Балка Бермана. Свидетели многовековой истории

Балка Бермана. Свидетели многовековой истории

На Гераклейском полуострове в половине пути от 5-го километра Балаклавского шоссе до Георгиевского монастыря на мысе Феолент есть еле приметная балка, в которую дорога на мгновение ныряет и вновь выходит на холм. Эта балка таит в себе загадки многих веков.

 

Херсонес: сельскохозяйственный, но укрепленный

Добраться к археологическому заповеднику несложно. Можно любым рейсовым автобусом доехать до остановки «Подсобное хозяйство» и пройти на юг пешком метров двести. Можно на машине свернуть на асфальтовую дорогу возле остановки автобуса. Дорога почти сразу превращается в грунтовую, но остается вполне проезжей. Ориентир—небольшой оазис из лиственных деревьев. Под ними в начале нынешнего века летом располагался лагерь волонтеров-археологов, а зимой паслись лошади.
Нашим спутником в очередной приезд в балку стал сотрудник Государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический», заведующий отделом междисциплинарных исследований Алексей Аржанов.
«Мы находимся на объекте, который называется «Комплекс укрепленных сельскохозяйственных построек земельного участка № 347»,—рассказывает завотделом.—Расположен он на хоре Херсонеса, в сельскохозяйственной округе древнего города. Как известно, основой богатства таких городов являлось сельское хозяйство. Большая часть Гераклейского полуострова была размежевана на определённое количество наделов. Полуостров от западного побережья до Сарандинакиной балки был покрыт прямоугольной сеткой продольных и поперечных дорог, восточнее располагались пастбища. Участки имели стандартную площадь 630 на 420 метров, хотя встречаются участки и меньшей площади. Каждый такой участок, ограниченный дорогами, делился на шесть наделов. Надел был в собственности семьи гражданина Херсонеса, и на некоторых (но не на всех) были возведены строения».
В книге «Хора Херсонеса Таврического. Земельный кадастр IV-III вв. до н.э. Часть II» Г.М. Николаенко пишет: «Городская хора Херсонеса на Гераклейском полуострове составляла 97200 плетров (около 12 тыс. га). На основании проведенных исследований можно утверждать, что во второй половине IV в. до н.э. на территории полуострова была размежевана 81 тыс. плетров земли (около 10 тыс. га) на 445-450 земельных участков, разделенных транспортными и межевыми дорогами. Основным модулем был надел площадью 36 плетров. Всего наделов такой площади насчитывается 1750-1850. Встречаются наделы и меньшей площади».
В Херсонесе был свой строгий и неукоснительно соблюдавшийся принцип размежевания земель и передачи в собственность гражданам города. Не забывали херсонеситы и о священных участках, отводя под них 10% размежеванной земли. Более 200 таких наделов располагалось на границах хоры, а также среди земель граждан города у «большой херсонесской дороги». Эта дорога соединяла город с укрепленным поселением на перешейке Маячного полуострова.
Не менее важная дорога вела к предполагаемому святилищу в верховье Мраморной балки. Далеко не вся размежеванная земля была отдана под садоводство и «дачное строительство»: в III-II вв. до н.э. на общественных участках располагались кладбища (курганы и некрополи) эллинистического периода. На общественные угодья приходилось еще 1620 плетров неразмежеванной земли в восточной части Гераклейского полуострова. Археологи провели несложный арифметический подсчет, исходя из владения полноправного гражданина двумя наделами, позднего переселенца (эпойка)—одним наделом. Получилось, что в Херсонесе проживало 1200-1250 семей-землевладельцев, но лишь половина из них возводила строения на своих участках. Не исключено, что несколько семей в складчину вели строительство одного ойкопедона. На окраинах хоры, вдали от города жили неимущие слои населения. Там и строились укрепленные поселения.
Ученые отмечают однотипность планировки строений в каждый из хронологических периодов. Это что-то вроде дачного домостроения в период развитого социализма, когда домики друг от друга нельзя было отличить. Со временем стандарт менялся. Херсонеситы также строили башни и винодельческие комплексы, а в римский период появляются круглые башни и загоны для скота.

 

Виноградарство и виноделие как основное занятие

На усадьбах строились прямоугольные башни размером 10 на 10 метров (или чуть больше) в основании, а вокруг—двор с подсобными сооружениями. Основание башни и первый этаж строились из тесаных квадр (известняковых блоков). Этот этаж был хозяйственного назначения. Второй этаж возводился, скорее всего, из сырцового кирпича (глиняных блоков, обожжённых на солнце) и был жилым. Основными занятиями семей херсонеситов были выращивание винограда и производство вина. Известно, что одному из городских чиновников, Агасиклу, благодарные горожане воздвигли статую, постамент от которой был найден при раскопках в Херсонесе. В числе многих его заслуг отмечено и «размежевание виноградников на равнине». Такое было важное государственное деяние в Херсонесе того времени!

 

Балка Бермана. Свидетели многовековой истории

Емкость для сбора вина.

