«Херсонеситы» о «Русской весне»

«Херсонеситы» о «Русской весне»

Виктор Мельников, гвардии подполковник запаса, начальник отдела службы безопасности музея-заповедника «Херсонес Таврический»,—о возвращении в Россию.

 

Дорога домой

Еще в октябре-ноябре 2013 года я сколотил «костяк» будущей своей роты самообороны. 12-15 человек друзей и, будем так называть, сослуживцев. После февральского митинга 2014-го стали подходить люди и интересоваться, как быть дальше. В один из дней на площади у входа в музей-заповедник (в это время я был в отпуске и редко появлялся на городище древнего города) собралось много народа, и я стал свидетелем спора и некоторых фантазий обеспокоенных ситуацией людей.
Сразу же вмешался и сказал, что «партизанить» и захватывать самовольно ничего не нужно. Вскоре моя 13-я рота быстрого реагирования «гвардии Севастополя» полностью включилась в процесс «Крымской весны». В роте в основном были коренные севастопольцы, а также киевляне и москвич.
Мы принимали участие практически во всех событиях февраля-марта 14-го года. Блокировали украинский штаб, обеспечивали в городском военкомате недопущение исчезновения личных дел офицеров и прапорщиков. С нашим участием не был допущен в здание ОВД назначенный Киевом руководителем этого ведомства генерал-майор Маликов. Побывали и в штабе военной прокуратуры, где случилось несколько курьезных моментов с участием сотрудников СБУ. Также мы обеспечивали безопасность на митингах в центре города.
Многих, не знакомых мне до этих событий людей я узнал с самой лучшей стороны. Среди них были и те, с кем сегодня работаем бок о бок, а тогда стояли плечом к плечу. Например, Олег Молодцов, ныне заместитель руководителя—начальник территориального отдела № 2 управления Министерства культуры Российской Федерации по Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам. Олег Эдуардович проявил себя не только как смелый и сознательный гражданин, но и как хороший организатор: привел в порядок всю документацию, разработал уставной порядок хранения оружия.
Проявили себя как дисциплинированные, исполнительные, а главное—разумные люди и научные сотрудники музея-заповедника «Херсонес Таврический» Михаил Ступко и Вадим Панченко. Вообще в моей роте все были сознательными и дисциплинированными. Еще на этапе знакомства с будущими «самооборонцами» я ставил условия: безоговорочная дисциплина и сухой закон. Даже если наступил на пробку от пива—до свидания!
Для моей роты «Крымская весна» не закончилась в марте 2014-го результатами референдума. Все помнят блэкаут. И снова мы как один встали на защиту интересов севастопольцев. Было принято решение взять под охрану музей-заповедник. В то время сигнализация не работала, а сотрудники трудились в обычном графике. Более двух месяцев рота круглосуточно дежурила, чтобы наш главный памятник археологии не был разграблен или подвержен вандализму, а фонды остались в целости и сохранности.
Что для меня «Крымская весна»? Ощущение, что это главное в моей жизни, несмотря на предыдущий долгий путь в погонах. Очень порадовали человеческие качества, которые проявили люди, их единение. Я благодарен нашему президенту Владимиру Путину и «вежливым людям» за их неоценимый вклад в нашу судьбу и огромнейшую помощь. Но важно помнить, что если бы не наши люди, не наше единство, то и помощь оказывать было бы некому. Люди у нас сознательные, ходили на митинги, поддерживали друг друга. Хочу отметить и то, что за два месяца «Крымской весны» на территории города практически не было преступности.

 

Россия и «Херсонес Таврический»

В России совсем другой подход к охране памятников. Другой уровень финансирования их сохранности, реставрации, развития музея-заповедника в целом. Позиция более жесткая, но настойчивая и бережливая. Вообще другой подход к истории. Вот, например, тринадцать лет не могли довести до ума античный зал. А вернулись в родные пенаты—и вот уже в 2017 году открыли новую экспозицию, современную. С участием первого лица государства. Стоит отметить, что территории Херсонеса и Свято-Владимирского собора были далеко не последними местами в истории «Крымской весны». Именно здесь в 2014 году были организованы закрытые переговоры, в результате которых в Севастополе и Крыму не было допущено кровопролития.
Мне очень приятно, что сегодня на территории музея-заповедника больше порядка и организованности. Люди стали бережнее относиться к древним памятникам, понимать слово «нельзя». Да, действительно нельзя плевать на историю. Нельзя здесь разводить костры, устанавливать палатки, распивать спиртные напитки и превращать территорию древнего городища в место увеселения и потех с непристойным поведением. У Херсонеса в России новая история. С правильными акцентами и бережным отношением.

 

О. ЧЕРНЕНКО, специалист по связям с общественностью Государственного музея-заповедника «Херсонес Таврический».

 

На снимке: В. Мельников.

Другие статьи этого номера