«А мне не больно!»

«А мне не больно!»

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

Своего первенца мои давние приятели Овчаровы ждали давно. И вот наконец в позапрошлом году мой сослуживец Виталик (мы вместе служили в армии) позвонил мне и сообщил: «Петруха, помнишь свой тост на прошедшей встрече Нового года? Так вот, мы с Валентиной тебя обнимаем и рады сообщить, что твое пожелание сбылось: жена забеременела. Кумом будешь…»
Мальчик у них родился здоровенным, вес—4200. Рос нормально и пошел (между прочим, к первому—ко мне, мы отмечали день рождения Виталия) в 11 месяцев.
Когда Максимке исполнилось 1,5 года, помнится, в День российской полиции мой приятель позвонил мне и попросил срочно приехать: «Есть проблема».
Когда я навестил моих друзей, то уже с порога почувствовал: что-то неладное случилось в семье. Расстроенная Валентина подвела меня к сыну и указала на его забинтованную правую руку.
—Не буду демонстрировать, повязку полчаса как сменили, просто расскажу…
И она ввела меня в курс дела. Оказывается, малыш (родители проморгали.—Авт.) ухватил за ручку маленькую алюминиевую кастрюльку с варившимися там яйцами) и… опрокинул на себя. Ожог оказался первой степени, кожа на его локте вздулась белым пузырем. Но вот что странно: Максимка не издал ни единого звука. Он подбежал к маме и просто показал на ожог.
Родители, конечно, приняли необходимые меры, наложили мазь, перевязали мальчику руку. Но и задумались: почему их сын совершенно не чувствовал боли?
Врачи, когда мои друзья обратились к участковому педиатру, вначале развели руками, а потом решили поэкспериментировать: укололи мальчика иглой. Но он даже не дернулся…
Диагноз: врожденная генетическая мутация. Однако такое заболевание, предупредили моих друзей врачи, чревато трагическими последствиями: известны в мире два случая, когда у маленьких пациентов отсутствовали губы и часть языка—дети их просто сжевали во сне…
Родителей Максима предупредили: возможности терапии при данном заболевании ограничены, хотя можно попробовать обратиться к врачам-гипнотизерам. Виталик съездил в Москву, обратился в клинику гипнотерапии Г. Гончарова. Запись—на год вперед, так что в 2019-м, может статься, в семье моих друзей наступят наконец хорошие времена…

 

П. Хорышев, менеджер.

 

От редакции:

Есть ряд людей, у которых небольшая генетическая мутация выключает механизм переноса болевых сигналов по нервам в человеческом теле. Казалось бы, такая жизнь—без боли и страданий—просто мечта, но в действительности человек ежесекундно рискует, так как может в любой момент порезаться, обжечься или ушибиться, не заметив этого.
Боль—это индикатор опасности. Людям, не чувствительным к боли, ничего не стоит сломать такие важные для жизни суставы, как коленный или локтевой, а также некоторые трубчатые кости, потому что они не понимают, какую силу нужно прикладывать при выполнении самых простых движений, как, например, ходьба или вытягивание конечностей. Дети, не чувствительные к боли, не испытывая никаких неприятных ощущений, выдавливают глаза из глазниц, были такие случаи.
Несмотря на нечувствительность к боли, носители мутантного гена могут ощущать прикосновения, тепло, холод и вкус. В медицинской литературе описано всего несколько десятков случаев наследственного отсутствия болевой чувствительности. Первое такое сообщение датируется 1932 годом.

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера