К 100-летию эмиграции Романовых из Крыма

К 100-летию эмиграции Романовых из Крыма

К началу Гражданской войны 1918-1920 гг. число членов императорской фамилии превышало 60 человек, включая герцогов Лейхтенбергских. В итоге из этого числа погибли девятнадцать Романовых (семья Николая II, семь великих князей из пятнадцати и др.). А что же стало с другими Романовыми? Все они отправились в эмиграцию. Но не сразу после свершения революции, а спустя год или даже два-три. Наиболее массовой была группа Романовых в Крыму.

 

1.

Выжившие члены Российского императорского дома и их морганатические и внебрачные родственники покидали границу страны различными способами. Двумя основными маршрутами стало бегство через Финляндию либо через Черное море.
После Февральской революции разными путями в Крыму оказались многие члены династии Романовых во главе с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, матерью Николая II. Мария Федоровна переехала в Крым из Киева в марте 1917 года. Вместе с ней прибыли ее младшая дочь—великая княгиня Ольга Александровна с мужем, полковником Н.А. Куликовским, и зять—великий князь Александр Михайлович. Великая княгиня Ксения Александровна вместе с сыновьями и семьей Юсуповых прибыла в Крым немного позже, в апреле 1917 года. С Кавказа в Крым также приехал бывший Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич (младший) с супругой и семьей брата. В Крыму представители Российского императорского дома находились в течение двух с половиной лет, до апреля 1919 года. Это пребывание для них стало практически домашним арестом, временем унижения и лишений.
Вдовствующая императрица Мария Федоровна (а также старшая дочь Ксения с мужем и детьми, младшая дочь Ольга со вторым мужем и новорожденным сыном Тихоном) проживали в имении «Ай-Тодор».
В имении «Чаир» жили великий князь Николай Николаевич с супругой Анастасией Николаевной, князь С.Г. Романовский, граф С.В. Тышкевич с супругой, князь В.Н. Орлов, доктор Малама и генерал Болдырев. В имении «Дюльбер» обосновались великий князь Петр Николаевич с супругой Милицей Николаевной, их дети, Роман и Марина, генерал А.И. Сталь с дочерьми. В Кореизе жили Юсуповы—княгиня Ирина Александровна с мужем и дочерью.

2.

С ноября 1917 г. обстановка в Крыму резко ухудшилась. Матросы Черноморского флота свергли умеренный Совет депутатов. В декабре под контроль матросов был взят Севастополь. В январе под их контроль стал переходить Южный берег Крыма. Падение городов происходило просто: к городу подходили военные суда, пушки наводились на его центральную часть, матросы сходили на берег. Так пали Евпатория, Ялта, Керчь, Феодосия и пр. 13 января 1918 г. пала и резиденция краевого правительства в Симферополе.
Временное правительство ушло в небытие. В конце апреля на ялтинский рейд прибыли два военных корабля с 500 матросами, которые доставили Романовым немало хлопот. Так, Ф. Юсупов вспоминает: «27 апреля тесть, проснувшись, увидел у своего лба револьвер. Банда матросов, присланная Севастопольским советом, ворвалась в дом. В итоге главарь банды унес у императрицы Марии Федоровны старую Библию, заявив: «Это контрреволюционная книга, и такая почтенная женщина, как вы, не должна отравлять себя подобной чепухой».
В «Ай-Тодор» Севастопольским советом большевиков был откомандирован матрос Филипп Задорожный. Еще до войны он учился в Качинском авиационном отряде, находившемся в ведении великого князя Александра Михайловича, и сохранил к нему уважение, хотя на публике старался этого не показывать. В феврале 1918 года Задорожный перевез всех Романовых в «Дюльбер», имение великого князя Петра Николаевича, стены которого имели вид неприступной крепости. Исключение было сделано лишь для Романовых, которые заключили морганатические браки и потеряли формальное право на престолонаследие. Видимо, Задорожный считал, что их не тронут. Задорожный объяснял перемещение Романовых в «Дюльбер» тем, что имение легче охранять от «несознательной части матросов». В течение пяти месяцев Севастопольский совет охранял Романовых от поползновений представителей других советов, особенно Ялтинского, порывавшихся несколько раз арестовать и расстрелять сидельцев.
1 мая 1918 года Севастополь заняли немцы. Мария Федоровна наотрез отказалась принимать представителей императора Вильгельма II, считая, что Германия и Россия все еще находятся в состоянии войны. Не добившись аудиенции у императрицы, немецкие офицеры направились к великому князю Николаю Николаевичу, где также получили корректный отказ.
События развивались стремительно. В ноябре 1918 года, когда Германия потерпела поражение в Первой мировой войне, ее войска были выведены из южной части России. В Крым прибыла Средиземноморская эскадра стран Антанты, которая избрала Севастополь в качестве центральной базы. От английских офицеров Мария Федоровна получила письмо, в котором Георг V настойчиво просил свою тетушку немедленно покинуть Россию на одном из британских кораблей, чтобы защитить себя и семью от дальнейшей опасности. Императрица отклонила предложение.

3.

Первыми из числа «крымских узников» Россию покинули великий князь Александр Михайлович с сыном, князем Андреем Александровичем, и его беременной женой Елизаветой Фабрициевной. 25 декабря 1918 года они отплыли из Ялты на борту британского судна «Форсайт». Великий князь спешил в Париж, где открывалась Версальская конференция. Он хотел выступить перед бывшими союзниками по войне, рассказав о тяжелом и горьком положении, в котором оказалась Россия при большевиках. Императрица Мария Федоровна, все еще считавшая, что нужно до последнего оставаться на Родине и ни при каких обстоятельствах не покидать Россию, осталась недовольна отъездом своего зятя: «Сандро уже целый год думает только о том, как бы побыстрее уехать отсюда, что совершенно выше моего понимания. Выходит, нет у него ни малейшего чувства патриотизма—в его-то годы».
Когда в 1919 году красные войска прорвали фронт на Перекопе и устремились в глубь полуострова, многим стало понятно, что отъезд из России неизбежен. Утром 7 апреля 1919 года, в день рождения великой княгини Ксении Александровны, к Марии Федоровне приехал командующий британским флотом в Севастополе адмирал Калсори. Поначалу вдовствующая императрица с негодованием отвергла предложение об эмиграции, записав в своем дневнике: «Я пребывала в полном смятении из-за того, что вдруг вот так внезапно нас, словно преступников, вынуждают сниматься с места». Однако близкие уговорили Марию Федоровну покинуть Крым. Князь Феликс Юсупов в тот же день отнес личное письмо вдовствующей императрицы великому князю Николая Николаевичу с предложением ехать вместе с ней (всего на борт крейсера взяли 70 человек).
11 апреля английский крейсер «Мальборо» увозил императорскую семью в изгнание. Как вспоминали современники, вдовствующая императрица долго смотрела на скрывающийся за туманом крымский берег через бинокль, который по ее просьбе держала внучка, княгиня Ирина Александровна Юсупова…
По сути, Романовы оказались не нужны ни одной силе, принимавшей участие в разломе России: ни немцам, ни верхушке Белой армии, ни англичанам, ни тем более большевикам. Все эти силы какое-то время пытались разыгрывать карту «семьи Романовых», но не находилось никого, кому нужна была эта карта. Древний российско-германский род был стерт с политической карты Европы.

4.

В 2016 году скончался глава объединения членов рода Романовых Дмитрий Романович Романов (внук великого князя Петра Николаевича Романова). За год до своей смерти, в 2015 году, он еще раз посетил Крым, признав факт воссоединения полуострова с Россией исторически справедливым.

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

На снимке:  члены императорского дома на корабельной палубе.

Оксана Непомнящих

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера