Светоносные песни его…

Мы вместе!

Соловьи, соловьи,
Не тревожьте солдат.
Пусть солдаты
Немного поспят…

 

Кто из россиян любого из послевоенных поколений не проникался тихой, мужественной грустью, услышав в который раз слова этой замечательной песни?.. Но кто же автор текста на музыку Василия Соловьева-Седого? Не уверен, что каждый второй из нас незамедлительно выдаст правильный ответ. Так же, как и на вопрос: «А чем интересен Николай Харито?» И окажется, что этот человек с «корочками» юриста некогда создал шедевральный романс «Отцвели уж давно хризантемы в саду…» Между прочим, наш земляк—ялтинец…
Откроем скобки, однако. Сегодня вся поющая и благодарно воспринимающая любую прекрасную песню страна отмечает 100-летний юбилей нашего замечательного поэта (его называли даже вторым Есениным.—Авт.), чье творчество пришлось на 40-е и 70-е годы ХХ века,—Алексея Ивановича Фатьянова. Это он—автор слов всенародно любимой песни «Соловьи, соловьи…»
И не только… Его перу принадлежит около 200 песенных стихотворений, добрая половина которых и сегодня, за гранью ХХI века, услаждает души и согревает наши сердца.
…Вообще-то, харизматическая сущность фамилии любого из нас—это улыбка или, увы, ухмылка судьбы. Как фишка выпадет (вспомним Гришку Распутина). Так вот, перевод с древнегреческого слова «фатьян»—светоносный. И поистине: ведь песни Алексея Фатьянова—это разве не свет в сумерках вдруг загрустившей души?
…На его долю не часто выпадала радость обретения света в конце тоннеля. Иногда это были «фары авто» недоброжелателей, завистников, откровенных врагов. Но Алексей Фатьянов бесстрашно шел им навстречу и неизменно с девизом: «Только вперед!»
Полистаем же страницы биографии этого неординарного, безусловно, высокоталантливого человека, очень рано, 40-летним, ушедшего из жизни. Кстати, сороковины по его памяти растянулись на целых шестьдесят лет: сегодня на его родине, в городе Вязники Владимирской области, стартует 45-й по счету всероссийский песенный фестиваль «Соловьи, соловьи…»

Старинный купеческий род Фатьяновых берет свое начало
с ХVI века на Новгородской земле. Отец держал в Вязниках солидный обувной магазин «Торговый дом Фатьяновых». В годы НЭПа Иван Фатьянов как-то сумел сориентироваться и стал тачать сапоги для нужд Красной Армии. Семью раскулачили в начале 30-х годов ХХ века, но, к счастью, оставили на бобах, никуда не сослав.
Новый этап в биографии Алексея Фатьянова начинается с переезда его семьи в Подмосковье. В 1938 году по окончании школы-студии Фатьянов был принят в труппу театра Красной Армии. Его незаурядный талант тенора—исполнителя русских песен, играющего на различных музыкальных инструментах, чтеца-декламатора и ведущего концертов был оценен по достоинству.
Он заканчивает в 1938 году ГИТИС, учится в Литературном институте, окончить который помешала война…
Начало Великой Отечественной застает Алексея в ансамбле Орловского военного округа на гастролях в авиагарнизоне под Брянском. Его третий рапорт о переводе в действующую армию не визируется.
Оказавшись в окружении, все артисты ансамбля трое суток прорываются к своим, раненого Фатьянова на носилках из двух березовых веток и шинели товарищи выносят на позиции Красной Армии…
После госпиталя и фильтрации Алексей Фатьянов служит в войсках Южно-Уральского военного округа, а весной 1942 года у него происходит поистине судьбоносная встреча на берегу реки Урал с композитором В.П. Соловьевым-Седым. Василий Павлович вспоминает: «Подошел ко мне рослый, голубоглазый молодец в кирзачах, с румянцем во всю щеку, с копной золотистых волос. Попросил прочесть мне свое стихотворение, ставшее текстом для песни «Гармоника». Песня мне понравилась лиризмом, в авторе чувствовалась богатырская сила…»

А затем прекрасным чадом этого замечательного тандема
композитора и поэта явилась россиянам шедевральная песня «Соловьи, соловьи…» Маршал Жуков в интервью корреспонденту «Красной звезды» так сказал спустя много лет: «Эта песня—одна из трех самых лучших времен Великой Отечественной войны»…
Впрочем, тут можно и поспорить—вкусы ведь разные. Но вот навскидку предложим на суд читателя одни только названия задушевных, искренних, полных феноменальной песенности произведений Алексея Фатьянова на музыку наших лучших, ведущих композиторов военных и первых послевоенных лет: «Майскими короткими ночами…», «Ничего не говорила…», «Сходит с линкора моряк», «Три года ты мне снилась…», «На солнечной поляночке…», «Гори, свечи огарочек…», «Тишина за Рогожской заставою…», «Летят перелетные птицы…», «Хвастать, милая, не стану…», «На крылечке твоем…»
Читаешь заглавия этих и других замечательных песен советской поры, и за кадром тут же всплывает музыка В. Соловьева-Седого, Б. Мокроусова, М. Блантера, Н. Богословского, Ю. Бирюкова и других. «Их мелодии на стихи Алексея Фатьянова солдатам и матросам во время войны помогали в самые трудные минуты»,—писала «Правда» в 1944 году.

Мы уже выше отмечали, что судьбу Алексея Фатьянова
никак нельзя назвать безоблачной. Как и многие его товарищи, собратья по литературному цеху, он по жизни никогда не прочь был глянуть в зрачок «зеленому змию». Однажды не сдержался, навесил апперкот офицеру, который в ходе застолья вдруг спросил его: «А ты хоть порох нюхал? Небось, тыловиков песенками ублажал!»
Фатьянова отдали под трибунал, и он попал в штрафбат. Воевал лихо, слыл бесстрашным солдатом. В боях за маленький венгерский городок был тяжело ранен, награжден орденом Красной Звезды, в конце концов—оправдан…
После окончания войны пышным цветом еще больше раскрылся его талант. Он создает много лирических песен уже для кинофильмов—«Небесный тихоход», «Весна на Заречной улице», «Дом, в котором я живу», «Иван Бровкин»…
Однако в Союзе писателей СССР на поэта смотрят косо. Всё еще на слуху один его былой скандал в гостинице «Савой», когда он, желая ускорить поселение, шутейно представился дежурному администратору депутатом Верховного Совета, за что был по доносу исключен на три месяца из Союза писателей. Сегодня странно это воспринимать как наказание, но такова была реальность: исключали, а потом восстанавливали…
Может быть, по этим причинам еще в 1943 году, когда композитор В. Соловьев-Седой был удостоен Сталинской премии за цикл военных песен, об авторе текстов к ним как-то забыли напрочь…
Грянул и вовсе неблагоприятный для поэта 1946 год. В содружестве с композитором Никитой Богословским Фатьянов создает песню «Три года ты мне снилась…» ко второй серии киноленты «Большая жизнь». Вождь народов на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) называет музыку к фильму «кабацкой», а Фатьянова персонально—«поэтом кабацкой меланхолии».
Для Алексея Фатьянова потянулись годы безвременья. Его стихи практически не печатали, композиторы под разными предлогами отказывались сотрудничать. Лев Ошанин по этому поводу писал: «Его часто кусали в газетах и журналах. Но он оставался одним из любимейших поэтов, чьи песни пелись буквально на всех углах…»

В Севастополь уже во второй половине 50-х годов ХХ века
Алексей Фатьянов приехал по командировке Ансамбля имени Александрова. Вначале выступил со своими песнями в нескольких частях гарнизона, а завершающий концерт дал в Доме культуры военных строителей, что на улице Гоголя…
…Зал был забит до отказа любителями песен военных лет. Поэт исполнил первым сольным выходом песню «Сходит с линкора моряк», а затем «Соловьи, соловьи…», «На солнечной поляночке…» и т.д.,—всего 20 хитов.
Его встретили на бис, долго не хотели отпускать. Администратор решил слегка потрафить долго не успокаивавшимся зрителям и настоятельно попросил Фатьянова «попеть еще полчасика», однако тот решительно отказался—спешил в Москву на день рождения друга.
И что же? Вновь в столицу полетела служебная кляуза о «чванстве» поэта. И вновь его временно исключили из членов Союза писателей СССР…
А люди, миллионы советских людей его не забывали. Вернее, его творчество. Как-то на гастролях в Караганде к нему подошел один из сибирских старателей и на полном серьезе сказал: «Слышь, паря, ты мне мозги не парь. У нас в Бодайбо песня «Давно мы дома не были…» считается народной, созданной в конце войны штрафниками…» Фатьянов не стал уточнять: что было, то было…
…Ему, конечно, жизнь не казалась медом: вышедшей в свет он застал лишь одну-единственную тонюсенькую книжку своих стихов, изданную во Владимире. Сейчас таких его книжек—около десяти. Школе, где он учился, присвоено его имя. Уже четверть века по весне Союз писателей России объявляет конкурс на Фатьяновскую премию—«Лучшая народная песня».
В ней, в народной, он и продолжает звучать в душах людских…

 

Леонид СОМОВ.

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера