Королева русской песни

Королева русской песни

Людмила Георгиевна Зыкина—выдающаяся русская певица, народная артистка России, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда, президент Академии народного творчества, художественный руководитель ансамбля «Россия».
10 июня ей исполнилось бы 90 лет…

 

Мне посчастливилось познакомиться с Людмилой Зыкиной в 1962 году, когда она, уже заслуженная артистка России, приехала на гастроли в Севастополь… После концерта в Матросском клубе я набрался смелости, подошел к ней и предложил свою новую песню «Жена моряка». Людмила Георгиевна, кинув взгляд на клавир и текст песни, сказала: «Я посмотрю». Мне показалось, что она не отказала только из вежливости. И каково же было мое удивление, когда на следующий день оказалось, что песня ей понравилась. И более того, уже была сделана ее оркестровка. А на дневное время назначена репетиция с оркестром, и вечером я приглашен на концерт в Дом офицеров флота послушать свою песню!
Слушатели приняли «Жену моряка» очень тепло. А ведущий концерта со сцены произнес: «Это надо же! Раньше за хорошей песней ездили в Москву, а сейчас за ней приехали в Севастополь!»
Людмила Георгиевна пригласила меня на сцену, поблагодарила и пообещала записать песню на грампластинку. Честно говоря, я не мог поверить, что такое может быть. Однако несколько месяцев спустя мой хороший знакомый, Герой Советского Союза капитан 1 ранга В. Поляков позвонил и попросил меня срочно к нему прийти.
Ничего не подозревая (и раньше бывал у него дома), пришел, а он мне и сообщает, что вчера приехал из Москвы, где в киоске у гостиницы ЦДСА купил грампластинку с моей песней. И вручает мне подарок. Жена его, Алла, меня обнимает и целует, а я, не веря в реальность происходящего, смотрю на подарок и вижу на пластинке свою фамилию. Оказалось, что здесь же были записаны песни знаменитых авторов—А. Пахмутовой, Э. Колмановского, А. Островского. В этой честной компании нежданно-негаданно оказался и я.
Через несколько лет, уже служа на Камчатке, узнаю, что моя песня прибыла сюда раньше меня, и многие ее уже знают—она часто исполнялась на радио. В один из дней мне звонит сотрудница местной филармонии и сообщает, что встретила в аэропорту Л. Зыкину и в машине рассказала ей, что на Камчатке сейчас служит Яков Машарский. Зыкина приятно удивилась и предложила включить мою песню в программу ее концертов. Наша встреча с певицей была очень теплой. С Людмилой Георгиевной приехали ее постоянные аккомпаниаторы—блестящие музыканты Анатолий Шалаев и Николай Крылов—и один из лучших конферансье, Олег Милявский. По долгу службы мне посчастливилось сопровождать эту творческую группу по военным гарнизонам Камчатского края. Все быстро подружились, и даже перешли на «ты». Побывали они и у меня в гостях: Людмила Георгиевна даже качала на руках мою маленькую дочурку, а на ее фотографии написала теплые пожелания. Этот снимок я храню как дорогую реликвию.
На всех камчатских концертах Л. Зыкина исполняла песню «Жена моряка», которую принимали на бис, так она была близка по духу морякам и их женам. Но особенно тепло песня была принята в гарнизоне у подводников. Концерт был шефским, начинался в 12.00. И вот на катере, по дороге к гарнизону, Людмила Георгиевна вдруг мне говорит: «Что-то с моим горлом непонятное, я не смогу петь». О состоянии Л. Зыкиной я немедленно рассказал начальнику политотдела. Он срочно вызвал начальника медслужбы, и тот, забрав всеми любимую певицу с собой, устроил ей срочное лечение. Короче, определил ее в сауну. Лечение оказалось удачным, и Зыкина нам всем стала добрым другом на многие годы. А тот концерт прошел блестяще. Людмилу Георгиевну пригласили на атомную подводную лодку, а на пирсе, при всей выстроенной команде, певице вручили бескозырку и удостоверение о присвоении ей звания почетного матроса лодки…
Уезжая с Камчатки, Людмила Зыкина оставила мне свой домашний адрес в столице и номер телефона: «Буду рада видеть тебя в Москве, звони!»
И адрес, и номер телефона мне вскоре пригодились. Я был избран председателем хорового общества Камчатки и стал членом правления Всероссийского хорового общества, что давало возможность бывать в Москве. И однажды, приехав на конференцию, в перерыве её работы я решился позвонить Л. Зыкиной.
