Валерик-«поэт»—сын бригады

Как в Севастополе «Окопная правда» появилась.
Он, конечно, стал бы хорошим журналистом. Быть может, работал бы в родном городском «Маяке коммуны» (ныне—«Слава Севастополя»). Или вовсе уехал бы учиться в Москву… Не суждено: навеки остался в городе-герое, навеки—тринадцатилетним. Валерий Волков, маленький редактор рукописной газеты «Окопная правда», погибший за город в июне 1942 года, подписывался так: «Валерий-«поэт» (Волк)».

 

Морпех из Чоргуни

Он погиб за Крым, хотя полуостров Валерик-«поэт»—сын бригадыстал родным лишь год назад, в 1941-м, когда уже началась Великая Отечественная. Мальчик с отцом (мамы не стало ещё до войны) чудом добрался сюда из Черновцов—к дяде в Бахчисарай. Дяди уже не было, возвращаться тоже некуда: родные места Волковых были оккупированы фашистами уже через две недели после вторжения в нашу страну. Жили в Бахчисарае, потом, когда фашисты стали приближаться и к Севастополю, перебрались в Чоргунь (ныне—Черноречье). Отец был сапожником, мальчик, как мог, подрабатывал, а вдвоём они помогали партизанам Севастопольского отряда, действовавшим неподалёку. За это фашисты казнили отца мальчика, а ему самому чудом удалось бежать.
Он пришел в одно из подразделений знаменитой 7-й бригады морской пехоты, чтобы с оружием в руках отстаивать город и мстить фашистам. Обычный поступок маленького патриота. Их были тысячи по всей стране, сотни—в Севастополе, мальчишек и девчонок, решивших бороться с врагом наравне со взрослыми, известных и всё ещё безымянных маленьких героев, чьё детство опалила война.
Валерик, как ласково называли его однополчане, очень скоро стал всеобщим любимцем, ведь у многих солдат, державших здесь оборону, дома остались дети, и практически каждый ничего не знал об их нынешней доле. Одно время командиры пытались, конечно, отправить мальчугана в убежище подальше от опасных рубежей, но Валера был очень упорным в желании бороться с врагом именно на передовой. Да и помощник хороший: всегда рядом, если нужно поднести патроны, подать воды раненым. И стрелял хорошо, отбивая вместе с бригадой очередную вражескую атаку, и в разведку часто ходил, мальчуган был наблюдательным, вёртким. А в редкие минуты затишья он читал солдатам любимые стихотворения.
…Валерик умер у них на руках, успев бросить гранаты под танк со свастикой на броне. Это было в конце июня 1942-го, когда враги начали третий штурм города. Группа защитников Севастополя, среди которых был Валерик, держала удар под Инкерманом в здании школы, они прикрывали один из путей к Севастопольской бухте, где грузили раненых на катера. На помощь врагам, безуспешно штурмовавшим бастион, двинулись три танка.
Смелый мальчишка бросился наперерез, зажав гранаты в правой руке. Лишь на миг остановился, когда фашистская пуля прошила плечо, но, стиснув зубы, зажал гранаты другой рукой. Бросок—и первый танк завертелся, загородив путь другим. Через миг запылали и они; товарищи мальчика бросились в атаку, закидывая железные машины бутылками с зажигательной смесью. Этот костёр, отразившийся в летнем небе, был последним, что увидел израненный осколками Валерик Волков.

 

Последний номер

В память о юном защитнике Севастополя остался небольшой пожелтевший от времени, истёртый на сгибах листок, исписанный аккуратным, хоть и слегка торопливым ученическим почерком. Листок с нарисованными маленькой звёздочкой наверху и знаменем посередине. Цветных карандашей у мальчика, конечно, не было, но и звезда, и знамя, без сомнения, алые—под ними сражалась в те годы вся страна. Это был одиннадцатый выпуск рукописной газеты «Окопная правда», редактором, единственным журналистом и художником в которой был пионер Валера Волков. Он с радостью согласился на предложение выпускать боевой листок, какими-то одному ему известными путями добывал бумагу и карандаши.
«Окопная правда» передавалась красноармейцами из рук в руки, словно большая драгоценность. Конечно, о том, что было написано в газете, бойцы знали и сами, ведь именно о них, их каждодневных подвигах и писал Валерик, но он, ребёнок, умел находить очень простые и одновременно сильные слова, поднимавшие боевое настроение у однополчан.
Одиннадцатый выпуск—единственный Валерик-«поэт»—сын бригады(во всяком случае, пока) из сохранившихся номеров газеты. Он стал последним написанным мальчиком в короткие паузы между грохотом боя. Валера выпустил номер незадолго до гибели. Небольшой пожелтевший листок бумаги сохранили единственные из выживших тогда на грозном школьном бастионе Илита Даурова и Иван Петруненко. Сохранили они и пионерский галстук мальчика, ставший их знаменем. Как и мечтал Валера, с этим знаменем они освобождали Севастополь в мае 1944-го. С ним встретили 9 мая 1945-го. Валерий Волков верил в Победу: «Мы победим потому, что защищаем свою родную землю. Главное: не жалеть себя ради Родины!»
О гибели Валеры и о его «Окопной правде» стало известно уже после Победы: выжившие бойцы передали 11-й номер газеты в ту самую школу, где в 1942-м держали оборону. Валерик считал, что это 52-я, на самом деле—12-я, в районе Ушаковой балки, а ныне—школа-интернат № 4, где фото мальчика хранят в музее. И строки, которые он выводил в «Окопной правде», знают в школе:
«…Нет силы в мире, которая победит нас, Советское государство, потому что мы сами хозяева, нами руководит партия коммунистов. Вот посмотрите, кто мы здесь, в 52-й школе: командир морского пехотного полка майор Жиделев, русский; капитан, кавалерист, грузин Гобиладзе; танкист рядовой Паукштите Василий, латыш; врач медицинской службы капитан Мамедов, узбек; лётчик младший лейтенант Илита Даурова, осетинка; моряк Ибрагим Ибрагимов, казанский татарин; артиллерист Петруненко из Киева, украинец; сержант, пехотинец Богомолов из Ленинграда, русский; разведчик, водолаз Аркадий Журавлёв из Владивостока; я, сын сапожника, ученик 4-го кл. Волков Валерий, русский. Посмотрите, какой мощный кулак мы составляем и сколько немцев нас бьют, а мы сколько их побили! Нас миллионы, посмотрите! От Дальнего Востока до Риги, от Кавказа до Киева, от Севастополя до Ташкента, таких миллионы, и мы, как сталь, непобедимы! Валерий-«поэт» (Волк) 1942 г.»
На Мемориальном кладбище в посёлке Дергачи—скромный могильный камень: «Пионер Волков Валерий, 1929 года рождения. Юный разведчик. Погиб в 1942 году». Останки мальчика перезахоронили здесь уже после войны, первоначально маленького героя похоронили возле той школы, что обороняла «десятка». А 55 лет назад Валерика-«поэта» посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени.
Город же, за который он отдал свою совсем юную жизнь, живёт благодаря Валерику Волкову и сотням таких же мальчишек и девчонок, вставших на защиту страны в годы войны. И в спасённом им Севастополе есть улица имени юного редактора «Окопной правды».

 

«Крымская правда», № 211.

Другие статьи этого номера