об этом и наша читательница, ветеран медицины Ольга Васильевна Фененко, которая, тем не менее, Рене Декарта и отредактировала. Мне думается, и к месту, и ко времени. Судите сами. Наш телефонный разговор Ольга Васильевна начала с того, что поделилась некоторыми наблюдениями. В ее многолетней профессиональной деятельности было немало случаев, когда безнадежные по медицинским показателям люди, тем не менее, выздоравливали, казалось бы, каким-то совершенно чудесным образом.
«А причина в том,—считает собеседница,—что даже в своем безвыходном положении они находили возможность увидеть какие-то приятные моменты, связанные с нашим пребыванием на земле. И это давало толчок для пробуждения резервных жизненных сил. Помните рассказ О’Генри «Последний лист», в котором заболевшая пневмонией героиня должна была умереть с последним листом дикого винограда на соседней стене. Но лист не упал, а женщина… выздоровела. Она ведь не знала, что самый последний лист ночью нарисовал старый художник…
Только мы, люди, в состоянии увидеть красоту жизни, понять смысл, создать ее. Я—одесситка. Наш двор утопал в клематисах, о которых заботились всем миром. Для меня эта картинка из детства стала и вдохновением, и откровением на всю жизнь: именно красота и поддержит, и поможет, и спасет. У нас, в Инкермане, санитарочка была. Жила в стандартной многоэтажке недалеко от больницы, три дочери подросли, симпатичные, а вот ведь беда—женихов нет. Зато к соседским девчонкам, живущим в небольшом, утопающем в цветах и зелени частном домике, курсанты не тропинку—дорогу протоптали.
Вот вы спросили: что в жизни радует? Да красота, конечно! И если ее где-то не хватает, то не надо никого винить. Только самих себя. Мне, например, не понравилась свалка недалеко от нашего дома—цветник там разбила. Мне—радость, а кому-то, может, и вдохновение. Дети, выросшие в красоте, и в последующей жизни много хорошего сделают. Помните признание Л.Н. Толстого? «не было бы такой Ясной Поляны, не было бы и таких произведений»…
«После того как врачи предположили онкологию, а потом опухоль чудесным образом исчезла и вместо нее появился второй сын, меня всё радует,—поделилась радостью Анжела (ул. Репина, фамилию назвала, но попросила не печатать).—И знаете, и первому, и второму чуду, как мне кажется, я обязана вашему, а теперь и моему городу. Мы с мужем—бывшие северяне, переехали в Севастополь на ПМЖ три года назад. Для нас каждый день в этом городе—радость. Столько солнца! Столько неба! Столько моря!
Севастополь—он разный. Чистый и грязный, бедный и богатый. Есть красивые современные районы, есть старые убогие трущобы. Уровень жизни у большинства очень скромный, зачастую переходящий в бедность. Но люди в подавляющем большинстве добрые, простые, интеллигентные. Они—главное богатство Севастополя. И мы уже заразились этим. Каждую трещинку на асфальте, каждый обвалившийся фасад воспринимаем как личную ответственность.
Но… это уже из разряда, что огорчает в Севастополе: ты, как «маленький человек», делаешь то, что можешь, проявляешь гражданскую позицию, пытаешься изменить ситуацию своими силами, но до власти не достучаться. Каналы связи вроде бы и есть, но они не работают. После обращения туда нередко ничего не меняется. А ответы, если таковые и случаются (не всегда), носят формальный характер.
В Мурманске, например, сервисы по обратной связи власти с населением работают, а здесь лишь присутствуют. Хочется поверить, что это всего лишь болезни роста. Не так уж и давно Севастополь стал российским. Хотя… знаете, мы с мужем, по стране поездили. И более российского по ментальности города встречать не приходилось. Это тоже в Севастополе радует. И это надо сохранить и преумножить для всей страны. Особенно сейчас такой дух нам всем нужен».
«А знаете, что меня в последнее время радует? Причем несказанно… Когда очередной чиновник в Севастополе попадается. Ну или, на худой конец, уезжает, так и не найдя здесь тепленького местечка,—поделился сокровенным Владимир Петрович (ул. Г. Петровой).—Работает севастопольский тигель! Всегда так было: город или принимал новосела, переплавляя его в севастопольца, или отторгал категорически, ежели с гнильцой или себе на уме…
Не думаю, что большинство из понаехавших чиновников—с гнильцой. Но тех, что с фигой в кармане, на сегодня больше, чем может переплавить наш тигель. Это очевидный факт. Доказательств на улицах любимого города много. Непонятные проволочные «вороньи гнезда» на вытоптанных газонах, железные «деревья» для цветов на фоне засохших клумб, мраморные фонтаны в самом домашнем и самом уютном парке Севастополя… и т.д., и т.п.
А все потому, что чиновники вместо того, чтобы подумать, как и бюджетные средства освоить, и органично вписаться в ментальность городской среды, думают о том времени, когда «ссылка» закончится. Так что управленцам в Севастополе следует решительно изживать вахтовый метод. Ничего хорошего он городу не сулит. А местным нужно открыть доступ не только к кадровому резерву (кто не знает старой чиновничьей приметы: скажи мне, кто ты в резерве, и я скажу, кем ты не будешь никогда), но и к реальным должностям. Пришло время разбавить железную логику «эффективных менеджеров» реальным низовым севастопольским патриотизмом. Вот и радуюсь очередной посадке. Потому как верю: каждый новый чиновничий «залет» убеждает не только меня одного, что пора делать правильные выводы. И их сделают. А уж там пойдет… Вот увидите».
Читатели наверняка привыкли, что редкая «прямая линия» по «Вопросу в лоб» обходится без участия Анастасии Павловны («фамилию не называйте, меня и так все знают»). И этот раз не стал исключением. «Мне уже столько лет, что радуюсь уже самой жизни,—сообщила она.—Я ваш очень давний подписчик. Сейчас пишете о том, как меняется город. Не всегда просто идут процессы. Но, как говорится, большое видится на расстоянии. Мой случай. В городе бываю раз, если повезет, то два раза в год. Недавно проехалась по городскому кольцу. Какой у нас красивый город! И за год он стал еще краше. Значит, люди стараются, думают о завтрашнем дне.
Для меня главной радостью в жизни всегда было знаете что? Ощущать пользу от своего пребывания на земле. Это то, что останется после нас. То, что позволит детям (а у меня уже и правнуки) вспомнить о нас добрым словом. Часто вспоминаю своего покойного мужа. Он строил знаменитый завод по ремонту подводных лодок в Балаклаве. Бывало, приходит домой—руки сбиты до крови… «Да что ж у вас там, никакой техники нет?»—возмущаюсь. Техника была, но технология требовала выполнять операции вручную. Чтобы, как говорится, на века! И видели бы вы, как он гордился этим!
Севастополь у нас такой красивый получился и получается потому, что строили и строят его на века. Каждый в меру сил и возможностей. Вот у нас во дворе дома на ул. Истомина, 14-б, растет ель с верхушкой на уровне четвертого этажа. Ей уже 60 лет, и я помню ее полуметровым младенцем, который сама посадила, а потом пестовала изо дня в день, из года в год. Красота и выросла. Всем на радость. И двор наш за несколько лет преобразился: появилась современная детская площадка. Даже с фонарем в вечернее время. Вот только когда ни выгляну, детей там нет. Знаете, где они? Да такие же, как мой «внук-ноутбук». Сидят в своих компьютерах и смартфонах. А истинная-то радость не там. Она—на улицах города. Думаю, надо срочно выводить наших детей из этого электронного подполья реальными делами на благо города. Иначе уйдет из жизни самая главная радость—радость созидания».
Добавить к сему нечего. Разве что вопрос: «Анастасия Павловна, и откуда вы все это знаете? Не оттого ли, что всю жизнь (за минусом двухлетней эвакуации) живете в Севастополе…

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

 

* * *

 

И следующий «Вопрос в лоб»: «Доводилось ли вам сожалеть о доверии, и нужно ли это качество в современном мире?»
Ответы ждем в пятницу, 2 ноября, с 13.00 до 14.00 по телефону 54-31-95 или на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 5 ноября.

Другие статьи этого номера