О тех, кто уже никогда не придет…

О тех, кто уже никогда не придет...

Добрый день, уважаемая редакция! Поздравляю вас с наступающим Днем Победы! Высылаю на ваш суд это письмо. Из него вы узнаете о моих отце и маме. Они—освободители вашего славного и красивого города! Не знаю, будет ли этот материал достоин вашего внимания, но в любом случае я хоть чуть-чуть выполнил их завет—напомнить о невероятно тяжелых боях за освобождение Севастополя.

 

Я, Юрий Гигиняк,—сын участника Великой Отечественной войны. Мой отец, 21-летний выпускник 2-го Киевского артиллерийского училища Григорий Гигиняк, начал войну 22 июня 1941 года (в звании лейтенанта) командиром взвода 342-го гаубичного артиллерийского полка. Закончил—в звании майора, будучи командиром дивизиона 125-го минометного армейского полка.
Воевал на Юго-Западном, Сталинградском, Южном, Украинском фронтах. Во время войны был награждён двумя орденами Отечественной войны II степени, орденом Александра Невского, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и т.д.
Моя мама, 18-летняя Александра Кравцова, окончила курсы медсестер, затем радиотелефонисток, и в 1942 году ее направили на Юго-Западный фронт в 125-й минометный армейский полк, где она и познакомилась с Григорием Афанасьевичем. Была награждена медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1944-м командующий 51-й армией их расписал. Так они и прошли вместе через всю войну, а мамина медаль «За отвагу» говорит о её личном мужестве военной медсестры и радиотелефонистки, о её «обязанности» быть всегда только на передовой.
3 февраля 1945 года родился я. Через два года—сестра Лариса. После войны отец продолжил учебу в Военной академии, стал кадровым офицером, вырос до полковника. В этом звании он прослужил 24 года! Думаю, это рекорд для Советской Армии.
В нашей семье трепетно хранится память о наших родителях. Мы всегда гордились и будем гордиться ими. Это были сильные и волевые люди! Люди, преданные Отечеству! Их уже нет в живых, как и многих ветеранов той войны! Но каждый год, в дни великих праздников— 23 февраля и 9 Мая,—мы достаём их награды, приводим в порядок и вместе с внуками вспоминаем наших героев.
Поднимая в архиве Минобороны наградные документы на Григория Афанасьевича Гигиняка с описанием его подвигов во время войны, мы обнаружили в одном из наградных листов представление его к званию Героя Советского Союза, подписанное командующим артиллерией 51-й армии гвардии генерал-майором Телегиным (Николай Иванович): «Достоин присвоения звания «Герой Советского Союза (11.05.44 г.)». Однако вместо этой награды отец был представлен к ордену Красного Знамени.
…Из наградных листов узнаем, что «под Сталинградом его дивизионом уничтожено: автомашин с грузами и войсками—114, повозок с грузами—96, миномётных батарей—3, тягач с боеприпасами и до батальона пехоты противника; подавлено: пулемётов—19, минбатарей—10, артбатарей—6, НП—11, цистерн с горючим—3, рассеяно до батальона пехоты».
А вот еще один наградной лист: «за… период 3-дневных боёв дивизион майора Гигиняка огнём своих миномётов нанёс большой урон живой силе и технике противника. Уничтожено до 400 солдат и офицеров, 6 пулемётов, 4 миномёта с прислугой, частично разрушено 10 блиндажей и дзотов, подавлено до 20 пулемётных точек, проделано 4 прохода в проволочном заграждении, рассеяно до 2 батальонов пехоты». Командование дивизии было восхищено мастерством майора Гигиняка вести массированный огонь и огневой вал.
Под Мелитополем уничтожено до 160 солдат и офицеров, 4 станковых пулемёта, 1 миномётная батарея, подавлено 15 пулемётов, 2 миномётные батареи, 1 артиллерийская батарея, 1 самоходное орудие, отбито 6 контратак пехоты и танков, при этом рассеяно до 2 рот пехоты противника».
Из наградного листа к представлению к званию Героя Советского Союза:
«В боях за освобождение Крыма дивизион майора Гигиняка Г.А. своим мощным массированным огнём сокрушал оборону противника на Сиваше, на подступах к г. Севастополю, в р-не Сапун-горы, и совместно с пехотой своим огнём преследовал отступающего противника до полного его уничтожения.
С 8 по 10 апреля умело управлял огнём дивизиона, разрушил оборону противника на Сиваше в р-не с. Уржин и проложил путь пехоте для выхода на Ишуньский перешеек. После прорыва обороны противника на Сиваше дивизион, не ожидая подхода пехоты, выдвинулся вперёд и начал преследовать противника.
В р-не Мекензиевых гор встретил противника, развернул дивизион и завязал бой. Стремясь к уничтожению противника и захвату выгодного рубежа, дивизион свыше суток вёл бой в лесах без пехоты, использовав всю мощь своего стрелкового оружия и миномётов. Вытеснив противника на противоположные скаты высоты, занял выгодное место для наблюдательных пунктов.
Особенно отличился т. Гигиняк при прорыве сильно укреплённых позиций противника в р-не Сапун-горы 8 и 9 мая 1944 г. Выбрав наблюдательные пункты в передовой цепи пехоты и тщательно разведав оборону противника, умело управлял огнём дивизиона. Первые мины попали в траншеи, разметав живую силу и огневые точки пр-ка. После двухчасового ураганного огня противник не выдержал и, бросив оружие, начал бежать на Сапун-гору, но и здесь его сплошным огнём начали разметать мины. Не найдя выхода из огневого кольца, вражеские солдаты и офицеры начали прятаться по отдельным щелям и воронкам и при подходе нашей пехоты большими группами стали сдаваться в плен.
Своим огнём, ведя пехоту в наступление, способствовал захвату… свыше 150 человек пленных солдат и офицеров противника и вывел пехоту на Сапун-гору. Двигаясь вместе с пехотой и преследуя противника, уничтожил его опорные пункты и своим огнём наводил ужас и панику в рядах противника, т. Гигиняк совместно с пехотой первым вошёл в г. Севастополь.
В боях за освобождение Крыма дивизион уничтожил 54 пулемёта, 5 артбатарей, 8 миномётных батарей, около 500 солдат и офицеров противника и способствовал захвату около 200 солдат и офицеров в плен.
Как верный сын Родины не щадил своей жизни, презирая опасность, всё время находился в боевых порядках поддерживаемых батальонов, засыпаемый пулями и снарядами противника, с честью выполнял свой долг перед Родиной.
За умелое руководство боем дивизиона, за героизм и мужество в бою достоин звания ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.
11 мая 1944. Печать. Подпись—Костоглод.
II. Заключение вышестоящих начальников.
Достоин присвоения звания ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.
Командующий артиллерией 51-й армии гвардии генерал-майор артиллерии Телегин.
11.5.1944.
(Подпись—Телегин).

И это только выписки из наградных листов! А ведь война шла и между наградами!
Так случилось, что позже соответствующим приказом отцу был изменён вид награды на орден Красного Знамени. Причины, по которым вид награды Гигиняку Г.А. был изменён, в документах архива не указаны.
Из ответа на мой запрос в Минобороны России: «Таким образом, представление Гигиняка Г.А. к присвоению звания Героя Советского Союза, о котором вы сообщаете в своём обращении, было реализовано. Правовых оснований пересматривать решение военного командования о награждении фронтовиков, которое осознанно принималось в условиях реально складывающейся боевой обстановки, у Минобороны России не имеется».
Конечно, есть архивы и подписи под приказами. Конечно, мы всей семьёй надеялись, что, может быть, где-то закралась ошибка и наш боевой гвардии майор Гигиняк Григорий Афанасьевич получит заслуженную высшую награду за свою войну!
Ведь все понятно из строк наградных листов. Стоит их только почитать! А их надо читать вслух и солдатам, и генералам. Читать военным наших дней! Это реальные листы, ныне пожелтевшие, заполненные перьевой ручкой в перерывах между боями!
Но, увы, их, к сожалению, не читают.
Их очень много, этих жёлтых измятых страничек. Просто есть приказ—и всё. Приказ есть приказ. Это армия. Наверное, эти приказы старались осознанно принимать в условиях реально складывающейся боевой обстановки. Наверное. Тогда снова прочтите эти жёлтые листы! Не поленитесь!
Сто лет исполнилось нашей армии. Из них пятьдесят мой отец отдал Родине, Вооруженным Силам, большую часть которых он служил в рядах Краснознамённого Белорусского военного округа…
Нет в живых тех, кто заполнял фронтовые наградные листы. Нет в живых и тех командующих, кто их утверждал. Нет и тех, кто ставил последние подписи под приказами, определяющими, какими орденами награждать героев войны, даже несмотря на резолюции командующих армиями! Так было…
Время идёт! Но в сердцах детей, внуков и правнуков Григорий Афанасьевич Гигиняк навечно останется Героем. Героем Советского Союза! Он честно воевал, служил и работал всю свою жизнь! Он—пример для всех поколений Гигиняков!
Солдаты войны… Великой Отечественной. Они всегда с нами, для нас они все Герои! Герои, как и мой отец!
Доброго вам здоровья! И с Днём Победы!

 

С уважением Юрий Гигиняк.

На снимке: вспоминая войну.

P.S. Два слова о себе. Работаю в Минске, в Национальной академии наук Беларуси,—ведущий научный сотрудник, кандидат биологических наук, участник четырех экспедиций в Антарктику.

Другие статьи этого номера