Время собирать камни

Время собирать камни

Исполняется 70 лет со дня открытия в селе Орлином библиотеки. Сегодня это 39-й филиал Центральной библиотечной системы для взрослых (заведующая—С.В. Дикарева). 20 лет назад решением городского совета ему присвоено имя Степана Скитальца. На грядущий ноябрь приходится 150-летие со дня рождения этого известного русского писателя—ученика А.М. Горького. Три взаимно связанных юбилея… Они побудили вернуться к разговорам о планах открытия у села Родниковского, на базе дачи Степана Скитальца, литературного музея. По этому поводу более шестидесяти жителей сел Байдарской долины напрямую обратились к В.В. Путину с коллективным письмом.

 

Почему написали президенту Российской Федерации, словно у него, кроме открытия музея Степана Скитальца, иных забот нет? Видятся два ответа на поставленный вопрос. Какой из них привести первым? В сознании наших земляков запечатлелись слова Владимира Владимировича в пользу сохранения в стране объектов культурного наследия. К ним, убеждены сельчане, не только можно, но и необходимо отнести дачу Степана Скитальца, вернее, то, что от нее дошло до наших дней.

Во времена, которые предшествовали ломке устройства России, в писательской среде были в ходу необычные псевдонимы: Голодный, Бедный, Горький… Правда, был еще и Веселый. Редактор газеты сказал автору популярного раздела «Самарские строки» Степану Петрову: «Отныне вы—Скиталец в литературе, как, по-видимому, были скитальцем в жизни». Позже в ином уже месте слегка забронзовевший Иегудиил Хламида (впоследствии Буревестник в русской литературе) относительно С. Скитальца вставил свое словечко: «Псевдоним ни в коем случае изменять нельзя, об этом усиленно прошу. Это очень важно для меня. Пускай, кто хочет, смеется, потом я попытаюсь заставить задуматься над такой штукой, как Скиталец,—не Петров, а вообще скиталец».
Степан Гаврилович слыл непоседливым человеком. Со звонкими гуслями он исходил большие и малые города Поволжья. А вот в Крыму задержался. Любо было ему на Южном берегу Полуденного края, как еще называли полуостров, куда толпами устремились собратья по перу. Но первоначально осесть надолго писатель-гусляр предпочел в Балаклаве. Этот, по определению Александра Куприна, «оригинальнейший уголок пестрой русской империи» известен всем, чем только можно, в том числе и библиотекой. Ее заведующая из ссыльных Елена Левинсон по моде того времени вела альбом. В нем заезжие знаменитости оставляли свои озорные (чему способствовала обстановка в курортном городке) впечатления. По просьбе библиотекаря взял в руки тетрадь и перо и Степан Скиталец. «Здесь я жил вместе со всей моей семьей около года,—писал он,—и нигде в Крыму не удалось нам жить уютно и спокойно, кроме Балаклавы. Я объясню эту удачу встречей и знакомством с Евсеем Аспизом (знаменитым местным фельдшером.—Авт.) и лицами, причастными к здешней библиотеке. Мы все сблизились в такую дружную компанию, что отныне Балаклава сделалась для меня чем-то родным…»
В дальнейшем Степан Гаврилович время от времени появлялся в Балаклаве, чтобы встретиться с друзьями, хлопнуть в ресторане-«поплавке» пару бутылок вина. По количеству порожней стеклянной тары под столом гость сподобился определять время. Знать его Степану Скитальцу было крайне необходимо, чтобы до сумерек преодолеть путь до села Скели. В наши дни это Родниковское. В километре от него на средства тестя, владельца парохода на Волге, писатель взялся за строительство дома. Степан Гаврилович поднял бы его, может, в Балаклаве, но тесть указал на Скели. Горно-лесной воздух и тишина, сказал он, здоровее для его больной дочери, Александры Николаевны.

Строитель составил бы проект жилища. Но Степан Скиталец—писатель. Он пользовался привычными для него терминами: «Сам сочинил план дома и сам руководил постройкой». Сочинил—и ладно.
Полгода, пока вовсю старались наемные строители, хозяин обитал в шалаше. Радовался, что «собственный рисунок превращается в реальность, когда из диких камней, глины и дерева создаешь что-то художественное». Как не радоваться, если «вырос, как по волшебству, прекрасный дом, земля обработана, посажены культурные деревья!» Этот момент в жизни писателя отражают слова: «Меня такая работа увлекает и радует».
Дому суждено было воплотиться еще раз. Не в натуре, а на страницах знакового в литературном наследии писателя романе «Дом Черновых».
Жизнь и творчество Степана Гавриловича связаны с Байдарской долиной в два этапа: с 1910-го до 1913 года и с 1934-го до 1940-го. В уютном кабинетике на втором этаже с видом на неземную красоту горной долины за окном с разноцветными стеклами им созданы многие произведения, в том числе такое масштабное художественное полотно, как роман «Кандалы».
Разве дача Скитальца у Родниковского—не культурное наследие?
При сборе материалов для этого очерка приходилось встречаться с сомневающимися: «Скиталец—писатель второго или даже третьего ряда». Как бы не так. Лишь на секундочку примем это утверждение за истину. И сразу одолевают сомнения. На дошедших до нас фотографиях мы видим Степана Гавриловича в обществе Максима Горького, Леонида Андреева, Ивана Бунина… Назовем еще одну ярчайшую личность отечественной культуры—выдающегося оперного певца Федора Ивановича Шаляпина.
Федор Шаляпин, Максим Горький, Сергей Сергеев-Ценский и другие широко известные люди навещали Степана Скитальца в его доме. Когда бываешь в Родниковском, чудится, что окрестные вершины все еще вибрируют эхом в ответ на голоса Федора Ивановича и Степана Гавриловича. Дуэт в таком составе надо еще поискать! Обиднее всего—не найдешь…

Теперь о второй причине, которая, как представляется, побудила орлиновцев обратиться непосредственно к главе государства. В 1989 году общественность населенных пунктов Байдарской долины широко отмечала 120-летие со дня рождения Степана Скитальца. Повышенный интерес к проводившимся тогда в честь юбилея писателя мероприятиям вызвал настоящий десант почетных гостей.
В те дни в Орлином и Родниковском сердечно принимали: московских поэтов Г. Калюжного, Г. Касмынина (заведующего отделом журнала «Наш современник»), прозаика А. Быкова из Ульяновска, московского литературного критика В. Петелина, актрису Ольгу Сошникову, кандидата филологических наук Н. Ларионову, кандидата исторических наук Ю. Шилова, внучку Буревестника, старшего научного сотрудника музея А.М. Горького М. Пешкову, народного гусляра Геннадия Жестова, севастопольского литератора М. Лезинского…
Все они поставили свои подписи под оставленным в альбоме библиотеки текстом: «Мы счастливы побывать на земле, которую так любил и почитал великий Скиталец—славный сын российский». Участники состоявшейся по случаю юбилея литературно-исторической конференции рекомендовали объединить усилия писателей Севастополя, трудовых коллективов, руководства Севастополя и Орлиновского сельсовета в деле восстановления дачи С.Г. Скитальца, где необходимо открыть музей писателя. Предполагалось также на территории дачи установить памятник Степану Гавриловичу. «Если мемориальный дом будет восстановлен,—заметила внучка А.М. Горького,—московский музей его имени передаст в Родниковское гусли, принадлежавшие Степану Скитальцу».
Из намеченного конференцией кое-что сделано. Был организован сбор экспонатов для предполагающегося музея. Для начала они были выставлены в Родниковской школе, пока ее не закрыли. Орлиновским литератором Натальей Кудрявцевой написана замечательная книга, названная стихотворной строкой С.Г. Скитальца «Годы мчались… Лучшей доли непокорно я искал». Натальей Юрьевной посвящена писателю отдельная глава и в солидной по объему книге «Волшебные места, где я живу душою. Историко-географические очерки о Байдарской и Варнутской долинах».
Книги Н.Ю. Кудрявцевой уникальны. Автор использовала малоизвестные факты из жизни и творческой деятельности писателя, воспоминания земляков, которые общались с ним и его второй женой Верой Федоровной. Большой интерес вызывает, например, рассказ об Аркадии Петрове, племяннике Степана Гавриловича. Аркадий Евгеньевич посвятил свою жизнь изучению истории советского и постсоветского джаза. Узы дружбы связывали Аркадия Петрова с создателями и музыкантами «Аквариума», «Машины времени», «Алисы» и других известных рок-групп.
В вестибюле здания, где размещены сельский Дом культуры и библиотека, установлен бюст С.Г. Скитальца работы балаклавского скульптора Владимира Суханова.
По знаменательным датам в орлиновской библиотеке устраивают прослушивание перенесенной на современный носитель записи голоса Степана Гавриловича.
Гусляр прошлого—это бард сегодня. На святых камнях дачи Скитальца проходили пиковые мероприятия знаменитых «Балаклавских каникул» с участием мастеров авторской песни всероссийской известности. С 1988 года здесь проходят традиционные литературные чтения, посвященные С.Г. Скитальцу.
Но пока некуда везти гусли поэта. Его дом как лежал в руинах, так и лежит, хотя лет 15 назад автору этих строк выпала возможность рассмотреть в деталях эскизный проект восстановления дома Степана Скитальца. Его составила севастопольский архитектор Наталья Тубольцева. Но до рабочего проекта пока дело не дошло. Поэтому и обратились орлиновцы с письмом к президенту, увидев в нем союзника в очень нужном деле.

