Почему не спешит на помощь «скорая»?

Перелом? Сразу вызываем «неотложку», после чего оказываем помощь

«Здравствуйте, дорогая редакция!
В газете «Слава Севастополя» за 19 октября 2018 г. была статья «А вы удовлетворены качеством оказания услуг медицинских организаций?»
Департамент здравоохранения просит жителей дать оценку качеству услуг медицинских организаций. А я хочу задать вопрос: «А кто даст оценку работе департамента здравоохранения? Кто несет ответственность за то, что в городе нет специалистов и обратиться не к кому? Почему стали уходить медработники из больниц и поликлиник? И самое главное—где машины «скорой помощи»?»
14 октября 2018 г. в 19.20 мы вызвали «скорую помощь», объяснив, что у ребенка температура сорок градусов, затяжной кашель, что он два дня принимает антибиотики, температуру сбиваем, а она опять поднимается до сорока. Через три часа, в 22.20, диспетчер нам сообщил, что машин нет и когда будут—неизвестно, все сейчас заняты. Вызов мы отменили и до утра сбивали температуру своими силами, нурофеном и анальгином поочередно. Утром 15 октября повторно вызвали «скорую помощь», так как температура опять была сорок. Через час диспетчер ответил: «Мы не отслеживаем, где находятся машины, а только фиксируем вызов». И только после звонка на «горячую линию» нам в Инкерман прислали машину «скорой помощи» из… Камышовой бухты.
Спрашивается: кто и почему убрал подстанцию «скорой помощи» из Инкермана?
Только через три часа доставили ребенка в инфекционную больницу с диагнозом «крупноочаговая левосторонняя пневмония». Пятнадцать дней ребенка спасали в больнице—спасибо всему медперсоналу. Затем отправили в поликлинику ДГБ № 5 на консультацию к пульмонологу. Но, к нашему сожалению и удивлению, оказалось, что все пульмонологи оттуда уволились и ушли работать в платные поликлиники. Так где специалисты? К кому обращаться? Где машины «скорой помощи»? Почему невозможно дождаться врачей?
Ждем ответа.
С уважением Е. Пронина».

Другие статьи этого номера