Как щепка скостила срок…

…Эту историю моя бабушка Тома рассказала мне за год до своей смерти. Дело было в войну, в 1944 году. Уже освободили Севастополь, наступили мирные дни. Но война продолжалась…
Однажды в семью соседей по коммунальной квартире на ул. Макарова почтальон принес похоронку на их младшего сына. Мать, тетя Глаша, ревела часа два, а потом на свою беду ткнула пальцем в фотографию на стене, где в объектив улыбались ее муж и старший сын, ушедшие на фронт еще в июне 1941 года, и, рыдая, произнесла: «Их всех там поубивают».
Ее арестовали на следующий же день: кто-то донес, пораженческие настроения тогда не приветствовались.
Моя бабушка вспоминала, что тетя Глаша вернулась из лагерей через пять лет. О тюремной жизни почти ничего не рассказывала за исключением одного странного случая.
Ей присудили вначале 10 лет ГУЛАГа. Однако по различным обстоятельствам (в том числе и по пересмотру дела, по амнистии) некоторые зэки выходили на свободу раньше.
В камере женщины гадали. По краям кружки делали риски, ставили на них цифры: три, пять, десять и так до двадцати пяти—кому сколько сидеть. Наносили и еще одну отметину—вышка. Кружку наполняли водой, на поверхность клали щепку, оторванную от нар, и раскручивали на манер волчка. Когда щепка останавливалась, смотрели, на какую цифру указывает ее острый конец. Та женщина, на которую гадали, знала: это ее судьба. Глаше вначале щепка предсказала пятилетний срок. Узницы не поверили, ведь им, политическим, меньше десятка не давали. Повторили гадание—результат тот же. Когда щепка показала на пятерку в третий раз, все махнули на Глашу, стали ворожить очередной зэчке.
Соседку приговорили к десяти годам. Отбывала срок на угольной шахте в Кузбассе.
На одном из утренних построений тете Глаше приказали выйти из строя. Перед шеренгами зачитали бумагу, в ней говорилось, что она помилована. Тетя Глаша не сразу поняла, что речь идет о ней, ведь она жила по лагерному принципу: не верь, не бойся, не проси. Ни на что не жаловалась, никому не писала, никогда ни о чем не просила. Но ее освободили на пять лет раньше, чем полагалось по приговору. Щепка «сказала» правду…
Г.Ф.

Другие статьи этого номера