Чего нельзя говорить ребёнку

Чего нельзя говорить ребёнку

На страницах одной из социальных сетей развернулась дискуссия на тему «Все мы—жертвы своих… матерей». Немного шокирующий посыл, не правда ли?

 

Инициатор обсуждений рассказал невыдуманную историю о том, как, будучи ребенком, он то и дело подвергался эмоционаьному насилию со стороны родителей и почувствовал себя окончательно свободным и самостоятельным только после ухода их из жизни, уже в достаточно зрелом возрасте. Всю жизнь мужчина пытался противостоять тому образу, который навязывался ему родней: и глупый, дескать, и неудачник…
Комментаторы поста не то чтобы разошлись во взглядах—началась истерия. Наиболее агрессивные утверждали, что человек, решившийся на такие откровения, и есть «настоящий дебил», потому что не понял, что на самом деле его родители ему добра желали. Им возражали: а что, разве нельзя как-то по-другому желать ребенку добра, так, чтобы обошлось без унижений?
Были и такие отзывы, в которых чувствовалось желание понять, а не обвинить автора заметки. Кто-то открыто поддержал мысль, идущую вразрез с пока еще доминирующим стереотипом, что родительский статус—это не автоматическая индульгенция, прощающая ее обладателю прошлые и будущие грехи.
Припомнилась женщина, героиня одной из публикаций, родившая пятерых детей от разных мужчин. Ее признание не вошло в газету по ее же просьбе, но тет-а-тет она рассказала, что собственная мать называла ее проституткой, причем уже в восьмилетнем возрасте… Напророчила.
А вот история соседа-мальчишки, отказавшегося учиться, потому что он—«фатально тупой» (и это еще мягкое заявление отца)… Дальнего родственника, которого с ранних лет попрекали при всяком подходящем случае в сыновней неблагодарности, —ведь хотели же сдать его в интернат, но передумали. Ценить надо! Все это—не видимые миру детские слезы, оборачивающиеся потом чьей-то неблагополучной судьбой.
По мнению психологов, словесное наказание, тем более, когда оно необъективно, бывает ничуть не легче физического. Выражается оно обычно в виде негативных высказываний в адрес ребенка. Казалось бы, что это наиболее безобидный метод наказания. Но многие сказанные в сердцах слова родителей могут иметь неблагоприятные последствия. Как утверждают американские психологи Р. и М. Гулдинг, некоторые родительские утверждения имеют скрытый посыл, директиву, выполнять которую ребенок будет едва ли не всю жизнь.
Одна из самых сильных и жестких директив—«Не живи»—передается ребенку при произнесении таких фраз, как «уйди с глаз моих», «с тобой одни проблемы», «лучше бы тебя не было», «зачем только я тебя родила». Чтобы выполнить директиву, ребенок бессознательно будет попадать в травмирующие ситуации, в детстве—разбивать коленки и получать ссадины, а повзрослев,—находить иные, более серьезные способы саморазрушения.
Вторая директива—«Не будь ребенком». Ее несут в себе фразы: «ты же уже большой, чтобы так поступать», «ты ведешь себя, как маленькая». В этом случае все детство ребенок будет пытаться «подрасти», а став взрослым, не научится полноценно отдыхать и расслабляться, чувствуя вину за «детские» потребности.
Третья директива—«Не думай»—передается родителями при помощи фраз, блокирующих способность ребенка мыслить: «не умничай», «не рассуждай, а делай». Принявшие директиву дети впоследствии совершают необдуманные поступки, не способны к решению сложных проблем.
Четвертая директива—«Не будь самим собой»—содержится в таких высказываниях родителей, как «Леночка уже вяжет, а ты пуговицу не умеешь пришить», «почему Петенька может хорошо себя вести, а ты нет?» Человек с этой директивой будет постоянно неудовлетворен собой, излишне самокритичен, завистлив к чужому успеху. Таким образом, большинство подобных высказываний, адресованных ребенку, не приводят к желаемому результату и провоцируют возникновение различных личностных проблем.
Распространено наказание изоляцией. При этом виде наказания ребенок на короткое время лишается внимания взрослых и возможности быть включенным в общую деятельность. Психологи советуют: используя такое наказание, нужно учитывать возрастные особенности восприятия времени, и чем младше ребенок, тем медленнее течет для него время и тем короче должна быть продолжительность санкции.
Кто-то наказывает лишением удовольствия. По мнению специалистов, это является наиболее приемлемой санкцией. Известный психолог Ю.Б. Гиппенрейтер рекомендует родителям определить источники радости ребенка, желательно связанные с их совместной деятельностью, например вечерняя сказка, прогулка в выходные. Эти удовольствия значимы для ребенка, и очень вероятно, что он будет избегать поведения, повлекшего наказание, однако не следует лишать его любимых удовольствий на слишком длительное время.
О правомерности физического наказания в отечественных исследованиях по детской психологии упоминается только в некоторых случаях: если поведение ребенка является угрозой физической безопасности для него самого; если им сознательно причиняется вред другим людям; когда исчерпаны все другие средства воздействия на ребенка. Практика показывает, что в семьях, где суровое физическое наказание является привычной мерой воздействия, повзрослев, ребенок начинает использовать физическую силу уже против применявшего ее родителя.

 

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

 

Оксана Непомнящих

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера