Горжилнадзор: в первую очередь мы работаем ради жителей города и на их благо

Горжилнадзор: в первую очередь  мы работаем ради жителей города и на их благо

В Севастополе контролем качества предоставления населению жилищных и коммунальных услуг занимается государственный жилищный надзор. Что именно входит в функционал организации, как можно связаться с её сотрудниками и о других деталях работы Горжилнадзора рассказал начальник главного управления ведомственной структуры Дмитрий Яньков в эфире программы «Открытый город».

 

—Одна из основных ваших функций—контрольно-надзорная деятельность. С чего она начинается и по какому принципу вы работаете? К вам нужно обязательно обратиться или вы сами контролируете, как работает управляющая компания и в каком состоянии сейчас находится жилфонд?
—Надзорную деятельность нашего управления я бы разделили на два направления. Первое—это предупреждение управляющих организаций, ТСЖ и ЖСК, а также ресурсоснабжающих предприятий о нарушениях в жилищной сфере. Второе направление—это наша административная практика, которая складывается по результатам внеплановых инспекционных проверок, проводимых на основании обращений граждан, юридических лиц, органов прокуратуры и иных надзорных органов. Если любой собственник, проживающий в многоквартирном доме, недоволен деятельностью своей управляющей организации, он может обратиться к нам. Написать в социальных сетях «Одноклассники», «ВКонтакте», Instagram, а также прийти лично ко мне на приём, каждый вторник с 14 до 17 часов.
—Каким образом сейчас ведётся анализ того, как в России в целом обстоят дела с нарушением прав граждан в жилищно-коммунальном вопросе?
—И в России, и в Севастополе есть контрольно-аналитическая служба, которая занимается как раз анализом поступающих обращений. Он основывается прежде всего на сезонности. Мы понимаем: если у нас начинается отопительный сезон и ведётся телефонная «горячая линия» по теплу, мы имеем соответственный рост обращений. Плюс ко всему у нас есть две недели на пуск и наладку.
Если говорить об аналитике, которая складывается на сегодня, мы имеем значительное число заявлений по начислениям платы за жилищно-коммунальные услуги. Население считает деньги—это нормальный процесс. Например, утрированно: человек платил 100 рублей за одну услугу, а ему приходит счёт на 120. Непонятно, откуда взялись 20 рублей. Он обращается в свою управляющую организацию, а она ему не разъясняет этот порядок. И если у такого человека нет прямого договора с ресурсоснабжающей организацией, тогда милости просим к нам. Мы проведём соответствующую внеплановую проверку, разберёмся с этим вопросом и определимся, правильно начислены эти 20 рублей или неправильно. Может, это ошибка Единого расчётно-кассового центра, может, это ошибка управляющей организации. Может, там посчитали, не взяв в расчёт показания счётчиков, которые сейчас все ставят, чтобы экономить.
—Но это (увеличение таких обращений) связано с тем, что кто-то стал неправильно начислять, или с тем, что люди стали грамотнее подходить к платёжным квитанциям и изучать их?
—Различные аспекты. Где-то может быть ошибка, где-то, естественно,—требовательность людей, почему нет? Если потребитель оплачивает жилищно-коммунальные услуги в том объёме, в котором они поступают, то он хочет их иметь надлежащего качества, предусмотренные законом. Для этого мы и созданы и следим за этим. Если жилищно-коммунальная услуга не соответствует качеству, пожалуйста, обращайтесь к нам. Но если быть честным, то лучше сначала—в управляющую организацию, а потом уже к нам. Когда управляющая организация узнаёт о том, что Госжилнадзор выходит с проверочным мероприятием, то она заинтересована быстрее устранить правонарушение для того чтобы избежать наших штрафных санкций. Штраф для юридического лица—250 тысяч рублей по одному обращению и 50 тысяч—на должностное лицо.
—Доходит ли дело до суда при решении нарушений предоставления услуг? Были ли такие случаи?
—На сегодня у нас количество исковых заявлений и процессов в судах увеличилось с 40 до порядка 60 административных дел. Их нужно делить на две части. Первая—административный материал, который мы возбуждаем по штрафам, и он уходит в суды, где мы защищаем свои интересы, а в дальнейшем—и интересы собственника, который к нам обратился. И есть исковые производства, где мы напрямую защищаем права граждан. Таких исков у нас подано около 40. Главная цель—именно устранение нарушений. Жителю без разницы, сколько человек мы оштрафовали, ему важно, есть тепло в квартире или нет, есть вода или нет, он живёт в отремонтированном подъезде или нет, не течёт ли кровля. Каждый должен жить в нормальных человеческих условиях.
—А вот почему появились эти 40 исков? Всё-таки затягивалось решение?
—Есть сезонность устранения правонарушений: не смогли устранить в весенний период—пытаются устранить в летний. Получается, за сроки устранения мы вынуждены возбуждать административные дела и потом выходить в суд. Но правонарушения всё равно устраняются. Есть вопросы, когда необходимо более расширенное финансирование той или иной проблемы. И мы всё равно идём в суд и заставляем это делать.
—Насколько жители активны в вопросах контроля жилищно-коммунальных услуг?
—Жители города как раз очень активны. Они не проходят мимо проблемы. Особенно общественники. Более того, общественников очень много. Любой может прийти ко мне в жилищную инспекцию и, сдав экзамен, получить квалификационный аттестат.
—Существует такая практика, когда жильцы многоквартирных домов возвращают себе имущество, подвалы в общедолевую собственность. Как вы относитесь к этой практике?
—Начну с того, что нужно понимать, что именно жильцы возвращают в общедолевую собственность. Если это чердаки и подвалы, находящиеся в собственности государства, то есть муниципалитета,—это одна тема. Если чердаки и подвалы, которые находятся в частных руках,—другая.
—Вы имеете в виду выкупленные или взятые в аренду?
—Выкупленные конечно. Просто собственники разные: государство и частное лицо. Начнём с частного лица. Эта ситуация сложнее. По частным лицам практика практически во всех регионах не пошла, потому что закон обратной силы не имеет. Все нежилые помещения, находящиеся в частной собственности до вступления с силу Жилищного кодекса, не могут быть возвращены, либо только по решению суда, а суд принимает подобные решения исходя из материалов экспертиз, мнения жителей.
Если же нежилые помещения находятся в собственности государства, то любое имущество в многоквартирном доме может быть уменьшено (отчуждено) только по стопроцентному решению собственников. Поэтому для того чтобы вернуть в свою собственность государственное имущество, надо провести общее собрание, на котором принять объект в общую долевую собственность. Обязательно должна присутствовать управляющая организация. Далее уполномочить управляющую организацию с этим протоколом и иском выйти в суд, в данном случае ответчиком будет муниципалитет либо тот орган власти, который отвечает за распределение.
—Что делать в ситуации, когда жильцы понимают, что подъезд или другое имущество дома в плачевном состоянии?
—Если управляющая организация на обращения граждан не реагирует, значит, мы будем вмешиваться, чтобы она реагировала. Для этого у нас есть полномочия и Кодекс административных правонарушений. Хотя наша компания—не сторонник штрафов, мы стремимся решить проблему в первую очередь для жильцов. У нас есть определённые сроки для устранения тех или иных проблем. Но ремонт в подъезде должен выполняться один раз в пять лет, это 170-е правило, утверждённое Госстроем России.

Другие статьи этого номера