Великий КИО: «Как Интересно Обманывать!»

Великий КИО: «Как Интересно Обманывать!»

«Вишенка на торте»
…Впервые я узнал о нашем уникальном цирковом иллюзионисте Эмиле Теодоровиче Кио от своего отца, военного газетчика. Когда состоялась его встреча с этим замечательным артистом, на дворе стоял, как говорится, суровый 1937 год. А мой родитель еще только подвизался в журналистском мастерстве, набираясь опыта в днепропетровской многотиражке «Вагонник».
…В тот день, по воспоминаниям отца, концертный зал ДК Ильича был забит до отказа… «Волшебник Кио» сумел вообще-то разрозненные фокусы превратить в феерический цельный спектакль, зрительские эмоции буквально зашкаливали. Но «вишенкой на торте» все-таки явился финальный номер: маэстро, облаченный в строгий, элегантный фрак, вальяжно усаживается в черный миниатюрный ГАЗ-А, припаркованный посреди цирковой арены, прощально машет цилиндром, включает мотор и, сопровождаемый синеватым облачком дыма, стремительно выкатывает автомобиль за кулисы. И буквально уже через десять секунд, сияя улыбкой, Кио появляется, на диво публики, из… противоположного входа. Гром аплодисментов, удивленные, слегка обескураженные лица: фокус, которому, кажется, нет объяснения!
В ходе короткого интервью, которое тогда дал моему будущему родителю, молодому журналисту, Эмиль Кио-старший, тайна этой автоиллюзии, конечно же, не была им раскрыта. А вот цирковой осветитель Сеня, которого, как потом выяснилось, наняли из числа местных работяг, оказался очень даже словоохотливым, тем паче что рос с моим отцом на одной улице Днепропетровска—имени Короленко.
Так вот, ларчик открывался просто. На удивление шустро, если не сказать, молниеносно, со стороны левого циркового выхода появлялся, шокируя зрителей шапито, прекрасно загримированный под Эмиля… его родной брат, журналист «Гудка» Феликс…
Тайна сценического псевдонима
Сегодня исполняется 125 лет со дня рождения этого талантливейшего артиста российского цирка. Многим представителям среднего и старшего поколений советских людей хотя бы раз в жизни, но посчастливилось, наверное, побывать на феерическом действе, которое демонстрировал на своих представлениях Эмиль Теодорович Кио—народный артист РСФСР, создатель уникальных иллюзионных композиций, конструктор цирковой аппаратуры.
Он родился 11 апреля 1894 года в Москве в семье коммивояжера Т.Э. Гиршфельда. Карьеру распечатывал в коммерческом училище, затем пробовал силы как актер театра миниатюр «Одеон». А потом его поманил цирк: в Варшаве в труппе Александра Чинизелли (старейший стационарный цирк России.—Авт.) он начинал осваивать профессию иллюзиониста с должностей кассира, униформиста и берейтора.
А с 1921 года Эмиль Кио, уже набравшись опыта, колесит по стране в составе гастролирующих эстрадных театров, демонстрируя «уничтожение закона о силе тяжести».
С середины 20-х годов прошлого века Эмиль Кио навсегда выбирает своей одной-единственной жизненной стезей цирк. Именно тогда, кстати, он уже перестает выступать под сценическим именем Ренард (истинная, родовая, как уже упоминалось, его фамилия—Гиршфельд.—Авт.), окончательно сменив «вывеску» на артистический псевдоним Кио.
Есть несколько вариантов происхождения этой короткой, достаточно впечатляющей фамилии. Первый—это акроним «Как Интересно Обманывать!» А в другой редакции—фамилия якобы произошла от второй части аббревиатуры ЦПКиО им. Горького, того самого парка, где для всех москвичей с младых ногтей открываются заповедные пушкинские «волшебные места, где я живу душой»…
Коронные номера
…Однако вернемся к нашему восхитительному «обманщику», то бишь к теме «Кио и цирк». Эмиль Теодорович с конца 30-х годов прошлого века неоднократно афиширует свое профессиональное кредо: «На моих выступлениях свободных мест не должно быть». А откуда им взяться, если зрителю гарантированно предлагалась неизменно искрометная буффонада, спектакль, время от времени прерываемый восторженным «Ах!» сотен благодарных любителей циркового искусства.
…Перенесемся же на манеж цирка уже послевоенной поры, туда, где царил несравненный Кио. Вот его красивая, эффектная ассистентка заходит в железную клетку: громко щелкают замки на цепях, яркое легкое покрывало скрывает артистку от зрительских глаз. Звучит оркестровый туш, Кио убирает занавес, открывая клетку, а в ней—нервно бьющий хвостом разъяренный лев, издающий грозный рык…
…Вот эта же помощница Кио, выйдя на манеж, становится перед стеклянной двухметровой рамой на колесиках. Двум зрителям на выбор предлагается подойти и постучать кулаком по стеклу, дабы убедиться, что оно—вовсе не иллюзия, а натуральное…
Тут же оркестр выдает веселую композицию Карла Фишера «Выход гладиаторов»—и девушка бесшумно, элегантно и стремительно «просачивается» сквозь прозрачную раму. И—никаких осколков, звона бьющегося стекла…
Ну и гвоздь программы—распиливание прекрасной молодой амазонки. Кажется, на манеже творится истинное чудо: пила с визгом вгрызается в деревянную крышку ящика, в который еще минуту назад «упаковали» бесстрашную ассистентку Кио. В радиусе полуметра в воздухе кружатся желтоватые опилки, дыхание у всех зрителей перехватывает, кульминационный момент близится… Зал в волнении замирает и через миг уже оглушительно аплодирует. Все встают: как и ожидалось, жизни очаровательной цирковой модели ничего не угрожает, она с ослепительной улыбкой отвешивает поклоны…
…Сегодня надо еще раз напомнить искушенному цирковыми иллюзиями XXI века читателю о том, что Эмиль Кио-старший стал у нас в стране самым первым фокусником, который свое искусство решил демонстрировать на манеже шапито, так же, как и оказался пионером создания в России специальной иллюзионной аппаратуры…
Памятное действо
у Центрального рынка
Представители знаменитых цирковых российских династий Дуровых, Филатовых, Кантемировых и, конечно, Кио, посещая с гастролями Крым, непременно давали несколько представлений в Севастополе. Память относит автора этих строк в далекий уже 1957 год, когда в ноябре цирк Кио раскинул свой шатер на круглой площадке перед нынешним Центральным рынком.
Это малоизвестный факт, потому как в постреволюционный период в нашем городе шатры шапито имели, как правило, «постоянную прописку» в Загородной балке. И лишь однажды—лет пять-шесть назад—алый купол «здания», коррелирующего в сознании со старинным балаганом, можно было увидеть на пустыре в районе проспекта Октябрьской революции, так сказать, в порядке исключения…
Что же запомнилось из той, 1957 года, гастроли Э.Т. Кио в наш город? Из абсолютно полой коробки, которую на глазах зрителей демонстративно заклеили по швам помощники фокусника, Кио выпустил целую семейку деловито крякающих уток, а затем поджег картонный двухметровый ящик, в который предварительно была заботливо усажена ассистентка-прима, кстати, его четвертая супруга, красавица Евгения Смирнова.
Естественно, она как ни в чем не бывало уже через минуту после того как допылал ящик, выпорхнула на манеж, распахнув форгант (занавес в цирке, отделяющий арену от входа за кулисы.—Авт.)…
…В паре с Кио у нас выступал в тот ноябрьский вечер и «солнечный клоун» Олег Попов. Тут была одна весьма деликатная, пиететного плана тонкость. Оба артиста уже имели имя и солидной наработки авторитет. Так вот, в афишах, расклеенных на тумбах на проспекте Нахимова и улице Ленина, единой красной строкой имя одного или другого циркача как главного виновника торжества не выделялось. Наверное, чтобы не обидеть каждого из именитых артистов. Тороватые на выдумку антрепренеры гастролей вышли из положения просто и элегантно. А именно: на афише, как бы под копирку, параллельно разместили две строки (одну—слева, другую—справа): «Ежедневно на арене Олег Попов» и «Ежедневно на арене Эмиль Кио»…
Завет отца-основателя
…Уходят в запасники памяти (в основном, увы, уже, наверное, детей войны) сотни замечательных представлений, которыми некогда радовал и восхищал россиян Эмиль Теодорович Кио. После 1965 года, когда его не стало, эстафета искрометного, филигранно отточенного мастерства родоначальника этой славной династии фокусников была подхвачена его сыновьями: Эмилем и Игорем. В сонме знаменитых, здравствующих поныне иллюзионистов этой династии сегодня значится, увы, лишь Эмиль, который с 1992 года работает в Японии, не выказывая, по всей видимости, никакого намерения вернуться на Родину.
А вот Игорь Кио никуда не рвался из страны. Он, как и его отец, не мог даже допустить мысли, чтобы соотечественники предали забвению династию Кио.
Как-то он обнародовал в одном из интервью, что в силах повторить любой номер американца Дэвида Копперфильда и даже… пролететь над Кремлем в Москве. Впрочем, спонсора, готового выделить на эту затею два миллиона долларов, в нашем Отечестве не нашлось…
Так что сегодня, когда речь заходит о цирковой династии Кио, все-таки для нас, соотечественников, знаковым в первую очередь остается имя ее родоначальника, который ни за какие коврижки не пожелал бы где-то на чужбине открыть свое эстрадно-цирковое заведение с тем, чтобы доказать: чудес все-таки на свете не бывает, ибо из одной мухи можно сделать только одного слона… Так сказать, объективности ради, хотя и из области фантасмагории…

Леонид СОМОВ.

Другие статьи этого номера