Число россиян-банкротов растет третий год подряд. О чем это говорит?

Чек трусцой: почему  и куда «утекают» персональные данные

В первые месяцы 2019 года в России продолжился рост банкротств физических лиц. В 2018 году банкротства выросли почти на 50%, а сумма требований кредиторов превысила 762 млрд рублей. При этом число потенциальных банкротов почти в семь раз больше, чем граждан, уже признанных несостоятельными, передает РИА «Новости».

 

За январь-февраль 2019 года число банкротств физлиц и индивидуальных предпринимателей в России выросло до 8300. Это в 1,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. По итогам 2018 года число банкротств выросло тоже в 1,5 раза. Такой же рост был зафиксирован годом ранее. По данным Федресурса, за 2016-2018 годы банкротами было признано более 93 тысяч россиян. При этом потенциальных банкротов гораздо больше.
По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), по состоянию на 1 января 2019 года более 748000 россиян были отнесены к категории потенциальных банкротов (заемщики с кредитами более 500000 рублей и просрочкой платежей более 90 дней). Число потенциальных банкротов выросло на 6%, но их доля в общей массе заемщиков осталась той же—1,3%. Национальное бюро кредитных историй считает, что таких заемщиков еще больше—983000 человек, говорит директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков со ссылкой на данные 4200 кредиторов.

Больше не боятся?

Рост дел по банкротству в ОКБ связывают с повышением информированности граждан о том, как это работает. В первое время многие граждане боялись процедуры банкротства, потому что не знали, как сложится судебная практика, говорит арбитражный управляющий Дмитрий Донсков, директор компании «Долгам.нет». Но в итоге оказалось, что закон работает, и за три года многие граждане, прошедшие через эту процедуру, порекомендовали ее родственникам и друзьям, отмечает он.
«Действительно, количество банкротств растет, несмотря на сложность, длительность и высокую стоимость процедуры»,—говорит директор по маркетингу ОКБ Екатерина Котова. 86% процедур банкротства в 2018 году были инициированы самими гражданами, добавляет она.
«Мы показываем человеку, какие пути у него есть: что будет, если просто перестать платить, что будет, если начать брать новые займы на погашение старых, и что будет при банкротстве. Разложив все по полочкам, человек, оказавшийся в сложной финансовой ситуации, понимает, что банкротство зачастую единственный выход»,—говорит Донсков.

Меньше сберегают, больше тратят

Рост числа личных банкротств сопровождается другой проблемой—закредитованностью российского населения. За 2018 год объем розничных кредитов населению увеличился на 22,8%—до 14,9 трлн рублей, сообщал ЦБ. Это было связано в значительной степени с увеличением ипотечных кредитов и необеспеченных потребительских ссуд. Росту кредитования способствовало в том числе снижение процентных ставок. «Заметное ускорение кредитования физических лиц происходило в условиях постепенного перехода домашних хозяйств от сберегательной модели поведения к увеличению потребления»,—говорилось в докладе регулятора.
Регулятор счел, что в сегменте необеспеченного потребительского кредитования наблюдается «избыточная кредитная активность». «Избыточные темпы роста делают сектор чувствительным к ухудшению макроэкономического фона и приводят к накоплению системных рисков»,—было сказано в докладе ЦБ в июле 2018 года. В декабре 2018 года на проблему закредитованности населения России обратил внимание и Всемирный банк. Из доклада банка следовало, что объем накопленных долгов населения превысил предыдущий максимум, зафиксированный в 2014 году.
Чтобы сдержать рост кредитования, Банк России повысил коэффициенты риска по необеспеченным кредитам. В итоге займы закредитованным россиянам стали дороже. Банкам пришлось резервировать больше средств по таким кредитам. Меры ЦБ помогли стабилизировать рост необеспеченных кредитов во второй половине 2018 года, писал «Альфа-банк» в отчете 1 марта. Тем не менее отношение неипотечных кредитов на душу населения к месячной зарплате к концу 2018 года достигло 133%, что выше, чем годом ранее.
В 2018 году объем новых привлеченных кредитов впервые за пять лет превысил стоимость обслуживания существующих займов, но долговая нагрузка пока «остается приемлемой и еще далека от пиковых значений 2014 года», писали аналитики банка «Нордеа» в феврале.
В последние годы кредиторы достаточно строго контролируют показатели долговой нагрузки, поэтому процент отказов по займам повышается, отмечает Волков из НБКИ. «В итоге индикаторы долговой нагрузки даже снижаются. Иными словами, в целом ситуация с закредитованностью граждан остается достаточно стабильной»,—говорит эксперт.
Кроме того, рост кредитования позволил сгладить негативный эффект от снижения реальных располагаемых доходов, которые сокращаются с 2014 года, указывали аналитики «Нордеа». К примеру, потраченные населением кредитные деньги помогли росту потребительской активности, говорится в отчете финорганизации.

Другие статьи этого номера