Чертова лестница районного масштаба

Сотрудникам МЧС тоже нужна помощь

Одно из главных предназначений географических названий (топонимов)—давать самую необходимую, максимально исчерпывающую информацию об объекте.
В Крыму, когда хотели предупредить о труднопроходимой теснине, ее называли Чертовым ущельем, или по-татарски Шайтан-Дере. Автор знает, как минимум, два Чертова оврага, один из которых (известный с детства) находится восточнее горы Крепостной в Балаклаве. Ну а большинству севастопольцев и гостей Крыма более известно такое сочетание—Чертова лестница, или Шайтан-Мердвен.

 

Маршрутом горного проёма

За 200 лет активного туристического освоения Крыма об этом горном перевале, соединяющем Байдарскую долину и Южный берег Крыма, написано немало. Достаточно вспомнить таких покорителей вершин, как А.С. Пушкин, И.П. Муравьев-Апостол, Леся Украинка, С.Г. Скиталец.
Любознательным читателям будет интересно познакомиться с перевалом в окрестностях Балаклавы, который своим грандиозным диким видом и ролью связующего звена между ЮБК и предгорьем напоминает Чертову лестницу. Находится сие творение природы в юго-западном углу Варнутской долины, недалеко от села Резервного (ранее—Кучук-Мускомья). Если смотреть на юг с Ялтинской трассы, то наш перевал—первый, считая от приметной конической горы Кильсе-Бурун, что нависает над домиками Резервного. Именно этот путь использовали жители долины для спуска к морю.
Автор предлагает пройти его сверху вниз: из Резервного в сторону Золотого пляжа. Пешеходную часть маршрута начнем на окраине села у указателя. Сюда можно подъехать на автомобиле или пройти пешком (20-30 минут) от остановки «Резервное» на Ялтинской трассе, используя общественный транспорт. Не доходя несколько десятков метров до первых домов села, сверните с асфальта на грунтовую дорогу, уходящую направо. Ваш путь в крымскую древность начался.
«Какая древность?»—могут спросить меня туристы, оглядываясь на новостройки. Но вы посмотрите под ноги: там, среди глины и почвы, можно увидеть призматические булыжники местного известняка. Это следы мощёной дороги того типа, который преобладал в горном Крыму всего 100-150 лет назад.
Приведя нас в лес, дорога расходится: правая уходит на перевал Камарчик-Богаз, а нам идти по левой. Этот отрезок пути от выхода на грунтовую дорогу и входа в лес займет у вас всего 20 минут. Еще 20-30 минут участки настоящего леса будут чередоваться с солнечными полянами, на которых с полвека назад высадили яблоневый сад. Яблони одичали, но каждый год дают урожай ароматных, хотя и терпких, желтых с красными боками плодов.
Пропускаем ответвления вправо. Одно из них резко возьмёт вправо и уведет на перевал, который лежит южнее вершины Манрамале (высота 482 метра), а второе будет уверенно вести вверх—в верховье оврага Осман-Ульген-Дере, который состоит из веерообразных притоков, берущих начало на склонах хребта Гуруш.

Эта туманная топонимика

Крымские топонимисты в своих работах часто вынуждены прибегать к таким словам, как «возможно», «вероятно». И это не из любви к туманному стилю изложения, а по причине полной неясности в вопросах о языковой принадлежности того или иного названия.
С нашим перевалом—похожая история. Отсутствие многих названий на мелкомасштабных картах привело к тому, что к настоящему времени основным источником старинных топонимов по горному Крыму стала рукописная карта исследователя-подвижника крымской топонимии Игоря Белянского (1950-2006 гг.). К сожалению, на ней в названии нашего перевала четко читаются только пять первых букв—Куршу… а следующая буква оказалась на границе страницы и читается нечетко: то ли «н», то ли «л»: «Куршун-Богаз» или «Куршул(ю)-Богаз». Соответственно, и перевод получается или «Свинцовый», или «Ясеневый».
Пока автор размышлял, какой вариант более вероятен, его величество случай подкинул в Интернете малоизвестную статью 1932 года «Гидрогеологические исследования на Южном берегу Крыма в районе Ласпи» (автор—К.П. Пирогов), где этот перевал назван своим исконным названием—Куршум-Богаз. Тюркское слово «богаз» («бугаз») переводится как «горло, проход».

«Мы постоим на этом перевале и молча двинем в новую долину»

Конечно, взойдя на перевал, необязательно вдаваться в топонимические споры. Для начала надо отдышаться и оглядеться. Перевалы по традициям местных жителей украшались жертвенниками, поклонными крестами, памятными досками, храмами.
Думается, такое религиозно-мистическое отношение было и к этому перевалу, учитывая, что, стоя на его вершине, трудно поверить в то, что он проходим,—так круто он обрывается. Следы средневекового храма пока не найдены, а на обелиск—граничный столб (синор)—может претендовать метровый выступ горной породы сразу под точкой перевала. Скала-зуб является коренным выходом слоя конгломерата, круто (под углом 60О) опускающегося в северо-восточном направлении. Очень часто перевалы перекрывались каменной стеной (знаменитые длинные стены), а иногда в этих стенах сооружали крепкие ворота, обитые железом,—«демир-капу». Автор пытался найти остатки таких стен на перевале Куршум-Богаз, но безрезультатно. Хотя небольшой вал, подковой охватывающий подход к перевалу с севера, все-таки угадывается на левом (восточном) фланге перевала.

Маршами каменной лестницы

Мы не пойдем по левой тропинке: она, сманив вас с перевала, сразу исчезнет. Спуск начнем по небольшому скальному гребню. Через 28 метров свернуть вправо вас пригласит тропа, уходящая под кроны деревьев. Она благоразумно избегает прохождения непосредственно по самому днищу оврага, прижимаясь к его правому боку. Смотрим под ноги, стараясь не наступать на мелкие, предательски убегающие из-под ног камешки; ищем каменные ступени, куда можно смело ставить ноги. Да-да, автор не оговорился: вам периодически будут попадаться настоящие ступени, часть из которых на высоту 18-25 см вырублена в горной породе.
Цемент здешнего конгломерата—не слишком прочный. Это и позволило неизвестным строителям выбивать в нем ступени. А там, где уже были природные уступы, им оставалось лишь слегка подправить.
Если Чертова лестница стала называться лестницей, скорее, из-за зигзагообразной формы ее отдельных участков, то наш перевал в своей верхней части—настоящий ступенчатый трап, «мердвен». Древние прокладчики дороги опытным путем выяснили, что для рыхлых отложений угол естественного откоса составляет 35-40°. Они повсеместно добивались меньшего наклона дорожного пути за счет изменения направления маршей то влево, то вправо. Один из самых больших пролетов—это скальная полка длиной около 40 метров. По ней, как по ребру доисторической громадины, мы перейдем на левый орографический борт ущелья, оставляя тальвег оврага справа от себя.
Теперь главное—не пропустить резкий поворот вправо, выводящий к скальному борту. Будем думать, что устроители тропы сделали это обоснованно. Интересно, что именно на этом западном обрыве ущелья автор как-то видел горе-туристов, которые хотели преодолеть их «в лоб» и попасть в Резервное. К счастью, они залезли невысоко.

Слёзы Земли

…Наша тропа, сделав последний плавный поворот вправо, выводит к каптажу источника Айясма («святая вода»). Именно так трактует написание этого слова, более знакомого севастопольцам как «Аязьма», известный российский лингвист А.К. Шапошников в книге «Топонимика Крыма-2011». Это словосочетание может означать также «святая вода», «священный источник», «благословенный, освященный». Родник дал название всему урочищу и селению, ныне исчезнувшему.
Спуск занял у нас 30-40 минут—больше, чем аналогичный спуск с Чертовой лестницы! Перевал Куршум-Богаз оказался масштабнее Шайтан-Мердвен!
Холодную вкусную воду в источнике можно считать заключительным аккордом первой части вашего путешествия. Почему первой? Да потому, что от родника можно пройти в западном направлении по дороге на перевал Камар-Богаз и далее—в Балаклаву. Можно спуститься к морю на пляжи «Инжир» или «Золотой», а при желании пройти к малоисследованной средневековой крепости Кала-Фатлар, сведения о которой можно найти на информационном стенде Большой Севастопольской тропы.
А дальнейший ваш выбор таков: либо allegro (живо и весело) спуститься к морю, либо не спеша (moderato) отправиться по Большой Севастопольской тропе в Балаклаву. Рассказы об этих уголках окрестностей Балаклавы можно найти в многочисленных справочниках и путеводителях. Путешествуйте на здоровье, без травм и происшествий!

Н. ШИК, краевед.

Фото автора.

Другие статьи этого номера