Наследники князя благоверного

Системна и целенаправленна деятельность в Твери Фонда сестры милосердия Екатерины Бакуниной. Активная участница первой обороны Севастополя состояла в близком родстве с фельдмаршалом М.И. Кутузовым. Постоянным общением она была связана с видными представителями своего времени, в том числе с Львом Толстым.

 

Фонд был создан в 2010 годуНаследники князя благоверного по случаю 200-летия со дня ее рождения. Им учреждена медаль общественного признания «Сестра милосердия Екатерина Бакунина». Наградой уже отмечены свыше сотни медицинских сестер и сестер милосердия ряда российских городов, в том числе и Севастополя, а также некоторых стран ближнего зарубежья. Фонд причастен к выпуску подробного литературного труда тверского исследователя Владимира Сысоева «Сестра милосердия Екатерина Бакунина».
В свое время ныне уже ушедший из жизни Владимир Иванович посетил наш город. Севастопольцы оказались первыми, кому в 2012 году была представлена книга. В 2013 году в Тверском областном клиническом перинатальном центре имени Е.М. Бакуниной открыли музей выдающейся подвижницы сестринского дела. Его экспозиция собрана и регулярно пополняется активистами фонда.
Их поездки к нам стали постоянными с 2014 года. Дорогие гости из Верхневолжья то устраивают у нас премьерный показ фильма, посвященного их прославленной землячке, то раздают библиотекам и всем желающим пахнущие типографской краской фотоальбомы. Проходили также концерты, подготовленные тверскими профессиональными исполнителями и народными коллективами.
Состоялся пятый по счету визит к нам представителей Фонда Екатерины Бакуниной. Его директор, председатель отдела культуры Тверской епархии протоиерей Роман Манилов дал интервью корреспонденту «Славы Севастополя».
—Отец Роман, многим севастопольцам доставляет удовольствие в очередной раз у себя дома приветствовать вас и ваших спутников. К сожалению, в прошлом году обстоятельства сложились таким образом, что я был лишен возможности стать очевидцем пребывания тверчан в Севастополе.
—Минувшей осенью в Севастопольском медицинским колледже имени Жени Дерюгиной и в родственном ему учебном заведении Симферополя мы представили посвященный Екатерине Бакуниной новый фотоальбом. Ранее при содействии севастопольской исследовательницы Ольги Малиновской удалось установить на старом городском кладбище на улице Пожарова заброшенное захоронение нашего земляка Авенира Ивкова.
—Таким образом, деятельность основанного и руководимого вами фонда распространилось и на судьбы других участников обороны Севастополя—уроженцев родного вам Верхневолжья.
—Постепенно в ставшем нам близким Севастополе мы открывали новые и новые имена земляков—участников его первой обороны от англо-франко-турецких войск. Это, например, адмиралы Владимир Корнилов, Николай Колокольцов, Федор Новосильский, Федор Нарбут, Николай Бирюлев, генералы Петр Меньков, Николай Маслов… Полный перечень фамилий уроженцев тверского края—защитников Севастополя (только офицеров) был бы очень и очень длинным. Достаточно сказать, что у стен Севастополя неприятеля разили братья Игнатьевы: Александр, Михаил, Петр, Николай и Константин, столько же братьев Ивковых: Авенир, Помпей, Кандид, Вячеслав и Олимпий.
—Остановимся лишь на Авенире Алексеевиче, нашедшем вечный покой, как уже сказано, в Севастополе, на старом городском кладбище, что на улице Пожарова.
—Родившийся в 1825 году в семье потомственных дворян Тверской губернии Авенир в девятилетнем возрасте был определен в Морской кадетский корпус. В 1833-м юноша-гардемарин совершал патрулирование Финского залива на линейных кораблях «Арсис» и «Не тронь меня». В 1835-м мичман Авенир Ивков получил назначение на Черноморский флот. Дальнейшая служба молодого офицера проходила на линейных кораблях «Силистрия» и «Чесма», корветах «Ифигения» и «Андромаха», пароходе-фрегате «Эльбрус» и на бриге «Язон». Авенир Алексеевич командовал бастионом № 3, где получил тяжелую контузию, тяжелую настолько, что был направлен в госпиталь в Николаев.
Весной 1855-го кавалер ордена Святого Георгия IV класса капитан-лейтенант Авенир Ивков вернулся в Севастополь, где ощущалась нехватка командиров. Но не лекарь, а лично Павел Нахимов распорядился вернуть Авенира Алексеевича в Николаев. Адмирал был убежден, что офицер ошибся в оценке своих сил.
После окончания войны Авенир Ивков служил и в Севастополе, и в других городах Российской империи. Но последние шесть лет, будучи в отставке, к тому времени уже вице-адмирал? провел в Севастополе. В наши дни надгробие на могиле героя обветшало, даже частично разрушилось, утратив отдельные архитектурные детали. Мы изыскали средства на его восстановление. По нашей просьбе организационные хлопоты на месте взял на себя севастопольский историк Владимир Шавшин, кстати, тоже наш земляк. Владимир Георгиевич привлек к работам не только строителей, но и балаклавского скульптора Владимира Суханова.