Из коллективного обращения орлиновцев к В.В. Путину: «Мы просим вас помочь сохранить культурное наследие нашей долины—бывшую дачу русского писателя С.Г. Скитальца—ученика, друга и соратника Максима Горького…»
Ответ из Москвы (каждому автору письма в отдельности): «Для обеспечения получения вами ответа по существу поставленного вами вопроса обращение направлено в Министерство культуры Российской Федерации…» И подпись: «А. Леонтьев, консультант департамента управления президента Российской Федерации по работе с письменными обращениями граждан и организаций».
Из Минкульта заместитель директора департамента госохраны культурного наследия, начальник отдела контроля в сфере культурного наследия Г.И. Сытенко послание орлиновцев отправил в главное управление культуры Севастополя. Еще ниже пути нет. Пробил час живой конкретики. Начальник главного управления культуры правительства нашего города Н.И. Краснолицкий—председателю Орлиновского муниципального округа А.И. Богушу: «Просим рассмотреть возможность выступить учредителем данного музея в связи с обращениями жителей Орлиновского округа в соответствии со статьей 41 закона «Основы законодательства Российской Федерации о культуре»…
А.И. Богуш—директору департамента по имущественным и земельным отношениям Р.Ш. Зайнуллину: «Прошу вас рассмотреть вопрос передачи вышеуказанного объекта (бывшего номерного военного городка) в собственность местной администрации для реализации социально значимого объекта…»
А.И. Богуш—Н.И. Краснолицкому: «Местная администрация Орлиновского муниципального округа… готова выступать учредителем дома-музея русского писателя С.Г. Скитальца в случае передачи в муниципальную собственность имущественного комплекса (бывший военный городок…)»
Организации и учреждения солидные, то же самое можно сказать и об их руководителях. Пока никто не отказал, все—«за». Обидно будет, если в строящейся в ряд какой-то одной инстанции случится заминка: кто-то один встанет поперек пути. Но и в таком случае придется информировать вышестоящих, вплоть до Администрации президента страны, о результатах рассмотрения обращения орлиновцев в Москву, где, хочется надеяться, и на дух не переносят отписки. Если кем-то сказано «Нет!», то, будьте добры, объясните подробненько: почему?
Впереди—самое сложное: внесение территории бывшей писательской дачи в перечень объектов культурного наследия, то есть смена пользователей. Силовики за свое стоят, образно говоря, до последнего патрона.

Провожаемый толпой сельчан Степан Скиталец покинул Родниковское в 1940 году с тяжелыми предчувствиями: «Возможно, больше не увидимся, друзья». В первые дни войны с немецко-фашистскими захватчиками Степан Гаврилович оставил этот мир. Его похоронили в Москве на Введенском кладбище. Война помешала исполнить последнюю волю писателя, изложенную им в прозе и в стихах,—предать земле его тело в Родниковском, у любимого им дома.
Степан Скиталец предвидел интерес к своей особе у людей, склонных к путешествиям: «Через несколько лет кто-нибудь станет показывать туристу дом, в котором жил забытый писатель…» Как и Степан Гаврилович, непоседливый люд пошел по Байдарской долине, через Родниковское. Сам видел их толпы у знаменитых памятников «старины глубокой»—менгиров.
Любопытные сворачивают и к бывшей даче Степана Скитальца. И что они видят? Неведомо как уцелевшую архитектурную деталь дома—арку, кучи замшелых камней и целую, по существу, пристройку, в которой когда-то жила Вера Скиталец, «жена, друг, сотрудница писателя С.Г. Скитальца». Так по желанию ее сестры выбито на могильной плите из белого мрамора на кладбище в Родниковском. Вера Федоровна пережила супруга на четверть века. В этих стенах, в частности, она проводила время в хлопотах по подготовке к изданию сборников произведений Степана Гавриловича. Эти две комнатенки после косметического ремонта подошли бы для размещения экспозиции первой очереди музея, не обязательно одного С.Г. Скитальца—всех поэтов и прозаиков начиная с Адама Мицкевича и Александра Пушкина, дух присутствия которых в Байдарской долине не исчезнет никогда.

А. КАЛЬКО.

На снимках: руины дачи С. Скитальца.
Время собирать камни.

Фото автора.

Другие статьи этого номера