 

Можно уверенно говорить, что эти усадьбы возникли в IV веке до нашей эры. Из письменных источников Древней Греции известно, что семье полагалось два участка. И если первый участок располагался вблизи города, то второй ради справедливости выделялся где-то на окраине. В таком виде округа существовала до III-II веков до н.э., вплоть до начала периода войн Херсонеса со скифами. Затем часть усадеб погибла в пожарах, часть была покинута хозяевами. Количество усадеб к римскому времени (конец I века до н.э.—начало I века н.э.) сократилось, но некоторые из них укрупнялись за счет присоединения соседних наделов. Сельские поселения в округе Херсонеса погибали и возрождались, но просуществовали они вплоть до рубежа XIV-XV веков, возможно, пережив Херсонес. Скорее всего, в этот период они уже принадлежали генуэзской крепости Чембало—археологический материал подтверждает такую версию.
Известно, что из верховьев балок Бермана, Юхариной, Сарандинакиной в Херсонес шли водопроводы, построенные в римский период. Водные источники, от которых брали начало водопроводы на хоре, а также каптажи-накопители тщательно охранялись. В Юхариной балке было шесть мощных укрепленных усадеб, расположенных вокруг источника на расстоянии 170-200 метров друг от друга. По склонам Сарандинакиной балки в районе источника протянулись цепью укрепленные усадьбы (не менее пяти с каждой стороны), расположенные приблизительно на таком же расстоянии друг от друга. Источники в Хомутовой балке и балке Бермана охранялись укрепленными поселениями, развившимися из укрепленных усадеб.
А вот о водоснабжении самих усадеб пока с высокой точностью говорить не приходится. Правда, во дворах остались грушевидные цистерны для сбора дождевой воды, вырубленные в скале. Находят и обломки водопроводных труб. Сама балка Бермана всегда была обводнена: были и есть родники, возможно, и ручьи тоже. Водосборная территория Караньского плато от Мраморной балки у Георгиевского монастыря до вершины Кая-Баш разгружалась на Гераклейском полуострове, в том числе и в балке Бермана. Для людей и домашних животных воды хватало. А виноград выращивался вдоль специально выложенных из дикого камня стен. В течение суток водяной конденсат сбегал по камням к корневой системе растений, уходящей в глубь пористой скальной породы. Эта кладка еще и защищала виноград от северных зимних ветров.

 

Музей под открытым небом

В настоящее время раскоп ничем не огорожен и доступен для обозрения в любое время года. Остается надеяться на сознательность посетителей, которые будут бережно относиться к работе археологов и наследию прошлого. Первое, что сразу привлекает внимание,—гигантские многотонные глыбы известняка, которые служат основанием античных зданий винодельческого комплекса балки Бермана.
Сейчас на участке № 347 отчетливо видны основание жилой башни IV века до н.э., дворы с колодцами и цистернами для хранения воды, подсобные помещения. Хорошо просматриваются тарапаны с каменными конструкциями для прессования винограда. История не стояла на месте: на фундаментах греческих сооружений римляне построили свой укрепленный пункт. Но потом и они уступили место застройщикам средневековья. Для Крыма характерно вторичное и многократное использование строительного камня из века в век.
Достаточно глянуть на крепость Чембало в Балаклаве: и в новейшей истории камень стен этой крепости использовался для восстановления Балаклавы после Великой Отечественной войны. Размер каменных глыб винодельческой усадьбы в балке Бермана достигает 220х130х120 см. Вокруг основания некоторых башен можно заметить каменную кладку с небольшим углом отклонения от вертикали. Некоторые ученые считают этот элемент защитой от стенобитных орудий. Но зачем бить стены в отдельно взятой башне 10 на 10 метров? Пока однозначно ответить на вопрос о предназначении такой кладки на этих усадьбах невозможно. То ли мода тогда такая была, то ли архитектурная хитрость, до сего дня не разгаданная, в этом заключена…

 

Кромлех далеких предков

Следы более раннего населения Гераклейского полуострова находим буквально в 300 метрах к востоку от усадьбы. В 80-е годы прошлого века на холме был раскопан каменный курган. Культовое сооружение кромлеха имеет двойную концентрическую окружность из каменных плит, стоящих вертикально и плотно подогнанных друг к другу. В центре находится каменный ящик с захоронением. Крупные каменные блоки можно расценивать как дольмены, но о первозданной их сохранности говорить не приходится. Высота кургана еще до раскопок была около трех метров, и крутизна его склонов со временем уменьшалась из-за эрозии почвы и расползания грунта.
Курган в балке Бермана относится к кеми-обинской культуре. В нём были найдены целый лепной горшок, фрагменты другой керамики, 27 костяков—то есть на протяжении почти трёх тысяч лет в кургане хоронили и подзахоранивали. Кеми-обинская культура существовала на территории Нижнего Приазовья, Нижнего Подднепровья и Крыма в III тысячелетии до н.э. Название культура получила по раскопанному кургану Кеми-Оба под Белогорском в Крыму. Занимались кемиобинцы овцеводством, коневодством, держали коров, практиковались в земледелии. Впоследствии их вытеснили другие племена или поглотили в свой состав.

 

(Окончание следует).

 

В. ИЛЛАРИОНОВ.
Фото автора.

Другие статьи этого номера