Нескорая помощь: каждый десятый россиянин ждет медиков больше 40 минут

Песня эта—моя и твоя

Дольше всего к пациентам врачи едут в небольших селах и крупных городах.

Каждый десятый взрослый россиянин, вызывавший «скорую» в 2018 году, ждал ее больше 40 минут. Такие данные приводит «Росстат» по результатам опроса, проведенного в 60 тыс. домохозяйств. Чаще всех на оперативность работы службы «скорой помощи» жалуются жители крупных городов и малых сел. В первых долго ждал медиков каждый пятый больной, во вторых—каждый четвертый. В Минздраве, комментируя «Известиям» сообщения о задержках прибытия бригад, назвали это «субъективной оценкой граждан». Эксперты же объясняют ситуацию нехваткой врачей и несовершенством всей системы «скорой помощи».

 

Оптимизированное время

Согласно итогам комплексного наблюдения условий жизни населения, которое в 2018 году провел «Росстат», каждый третий россиянин старше 15 лет, вызывавший «скорую помощь», ждал ее от 21 до 40 минут. Около 10% граждан провели в ожидании медиков больше 40 минут, а 3% из них—более часа. Хуже всего дела обстоят в малых селах и крупных городах. 28% жителей деревень с населением менее 200 человек и 15%—с населением до тысячи человек не могли дождаться приезда «скорой» от 40 минут до часа и даже более. В городах с населением от 500 тыс. до миллиона с проблемой столкнулось 23% граждан.
По данным «Росстата», только 61% россиян в прошлом году дождался «скорой» за 20 минут и меньше. В среднем по стране затраты времени на прибытие медиков в сельской местности составили 30, в городах—25 минут.
С 2016 года (когда проводилось предыдущее наблюдение) ситуация практически не изменилась: расхождение составляет 1-2%.
При этом данные «Росстата» заметно расходятся с официальной информацией Минздрава. Ранее министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что «в 2017 году показатель 20-минутного доезда «скорой медицинской помощи» обеспечен почти в 89% случаев на всей территории страны».
Директор фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гаврилов напомнил «Известиям», что в рамках нацпроекта «Здоровье», объявленного президентом в 2005 году, была и подпрограмма по «скорой помощи». Она дала достаточно мощный толчок для совершенствования системы, однако с тех пор прошло уже больше десяти лет.
Президент Лиги пациентов Александр Саверский также связывает неблагоприятную статистику с отсутствием перезагрузки системы.
—Когда нацпроект стартовал, заменили все машины «скорой помощи». Но в данный момент парк устарел,—отметил эксперт.—И всё же не могу сказать, что это сейчас является серьезной проблемой в сравнении с другими проблемами здравоохранения: нехваткой лекарств и специалистов.
По мнению Эдуарда Гаврилова, не лучшим образом отразились на работе «скорой» оптимизационные мероприятия в регионах, которые велись с 2013 года.
—Если в 2011-м в стране было 2940 станций «Скорой помощи», то год назад—всего 2460,—отметил эксперт.—Транспортное плечо увеличилось. Добавьте к этому качество дорожного покрытия, состояние автопарка и расстояния—вот и получается, что время доезда в райцентрах и на селе не укладывается в нормативы. По его словам, у экспертов фонда были вопросы, почему в Томской, Омской, Самарской и Тульской областях доля выезда бригад в нормативном интервале 20 минут в 2015 году была чуть выше 65%, несмотря на компактность этих регионов и высокую плотность населения. Ненамного лучше была ситуация в Тверской, Ленинградской и Калужской областях.
—С тех пор вряд ли что-то изменилось,—уверен Эдуард Гаврилов.

Кадровые проблемы

Вторая большая проблема, по словам эксперта,—низкая укомплектованность кадрами.
—Бригады «скорой помощи» в регионах укомплектованы на 50-60%, в лучшем случае—на 70%. Когда мы проводили опрос медиков, многие говорили, что собираются уходить из-за перегрузок и низких зарплат. Кроме того, это довольно тяжелая работа—она для стрессоустойчивых людей,—пояснил директор фонда «Здоровье».
По словам председателя профсоюза «скорой помощи» Дмитрия Белякова, главная проблема службы в том, что 90% вызовов необоснованны: люди считают номер «03» удобной бесплатной услугой.
—Вызовы делятся на экстренные (например в случае аварии, взрыва или если пациент внезапно потерял сознание) и неэкстренные. При экстренных вызовах бригады мчатся на вызов. Все остальные могут подождать. Вот они и ждут—хоть час, хоть два. И будут ждать еще больше, потому что количество неэкстренных вызовов увеличивается,—пояснил эксперт.
При этом он допустил, что часть необоснованных вызовов связана с тем, что людям стало сложнее получить поликлиническую помощь.
—Недавно мне рассказали, что на одной из подстанций работают всего два человека: пожилой фельдшер и молоденькая медсестра. Не могу вспомнить точно, что за подстанция, но где-то недалеко от Москвы. Хотя и в столице такое случается,—рассказал Дмитрий Беляков.—Год назад была история, когда в спортзал к генералу ФСБ, жаловавшемуся на загрудинные боли, приехал один фельдшер. Причиной вызова оказался инфаркт миокарда. Фельдшер попросил еще одну бригаду в помощь, но ему сказали, что все заняты. В итоге генерала не спасли.
Председатель профсоюза назвал и другие причины недостоверности статистики Минздрава. Например, в Москве бригады работают с планшетами, которые показывают время доезда к месту вызова. И диспетчер отмечает прибытие, даже если машина «скорой помощи» еще в пути.
Эксперт напомнил, что в Советском Союзе подстанции строились так, чтобы скорость доезда не превышала 20 минут. Тогда одна бригада из трех человек приходилась на 10 тыс. населения, и этот жесткий стандарт выдерживался. Сейчас стандарт остался, но его как бы и нет: где-то на 15 тыс. жителей работает одна машина, где-то бригады состоят из одного человека. «Скорая помощь» в каждом регионе работает по своим правилам—так, как предписывает местная страховая компания.
Чтобы исправить ситуацию, по мнению Дмитрия Белякова, нужен федеральный закон о «скорой помощи». Сама служба, считает он, также должна быть федеральной, а труд медиков везде должен оплачиваться одинаково.

Подсчитали по-своему

«Известия» попросили Минздрав разъяснить расхождение данных «Росстата» и министерства. В ведомстве сообщили, что по программе госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и согласно порядку оказания скорой помощи время прибытия бригад к пациенту не должно превышать 20 минут. Но эта норма распространяется только на экстренные вызовы.
—Выполнение норматива доезда бригады «скорой медицинской помощи» до пациента является обязательным для всех медицинских организаций, оказывающих скорую, в том числе скорую специализированную медицинскую помощь. Зависимости от типа населенного пункта нет. Пересмотр данного норматива не планируется,—заявили в Минздраве.
—Доля выездов бригад СМП со временем доезда до пациента менее 20 минут в 2018 году составила 89,4%, а до места ДТП—95,1% (в 2017-м—94,6%). Таким образом, показатели несколько улучшились,—считают в Минздраве.
«Росстат» также прокомментировал свое исследование. Служба статистики утверждает, что «комплексное наблюдение условий жизни населения является одним из самых репрезентативных и глубоких социально-демографических исследований в РФ». Его методика создавалась совместно с лучшими экспертами страны и в сотрудничестве с Высшей школой экономики, заявили там.
В последнем из этих исследований было опрошено 60 тыс. домохозяйств. Интервью проводилось с каждым из членов семьи и занимало не меньше часа-полутора.
Что касается статистики, то в ведомстве напомнили, что «Росстат» опирается на опросы населения и приводит субъективное мнение граждан. А статистика, приведенная министром здравоохранения,—это данные федерального статистического наблюдения, сформированные из первичной медицинской документации и информационных систем.

 

В. НОДЕЛЬМАН.
Фото П. Беднякова.

Другие статьи этого номера