—Точно так пару лет назад Фонд Екатерины Бакуниной организовал и оплатил реставрационные работы на надгробии контр-адмирала Федора Нарбута на Братском кладбище.
—Двенадцать севастопольских улиц нарекли именами уроженцев Тверской губернии. Их имена также—на десяти памятных знаках, мемориальных досках, персональных монументах. Это и большая честь, и высокая ответственность за их состояние. Впереди—новые открытия. Нами накоплены материалы об офицерах—участниках первой обороны. Но ведь были еще тверчане—солдаты и матросы. В 2016 году мы показали в Севастополе снятый бакунинцами фильм «Рядовой Отечества». Впервые мы обратились к судьбам крепостных, которые тоже встали стеной на пути врагов к Севастополю.
—С какими планами вы приехали к нам на сей раз?
—Я уже выступил перед многочисленной аудиторией студентов педагогического колледжа имени Петра Менькова с лекцией о тесной связи в прошлом и настоящем родной мне Твери с Севастополем—местом подвига многих моих земляков. А ныне в стенах Севастопольского педагогического колледжа мы открываем музей тверчанина, участника первой обороны Севастополя генерала Петра Менькова.
—Грешен, батюшка, но до открытия музея я уже ознакомился с его замечательной экспозицией, подготовленной вами совместно с сотрудниками и студентами колледжа. А сейчас прошу вас поделиться некоторыми подробностями биографии Петра Кононовича.
—Это совершенно потрясающая личность. Отец Петра Менькова, Конон Меньков, участник войны с Наполеоном, владел имением у тверского Кашина. С младых ногтей сын воина воспитывался в 1-м кадетском корпусе, позже окончил Николаевскую (по имени царя.—Авт.) академию Генерального штаба. В сражающийся Севастополь в то время уже полковник Генерального штаба Петр Меньков прибыл в марте 1855 года в свите нового главнокомандующего Южной армией, сухопутными и морскими силами в Крыму князя Горчакова. С большой ответственностью Петр Кононович вел официальный «Журнал обороны Севастополя». Его очерки о героях Крымской кампании публиковались в авторитетном журнале «Русский инвалид». Полковник Генштаба был прост в общении с представителями всех слоев русского общества того времени. Он квартировал в скромном домишке знаменитой Даши Севастопольской—Дарьи Михайловны Михайловой—в Сухой балке, рядом с 4-й батареей на Северной стороне. На свадьбе Даши полковник был посажёным отцом. Его отставка в 1855 году оказалась вынужденной из-за полученной контузии.
Будучи уже генералом, Петр Кононович не отложил в сторону перо. В столице он взвалил на свои плечи обязанности редактора «Военного сборника», сел за мемуары. Изданные в трех томах, они дошли до наших дней. «11 февраля 1869 года,—писал Петр Меньков в оставленном завещании,—на Севастопольском обеде была высказана мною мысль… об устройстве в Севастополе музея, который служил бы вечным говорящим памятником… знаменитой для России Севастопольской эпохи».
—В 1871 году Петр Меньков в столице на традиционном Cевастопольском обеде объявил сбор средств на строительство в Севастополе приюта для инвалидов и школы для их детей.
—И школа была построена. Сейчас мы беседуем в ее стенах. Не случайно расположенный здесь педагогический колледж носит имя Петра Кононовича. Отныне здесь же будет и музей. Для него заслуженный художник России из Твери Николай Чувахин написал великолепный портрет Петра Менькова в мундире и при орденах.
22 ноября минуло 700 лет со дня жертвенной гибели в Орде святого благоверного князя Михаила Тверского. Каноничную иконку князя вместе с его женой, преподобной Анной Кашинской, написала признанный в Твери и за ее пределами мастер Елена Антонова. Золотая доска с ликами канонизированных Русской Православной Церковью святых и частицами их мощей передана нами севастопольцам с мыслью: пусть наша историческая память сочетается с духовными связями. По-моему, от благоверного князя Михаила Тверского в характерах воинов-тверчан закрепились отвага и жертвенность, а от преподобной Анны Кашинской—чувство сострадания и терпения.
Напомню: благоверный князь Михаил Тверской проявлял отвагу в противостоянии с Ордой, но предпочитал не поднимать оружия против отличавшегося коварством московского князя Георгия (Юрия), по наветам которого благоверный князь Михаил Тверской погиб в Орде. Ослабленная в боях дружина и народ отговаривали князя от поездки к хану. Но в этом случае пострадали бы люди, города и села. И благоверный князь отправился в путь…

 

* * *

В течение двух дней продолжались II Международные Меньковские чтения. Директор Севастопольского педагогического колледжа заверил, что они станут ежегодными.
Созвучными мыслям и чаяниям участников чтений стали слова писателя Геннадия Черкашина, обращенные к молодежи: «В ваших руках окажется судьба нашего города, и сохранить традиции станет делом вашей чести. Поэтому научитесь любить эту землю—Севастополь. Научитесь беречь памятники старины, научитесь быть севастопольцами».

 

Интервью провел А. КАЛЬКО.
На снимке: уголок экспозиции.
Фото автора.

Другие статьи этого номера