Ответил мужской голос. Я сказал, что участвую в работе конференции и хочу встретиться с Людмилой Георгиевной. Моя фамилия Машарский. Меня спросили: «Вы с Камчатки? У вас адрес есть?» Я подтвердил. «Приезжайте! Людмилы дома сейчас нет, но вскоре должна быть». Я приехал. Меня встретил худощавого вида мужчина. Назвав себя Владимиром Петровичем, он сказал, что Людмила пошла в сауну. Я улыбнулся, вспомнив ее лечение сауной на Камчатке.
Вскоре позвонила домой Зыкина. Владимир Петрович сказал, что ее ждет друг с Камчатки, Яков Машарский. Она приехала—какая это была радостная встреча! Срочно был накрыт стол. Узнав, что я в Москве на конференции и поселился в гостинице, она предложила погостить у нее. Я от этого предложения отказался, было как-то неудобно.
В беседе за столом Л. Зыкина поинтересовалась у меня, получаю ли я гонорар за грампластинки, которые были изданы большим тиражом в разном формате. И, к моему удивлению, показала мне огромного формата пластинку, изданную в Японии, на которой записана и моя песня, чему я, конечно же, обрадовался. Она сама позвонила в фирму «Мелодия», и ей ответили, что автор к ним должен прийти сам. Людмила назвала мне адрес фирмы и буквально вытолкала меня туда. В «Мелодии» меня приняли хорошо. Но, честное слово, я был рад не столько полученной «авторской» сумме, сколько тому, что числюсь в этой фирме автором.
Через год мы вновь встретились на Камчатке. У Людмилы Георгиевны образовалась пауза, и она сообщила, что готова дать серию шефских концертов. Я встретил ее в аэропорту, был обсужден план концертов, на что она с удовольствием согласилась. Рассказала, что ее выдвинули на соискание Ленинской премии, что это вызвало много злых сплетен и звонков и что она подумывает даже отказаться от нее.
Выступления прошли очень успешно. Следующая наша встреча состоялась в столице. Через несколько месяцев я прилетел в Москву на конференцию Всероссийского хорового общества. Позвонил Зыкиной. Общение было дружеским и теплым: Людмила расспрашивала о семье, о наших общих знакомых. Сообщила также, что с удовольствием поет мою песню «Сколько дорог у России», которую я передал ей на Камчатке.
А еще через несколько месяцев я вернулся для продолжения службы в родной Севастополь, куда Л. Зыкина часто приезжала на гастроли. Последний раз я встречался с ней на концерте в ДОФе. Увидев меня в зале с женой, пригласила подняться на сцену и сообщила всем, что я ее друг, автор песен, которые она с удовольствием поет. Да что говорить: Людмила умела дружить…
При удобном случае мы с Людмилой Георгиевной передавали друг другу привет. Так, через одного нашего общего знакомого она сообщила, что поет мою песню «Улетают лебеди», чем доставила мне огромное удовольствие. Но, к сожалению, ни встреч, ни тесного общения в дружеском кругу больше у нас не случилось. Прошли годы. Людмила Георгиевна ушла из жизни…
А я и сегодня храню как память написанную ею книгу «Песня», которую она мне подарила, фотографии, грампластинку для воинов армии и флота, где на обложке она меня благодарит за песню, и, конечно, вырезку из газеты «Слава Севастополя», где в интервью она говорит: «Из всех моих концертов в Севастополе, пожалуй, больше всех я запомнила выступление перед черноморскими моряками, которое состоялось много лет назад. После одного из концертов ко мне подошел молодой морской офицер и попросил послушать его песню. Несмотря на занятость (концерт шел за концертом), я согласилась. И не пожалела. Его песня мне понравилась, и я включила ее в репертуар. Песня севастопольского композитора «Жена моряка» вошла в мой золотой диск».
Храню я и ее телеграмму, которую получил в ответ на приглашение приехать на мой юбилейный авторский концерт в 1989 году, где она пишет: «Сердечно поздравляю юбилеем счастья здоровья творческих успехов пиши песни у тебя хорошо получается пусть жизнь твоя песней льется сожалею приехать не могу всегда помню Людмила Зыкина»…
Живу и благодарю судьбу за то, что она одарила меня честью быть знакомым и дружить с великой певицей. Человеком! Королевой русской песни! С восторгом вспоминаю наше творческое содружество…

Я. МАШАРСКИЙ,
председатель правления Союза творческой интеллигенции, композитор, заслуженный работник культуры Украины, заслуженный деятель искусств АРК.
На снимке: Людмила Зыкина на концерте; за ее спиной—блестящий конферансье Олег Милявский.
Фото из личного архива автора.

Другие статьи этого номера